Закрытие ИП не является освобождением от налоговых обязательств
Вести бизнес в статусе индивидуального предпринимателя многим кажется проще и комфортнее, чем с использованием юридического лица.

В любой момент можно забрать вырученные деньги и истратить их на личные цели, не мучаясь с выплатой дивидендов, а если бизнес вдруг «не пойдет» – быстро прекратить свою деятельность, сняться с учета в качестве индивидуального предпринимателя и не забивать себе голову процедурой ликвидации юридического лица. Действительно, эти плюсы налицо.

При этом многие предприниматели уверены, что они более свободны в отношении налогообложения, чем налогоплательщики-организации и могут участвовать в различных налоговых схемах в виде прикрытия для более крупного бизнеса, а также – иметь дело с «фирмами–однодневками». Такая уверенность базируется на возможности в любой момент оперативно прекратить свою деятельность, что защитит их от возможной ответственности за совершение налоговых правонарушений. Очень часто так и делается: как только начинается выездная налоговая проверка, предприниматель быстро отказывается от своего статуса и переквалифицируется в обычного «физика», надеясь избежать ответственности за налоговые грехи.
Давайте разберемся, что побуждает предпринимателя отказаться от своего статуса при возникновении угрозы налоговых претензий?

Отказаться от предпринимательства – и делу конец. Все прелести ведения бизнеса в статусе индивидуального предпринимателя сполна компенсируются спецификой его персональной ответственности за совершенные при ведении бизнеса «грехи», которая ощутимо жестче по сравнению, например, с ответственностью учредителя общества с ограниченной ответственностью. Так, если учредитель создает организацию, передав ей небольшой вклад в уставный капитал (достаточно и десяти тысяч рублей), то вся его ответственность по долгам организации ограничивается внесенным вкладом (п. 1 ст. 87 ГК РФ). При этом ответственность по долгам организации может быть возложена на учредителя только в исключительных случаях. Индивидуальное предпринимательство – совершенно другое дело: предприниматель сам за себя, у него нет фирмы, которая защитит его от кредиторов. В отличие от учредителя предприниматель несет ответственность всем своим имуществом (ст. 24 ГК РФ), в том числе и тем имуществом, которым он никогда не пользуется для извлечения прибыли, например, машина, дача, депозитный счет в банке, акции, драгоценности жены и т.п.

Нетрудно догадаться, что не имеет никакого значения, кому должен индивидуальный предприниматель – коммерческой организации либо государству, в любом случае на кон поставлено все его имущество. Поэтому когда его обвиняют в уклонении от уплаты налогов, есть риск лишиться всего нажитого. Первое, что приходит на ум индивидуальному предпринимателю, в отношении которого началась выездная налоговая проверка и который ожидает налоговых претензий по ее результатам, это прекратить свою деятельность и переквалифицироваться в «физика». Был предприниматель – нет предпринимателя, и отвечать за уклонение от уплаты налогов вроде бы некому.

Кроме того, статус индивидуального предпринимателя плох еще и тем, что не дает ему никаких привилегий при взыскании налоговых платежей, поскольку закрепленный в ст. 46 НК РФ порядок взыскания приравнивает предпринимателей не к физическим лицам, а к организациям. Это позволяет налоговому органу осуществить взыскание доначисленных сумм за счет денежных средств на счетах предпринимателя во внесудебном порядке, путем принятия решения и направления в банк инкассового поручения, на основании которого банк немедленно списывает недоимку со счета предпринимателя и отправляет ее в бюджетную систему. Если же денег на счете недостаточно, налоговики вправе принять решение о взыскании недоимки за счет другого имеющегося у предпринимателя имущества, также во внесудебном порядке путем обращения к приставам-исполнителям (ст. 47 НК РФ).

Отдельный порядок взыскания налоговых платежей установлен в ст. 48 НК РФ в отношении простых смертных граждан (не являющихся предпринимателями) в случае неуплаты ими налогов. Здесь «самоуправство» налоговых органов невозможно, поскольку взыскать с них налоги (пени, штрафы) можно только через суд.

При беглом прочтении указанных норм можно сделать вывод, что с лица, допустившего нарушения при наличии статуса предпринимателя, нельзя производить взыскание в порядке ст. 46 НК РФ (как с организации), если этот статус им утрачен уже во время проверки. А также нельзя производить взыскание и в порядке ст. 48 НК РФ (как с граждан, не уплативших налог, например, транспортный), поскольку в момент неуплаты налогов он был предпринимателем, а не просто физическим лицом. Однако в эти рассуждения закралась ошибка, и от прошлого так просто не убежишь.

