Земли общего пользования
Одна из наиболее сложных проблем современной правовой политики состоит в поисках баланса частных и публичных интересов, которые в переходной экономике то и дело вступают в конфликт между собой. В особенности это проявляется в недостаточной определенности разнообразных правовых режимов земель, среди которых, пожалуй, наиболее сложным для понимания и применения является статус земель общего пользования.
 Пункт 1, ст. 262 ГК РФ под земельными участками общего пользования понимает не закрытые для общего доступа земельные участки, находящиеся в государственной и муниципальной собственности, на которых граждане имеют право свободно, без каких-либо разрешений находиться и использовать имеющиеся на этих участках природные объекты в пределах, допускаемых законом и иными правовыми актами, а также собственником соответствующего земельного участка. Из этой формулы видно, что законодатель допускает общее пользование лишь в отношении «не закрытых для общего доступа» земельных участков, принадлежащих государству и муниципальным образованиям, причем такой доступ имеет место в виде двух взаимосвязанных правомочий:

     «неограниченного» права граждан свободно, без каких-либо разрешений находиться на таких участках;

     «ограниченного» права граждан использовать имеющиеся на этих участках природные объекты в пределах, допускаемых законом и иными правовыми актами, а также собственником соответствующего земельного участка. Следует заметить, что право пользования природными объектами на таких земельных участках предоставлено только гражданам, но не юридическим лицам. В то же время исходя из приведенной нормы Конституции РФ можно сделать вывод и о том, что сами собственники (государство или муниципальные образования) могут использовать природные объекты, расположенные на землях общего пользования, «в пределах, допускаемых законом и иными правовыми актами», однако непосредственное природопользование со стороны публично-правовых образований, не через образованные ими юридические лица, практически невозможно.

     Наряду с земельными участками общего пользования в изложенном выше понимании существуют также земельные участки со специальным режимом общего пользования, определенным в п. 2 ст. 262 ГК: если земельный участок не огорожен либо его собственник иным способом ясно не обозначил, что вход на участок без его разрешения не допускается, любое лицо может пройти через участок при условии, что это не причиняет ущерба или беспокойства собственнику.

     В этом случае возникает вопрос: к какой форме собственности на земельный участок может быть отнесен этот специальный режим? Поскольку п.1 ст. 262 ГК позволяет гражданам свободно находиться на не закрытых для общего доступа земельных участках, состоящих в государственной и муниципальной собственности, можно утверждать, что право свободно находиться на участке поглощает собой и право проходить через такие участки. Следовательно, специальный режим характеризует только земельные участки, находящиеся в частной собственности. Специальный режим таких участков является нормой, отступление от нормы возможно лишь вследствие огораживания либо иного ясного обозначения запрета входа на участок без разрешения собственника. Пределы общего пользования на участке со специальным режимом заметно более жесткие, чем на участке с общим режимом: допускается лишь проход (не проезд!) граждан через участок, нахождение на участке и использование природных объектов невозможны.

     Термины и понятия

     Понятие земельных участков общего пользования соотносительно с понятием общественных мест, которое активно используется законодательством об административных правонарушениях. Так, ст. 20.20, 20.21 и 20.22 КоАП РФ под общественными местами понимают улицы, стадионы, скверы, парки, организации культуры, физкультурно-оздоровительные, спортивные сооружения, транспортные средства общего пользования и др.

     Однако термин «общественное место» в подобных нормативных контекстах выявляет иной аспект проблемы, не имеющий прямой связи с правовым режимом земельного участка общего пользования. Под общественным местом в данном случае понимается не только земельный участок как таковой с элементами коммунальной инфраструктуры (улица, сквер, парк), но и здания и сооружения (организации культуры, стадионы и т.п.) и даже транспортные средства, которые вообще к определенному земельному участку не привязаны. Закон концентрирует внимание на недопустимости противоправного поведения (распития алкогольных напитков, потребления наркотических или психотропных средств, появления в состоянии опьянения) в местах, открытых для свободного доступа неограниченного круга лиц.

     Насколько можно судить, исходя из ст.85 Земельного кодекса РФ земельные участки общего пользования образуются исключительно из земель поселений и могут включаться в состав различных территориальных зон: жилых; общественно-деловых; производственных; инженерных и транспортных инфраструктур; рекреационных; сельскохозяйственного использования; специального назначения; военных объектов; иных территориальных зон. В соответствии с п. 12 ст. 85 ЗК РФ такие земельные участки не подлежат приватизации. К их числу отнесены по их назначению земельные участки, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, закрытыми водоемами, пляжами и другими объектами.

