Заседатели, на выход!
На прошлой неделе Конституционный Суд РФ огласил Постановление № 6-П по делу о проверке конституционности ч. 3 ст. 21 АПК РФ. Чем руководствовались судьи при принятии решения и почему возник вопрос о незаконности данной нормы, специально для «эж-ЮРИСТ» рассказывает один из участников эксперимента по созданию института арбитражных заседателей, председательствующий в этом деле судья Конституционного Суда РФ, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ Михаил Иванович КЛЕАНДРОВ.
 Михаил Иванович, какова подоплека рассмотренного дела?

     — Поводом стали жалобы ЗАО «Товарищество застройщиков», ОАО «Нижнекамск-нефтехим» и ОАО «ТНК-ВР Холдинг» в Конституционный Суд РФ. Во всех трех случаях при рассмотрении дел с участием этих компаний в качестве ответчиков арбитражные суды отказали им в удовлетворении заявлений об отводе арбитражных заседателей, хотя факт зависимости последних от истцов был налицо и обстоятельства свидетельствовали об их небеспристрастности.

     Например, при рассмотрении дела по иску Правительства Москвы к ЗАО «Товарищество застройщиков» Арбитражный суд г.Москвы отказал в удовлетворении заявления ответчика об отводе арбитражного заседателя, хотя он и состоял в трудовых отношениях с Правительством Москвы. Проблема состояла в том, что ч. 3 ст. 21 АПК РФ действительно не распространяла применимый, например, в данном случае критерий служебной зависимости на арбитражных заседателей как основание для их отвода. В результате заявители обратились к нам с жалобами на неконституционность данного законоположения. В итоге мы согласились с их доводами и 25 марта признали обжалуемую норму не соответствующей Конституции РФ.

     Настолько ли был важен вопрос о беспристрастности арбитражных заседателей, чтобы выносить его на рассмотрение Конституционного Суда РФ? В нашей стране дела таким составом рассматриваются нечасто, можно сказать, что институт арбитражных заседателей сейчас не очень популярен…

     — К сожалению, это так. Но ведь через институт судебных заседателей (всех трех групп — народных (в прошлом), присяжных и арбитражных) реализуется положение ч. 5 ст. 32 Конституции, где говорится о том, что граждане Российской Федерации имеют право участвовать в отправлении правосудия. Это чрезвычайно важно! Только через институт заседателей люди могут реализовать данное конституционное право, это важный институт гражданского общества правового государства, следовательно, такое государство без него не может существовать.

     На мой взгляд, то, что институт народных заседателей фактически сведен к нулю, неправильно. Остается надеяться, что со временем эта ошибка будет исправлена. Конечно, в практике применения данного института часто допускались очень серьезные просчеты и грубейшие нарушения — в качестве примера можно привести случай, когда в одном районном центре народными заседателями для комплектации состава суда назначались лица, привлеченные к административной ответственности и осужденные на 15 суток. Конечно, когда обозначенный факт был обнаружен, пришлось пересматривать огромное количество дел. Данный случай можно назвать полнейшей дискредитацией института народных заседателей, что, однако, не означает, что они вообще не нужны.

     Что касается арбитражных заседателей, скромно замечу, что ваш покорный слуга высказал предложение о введении заседателей в арбитражный процесс еще в 1986 году на международной научно-практической конференции, проходившей в Москве.

     Пик расцвета института арбитражных заседателей пришелся на 2002 год — после принятия в 2001 году Федерального закона от 30.05.2001 № 70-ФЗ «Об арбитражных заседателях арбитражных судов субъектов Российской Федерации». С тех пор Конституционный Суд РФ не рассматривал ни одного дела, связанного с этими участниками судопроизводства. Сейчас применение институтаарбитражных заседателей значительно сужается — с их участием в прошлом году было рассмотрено всего около тысячи дел. Если учесть, что в арбитражных судах за прошлый год в целом было рассмотрено больше миллиона дел, то получается, что только каждое тысячное дело относилось к обсуждаемой нами категории. Это крайне мало. Правда, нужно учесть, что с участием арбитражных заседателей не могут рассматриваться административные дела, а могут рассматриваться только дела, вытекающие из гражданских правоотношений в первой инстанции и только в субъектах Федерации.

     К сожалению, приходится констатировать тот факт, что руководство арбитражных судов, в том числе и Высшего Арбитражного Суда РФ, уделяет проблеме применения института арбитражных заседателей очень мало внимания.

     Кардинально противоположная ситуация в других странах. Например, в Дании институт арбитражных заседателей существует более ста лет. Там эти люди называются судьями-экспертами, принадлежать к которым очень почетно. Даже состоятельные коммерсанты в своих визитках в первую очередь указывают, что они являются судьями-экспертами коммерческих судов, чем подчеркивают высокую степень доверия к ним в деловом мире и свой высокий профессионализм в определенной сфере.