Конечно же, обязанность уплатить доначисленные налоги у физического лица, отказавшего от статуса индивидуального предпринимателя, никуда не исчезает. Это неоднократно подтверждал в своих разъяснениях Конституционный суд РФ, объяснивший, что налоговому контролю и привлечению к ответственности за выявленные налоговые правонарушения подлежат физические лица независимо от приобретения либо утраты ими специального правового статуса, занятия определенной деятельностью, перехода под действие отдельных налогов или специальных налоговых режимов. Ответственность физического лица за налоговые правонарушения прекращается лишь с его смертью либо с признанием его умершим (см. постановления КС РФ от 16.07.2004 № 14-П и от 14.07.2005 № 9-П).

Арбитражные суды также указывают, что утрата статуса предпринимателя не предусмотрена в качестве основания прекращения обязанности налогоплательщика по уплате налога. Более того, статус налогоплательщика сохраняется у физического лица и после прекращения предпринимательской деятельности (постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.11.2009 № А52-1130/2009). А это означает, что проверить бывшего предпринимателя могут в течение трех лет после утраты им своего статуса (за тот период, когда он осуществлял предпринимательскую деятельность). На это неоднократно указывали суды, отмечая, что никаких препятствий для таких проверок законодательство не содержит (см., к примеру, постановление ФАС Поволжского округа от 22.07.2010 по делу № А72-19041/2009). Причем бывшим предпринимателям не помогут отговорки о том, что в связи с утратой предпринимательского статуса документы, необходимые для исчисления и уплаты налогов, утрачены или уничтожены. По общему правилу, такие документы они обязаны хранить в течение четырех лет (подп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ), и действующее законодательство не предусматривает освобождение налогоплательщика от этой обязанности в связи с прекращением предпринимательской деятельности.

Из сказанного следует однозначный вывод: при переходе физического лица из разряда индивидуальных предпринимателей в разряд граждан, не имеющих указанного статуса, налоговый орган все равно имеет право взыскивать доначисленные суммы налогов с гражданина, а также - проверять уплату налогов в период предпринимательства. Правда порядок взыскания будет не бесспорный, а судебный, т.е. для того, чтобы взыскать доначисленные суммы налогов, инспекции придется обращаться в суд общей юрисдикции. Посмотрим, насколько это хорошо, если речь идет об уклонении от уплаты налогов и обвинениях предпринимателя в построении налоговых схем.

Что суд грядущий нам готовит?

Как известно, в основном, процессы по обвинениям налогоплательщиков в недобросовестности, построении налоговых схем и связях с «однодневками» ведутся в арбитражных судах, поскольку сторонами спора являются юридические лица (налоговый орган и организация). В таком же порядке решаются споры, когда налогоплательщиком является индивидуальный предприниматель. Однако спор по поводу обоснованности доначисления налогов с физическим лицом, утратившим статус индивидуального предпринимателя, будет рассматриваться районным судом общей юрисдикции (это следует из п. 13 постановления Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8). И это ничего хорошего не сулит.

Дело в том, что судьи в этих судах практически никогда не сталкиваются с налоговыми спорами, тем более, если они возникают на почве обвинений в использовании налоговых схем (в том числе, «фирм-однодневок»), поэтому рассчитывать на их объективность можно с большой натяжкой. Большую часть усилий защите придется потратить на то, чтобы объяснить судье, о чем все-таки ведется спор, почему налогоплательщик не обязан исполнять решения налогового органа, носящие заведомо незаконный характер. Причем суды общей юрисдикции не хотят принимать во внимание ни сложившую арбитражную практику, на постановления ВАС РФ, поскольку для них обязательными являются исключительно решения Верховного суда. Кроме того, для суда общей юрисдикции нормальной является практика по вызову свидетелей через участкового милиционера, что практически невозможно для арбитражного суда. Посудите сами, насколько могут быть неблагоприятны для налогоплательщика показания свидетеля, которого привел в суд участковый. Все это затрудняет процесс и делает его довольно непредсказуемым.

Также следует учесть: в силу своей специфики, в том числе и ввиду того, что суды общей юрисдикции являются главными судебными органами при рассмотрении уголовных дел, они имеют явный прогосударственный уклон судопроизводства, т.е. по психологическим причинам у судей складывается мнение, что все граждане пытаются обмануть государство и скрыться от его справедливого возмездия. Без квалифицированной юридической помощи здесь не обойтись, причем «выйти сухим из воды» помогут только юристы, специализирующиеся именно на налоговых спорах и имеющие опыт представительства в судах общей юрисдикции.