     В свою очередь, Градостроительный кодекс РФ говорит не о земельных участках, а о «территориях общего пользования», подчеркивая, как и ГК, возможность для неограниченного круга лиц беспрепятственного пользования ими (п. 12 ст. 1) и включая в неисчерпывающий перечень таких территорий площади, улицы, проезды, набережные, скверы, бульвары. При этом Грк РФ в подп. 2 п. 4 ст. 36 особо оговаривает, что действие градостроительного регламента не распространяется на земельные участки в границах территорий общего пользования. Это означает, что правовой режим земельных участков общего пользования, равно как и всего, что находится над и под поверхностью таких земельных участков, определяется не нормами градостроительного, а земельного, гражданского и природоресурсного законодательства. По всей видимости, такая позиция законодателя обусловлена тем, что земли общего пользования, как правило, не рассматриваются в качестве базиса для застройки и последующей эксплуатации объектов капитального строительства. Но было бы, на наш взгляд, неверным понимать земли общего пользования исключительно как незастроенные и в перспективе незастраиваемые территории. Значительное число таких земель представляют собой застроенные или по меньшей мере благоустроенные территории, в отношении которых возможна та или иная градостроительная деятельность.

     Во многих случаях ситуация складывается таким образом, что на землях общего пользования располагаются объекты незавершенного строительства или уже введенные в эксплуатацию здания, строения и сооружения, отчужденные в частную собственность в процессе приватизации. Федеральный закон от 21 декабря 2001 г. №178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» содержит общую норму (п. 1 ст. 28), согласно которой приватизация зданий, строений и сооружений, а также объектов, строительство которых не завершено и которые признаны самостоятельными объектами недвижимости, осуществляется одновременно с отчуждением лицу, приобретающему такое имущество, земельных участков, занимаемых таким имуществом и необходимых для их использования, если иное не предусмотрено федеральным законом. Но тот же Закон в п. 8 той же статьи определяет, что отчуждению не подлежат земельные участки в составе земель общего пользования (улицы, проезды, дороги, набережные, парки, лесопарки, скверы, сады, бульвары, водоемы, пляжи и другие). При этом п. 3 той же статьи говорит об обязанности собственников объектов недвижимости, не являющихся самовольными постройками и расположенных на земельных участках, относящихся к государственной и муниципальной собственности, взять в аренду либо приобрести в собственность указанные земельные участки, если иное не предусмотрено федеральным законом.

     Неопределенная ситуация

     Возникает достаточно двусмысленная ситуация: если приватизированное строение расположено на земельном участке общего пользования, обязанность выкупа земельного участка в силу п. 8 ст. 28 Закона отпадает, однако обязанность аренды этого участка в силу п. 3 того же Закона сохраняется. Действительно, при аренде земельного участка смены собственника не происходит, однако, удовлетворившись этим формальным моментом, Закон совершенно упускает из виду момент содержательный. Может ли земельный участок, переданный в аренду собственнику приватизированного здания или сооружения на нем, продолжать считаться участком в общем пользовании? Ведь согласно общему определению договора аренды (ст. 606 ГК) имущество передается во временное владение и пользование именно арендатору, а не в общее пользование неопределенному кругу лиц! Совершенно очевиден правовой парадокс, при котором арендатор земельного участка общего пользования оплачивал бы не только свое пользование участком, но и пользование этим участком любым и каждым. Таких конструкций гражданское право до сих пор не знало.

     По одному из дел арбитражный суд, рассматривая спор о признании недействительным договора выкупа земельного участка собственником расположенных на нем строений, установил одновременно два обстоятельства:

     • по данным органа архитектуры и градостроительства городской администрации, этот участок находится в общем пользовании (территория общегородского рынка);

     • по данным имущественно-земельного органа городской администрации, этот же участок в течение 8 лет до момента выкупа находился в аренде у предприятия, приватизировавшего данные строения как инфраструктуру общегородского рынка.

     Принимая решение о признании сделки приватизации недействительной, суд учитывал лишь первое обстоятельство, однако испытывал, по всей видимости, серьезные трудности в правовой квалификации второго факта, вследствие чего не дал надлежащей оценки имеющейся совокупности доказательств. В какой-то мере суд можно понять: он поставлен в трудное положение законодателем, который при составлении данной нормы упустил из виду логический закон исключенного третьего: два противоречащих суждения не могут быть не только одновременно истинными, но они не могут быть также и одновременно ложными. Если истинно одно из них, то другое необходимо ложно, и наоборот.

     Вот и получается, что если земельный участок арендован собственником находящихся на нем строений, такой участок не может сохранять статус участка общего пользования, поскольку у него появляется единственный пользователь — арендатор. А если такой единственный пользователь теоретически и практически возможен, какой смысл запрещать выкуп соответствующего участка, если интересы муниципального сообщества могут быть обеспечены путем установления постоянного публичного сервитута?

     Конечно, решение этого вопроса только за счет толкования закона суду не под силу; необходимо изменение ст. 28 Закона о приватизации, без чего в нашем законодательстве на неопределенное время будет законсервирована одна из бесконечной череды бессмысленных и вредных конструкций — аренда земельных участков общего пользования.