     Если так мало рассматривается дел с участием арбитражных заседателей, то, может быть, данный институт потерял свою актуальность?

     — Это совсем не так! Очень часто при рассмотрении дел возникают вопросы из специальной, не юридической сферы знаний, решить которые под силу только специалисту. Например, рассматривается дело о недопоставке леса на лесоперерабатывающую фабрику. Как считать количество леса? В кубометрах ли или каким-то другим способом? Как понять, что действительно была недопоставка? Именно в таком случае и нужны арбитражные заседатели — специалисты с профессиональными знаниями в определенной сфере.

     При подборе заседателей ни о каком случайном выборе кандидатов не может быть и речи. Напротив, их ищут, подбирают руководители арбитражных судов субъектов Федерации по процедуре, изложенной в законе, как специалистов в определенной сфере, в которой они разбираются как предприниматели, а не как юристы: транспорта, связи, сельского хозяйства, капитального строительства и т. д. При этом, поскольку заседатели по процессуальным правомочиям в соответствии с законом равны судьям, им желательно (но вовсе не обязательно) иметь и юридические знания.

     Чем руководствовался КС РФ при принятии решения?

     — Причины недоверия наших заявителей к арбитражным заседателям по их делам были достаточно убедительны. Совершенно непонятно, почему арбитражные суды, видя, что имеются очень серьезные основания сомневаться в беспристрастности заседателей, отклоняли ходатайства сторон об их отводе. Формально, это позволял АПК РФ, который составлен таким образом, что не дает возможности произвести отвод заседателя даже при наличии значительных сомнений в его беспристрастности.

     Интересный момент: один из представителей государства при рассмотрении жалобы на заседании КС РФ сказал, что каждая из сторон выдвигает своего заседателя, которые их представляют и потом в дальнейшем находят решение по делу, поэтому априори некая зависимость арбитражных заседателей от сторон имеет место. Такое ощущение, что он просто перепутал порядок формирования третейского и арбитражного судов. Арбитражный заседатель ни в коем случае не может представлять интересы одной из сторон! В судах существуют определенные списки заседателей (в Интернете, в бумажном виде), в которых, помимо прочего, разъясняется, специалистом в какой сфере является тот или иной человек. Каждая из сторон выбирает заседателя из этого списка, что, однако, не означает, что он становится ее представителем.

     При рассмотрении данного дела и вынесении решения мы исходили из того, что по всем процессуальным позициям арбитражный судья равен арбитражному заседателю. Единственное их отличие в процессуальном смысле состоит в том, что заседатель не может быть председательствующим в процессе.

     Сложилась любопытная картина. Согласно ч. 1 ст. 21 АПК РФ судью могут отвести по семи основаниям, а именно если он при предыдущем рассмотрении данного дела участвовал в нем в качестве:

     1 судьи и его повторное участие в рассмотрении дела в соответствии с требованиями настоящего Кодекса является недопустимым;

     2 прокурора, помощника судьи, секретаря судебного заседания, представителя, эксперта, переводчика или свидетеля;

     3 судьи иностранного суда, третейского суда или арбитража;

     а также если он

     4 является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя;

     5 лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

     6 находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя;

     7 делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

     Арбитражному же заседателю отвод мог быть заявлен только по первым четырем основаниям из указанного списка.

     Однако мы пришли к выводу, что в этом плане все арбитражные заседатели по основаниям, которые исключают возможность для них быть предвзятыми в процессе, приравниваются к судье.

     Почему же изначально была принята такая редакция АПК РФ, которая предусматривала разные основания для отвода судьи и арбитражного заседателя?

     — Когда проект АПК РФ в этой части обсуждался в комитетах, комиссиях и на заседании Госдумы РФ, представители ВАС РФ возражали против такой редакции, понимая ее опасность, но к ним почему-то не прислушались. Ведь любой закон должен как минимум базироваться на здравом смысле. Здесь он не был сильно виден, теперь же благодаря Конституционному Суду РФ восторжествовал.

     Какие последствия признания ч. 3 ст. 21 АПК РФ не соответствующей Конституции?

     — Во-первых, это означает, что законодатель в течение 6 месяцев должен принять меры по устранению данного противоречия, а именно распространить на арбитражных заседателей те же критерии отвода, что и для судей, в соответствии с ч. 1 ст. 21 АПК РФ.

     Во-вторых, арбитражные суды уже сейчас, в этот переходный период до принятия законодателем указанных мер, могут руководствоваться нашим Постановлением и удовлетворять заявленные сторонами ходатайства об отводе арбитражных заседателей по всем основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 21 АПК РФ. То есть и в тех случаях, когда арбитражный заседатель лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо имеются иные обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности; если он находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участвующего в деле, или его представителя; если он делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.