Законодательные инициативы ВАС РФ
В настоящее время идет работа над поправками в Закон о статусе судей. Изменения коснутся различных сфер деятельности судейского сообщества. Чем вызвана необходимость внесения изменений, в каком направлении, по мнению ВАС РФ, будут развиваться специализированные административные суды, нужны ли они судебной системе в целом, какие ожидаются поправки в Закон об адвокатуре — об этом рассказывает руководитель Аппарата Высшего Арбитражного Суда РФ ИГОРЬ АЛЕКСАНДРОВИЧ ДРОЗДОВ.

     В настоящее время обсуждается вопрос о создании административных, налоговых, патентных и иных специализированных судов. Каков вектор совершенствования правосудия? Какого мнения в данном вопросе придерживается ВАС РФ?

     — Верховный Суд РФ активно поддерживает позицию создания административных и ювенальных судов. Административная юстиция напрямую затрагивает деятельность ВАС РФ и очень тесно с ней связана. Поэтому скажу сразу — мы против создания административных судов. Административные дела рассматриваются как в судах общей юрисдикции, так и в арбитражных судах. Создание же единой системы административных судов создает предпосылку монополизации соответствующей деятельности в рамках судов общей юрисдикции.

     Арбитражные суды, на мой взгляд, в настоящее время более приспособлены к быстрому и качественному рассмотрению споров между налоговыми, таможенными, иными органами публичной власти и субъектами предпринимательской деятельности. Тому немало причин. Это особенности и арбитражной инстанционной системы, и правил арбитражного процесса.

     Естественно, административное судопроизводство должно развиваться, но это не означает, что для достижения этой цели необходимо создавать специализированные административные суды. Соответствующая специализация может развиваться и при существующей модели судоустройства. Так, в системе арбитражных судов уже давно работают коллегии по административным спорам. Другое дело, что должны совершенствоваться правила АПК РФ об административном судопроизводстве. И мы этим занимаемся. Соответствующие предложения разрабатывает постоянная рабочая группа по совершенствованию АПК.

     Если говорить о налоговых судах, то на данном этапе, полагаю, достаточно наличия в большинстве судов судебных составов, специализирующихся на рассмотрении налоговых споров. Что же касается создания патентных судов, то в этом тоже вряд ли есть какая-либо необходимость. Как правило, в судах есть судьи, которые специализируются на рассмотрении соответствующей категории дел. Кроме того, в общей массе доля споров в сфере интеллектуальной собственности занимает пока далеко не первое место.

     Сегодня крайне актуален вопрос о подготовке IV части ГК РФ. Есть ли у ВАС РФ свои инициативы? Входят ли судьи ВАС РФ в рабочую группу разработчиков?

     — Не хотелось бы забегать вперед, но могу заметить, что одна из судей нашего суда принимает активное участие в разработке IV части ГК РФ. Поэтому лично у меня нет опасений, что мнение ВАС РФ будет не учтено законодателем. Что касается спора о том, нужна ли IV часть ГК РФ, то мне ответ кажется очевидным. Наличие кодифицированного гражданского законодательства, включающего в том числе нормы об интеллектуальной собственности, безусловно, облегчит правоприменительную деятельность. На мой взгляд, сейчас существует реальный шанс наконец-то закончить работу по кодификации гражданского законодательства, которая была начата более 10 лет назад.

     Игорь Александрович, расскажите, пожалуйста, о готовящихся изменениях в Закон о статусе судей, чем эти изменения были обусловлены?

     — Высший Арбитражный Суд внес в Госдуму два законотворческих предложения. Первое касается судьбы судей, которые работают в упраздняемых Арбитражном суде Пермской области и Арбитражном суде Коми-Пермяцкого автономного округа. Исходя из положений действующего законодательства эти судьи могут быть не переназначены во вновь образуемый суд Пермского края. Получается, их полномочия будут прекращены помимо их воли при отсутствии каких-либо дискредитирующих оснований. Между тем известно, что судьи назначаются пожизненно, точнее говоря, до достижения ими предельного возраста пребывания в должности судьи, и досрочно полномочия судьи могут быть прекращены либо по его желанию, либо помимо его воли при наличии дисциплинарного проступка.

     Возникла новая, не предусмотренная законодательством ситуация, когда полномочия судей прекращаются досрочно в связи с упразднением судов. Необходимо каким-то образом защитить интересы этих судей. Включить в закон механизм автоматического переназначения судей во вновь образуемый суд на данном этапе невозможно — это противоречит подходу, изложенному в Законе об образовании Пермского края. Зато можно предложить судьям какие-то социально-экономические гарантии, в частности касающиеся назначения пожизненного содержания. Так, наш проект предполагает назначение пожизненного содержания судье упраздняемого или реорганизованного суда в том случае, если он проработал в должности не менее 10 лет. Этот срок ниже, чем тот, который предусмотрен для назначения пожизненного содержания судье по общему правилу.

     Если говорить о другой законодательной инициативе, то она касается так называемой проблемы 2007 года, когда истекает шестилетний срок полномочий большинства председателей и заместителей председателей судов. В данном случае, учитывая сложную процедуру назначения судей — прохождение ими не только Высшей квалификационной коллегии, но и кадровой комиссии Президента РФ, — а также время, которое проходит до выхода Указа Президента РФ, может сложиться ситуация, при которой шестилетний срок полномочий председателя суда истек, а новый председатель еще не назначен. Смысл законопроекта, внесенного ВАС, состоит в том, чтобы председатель или его заместители могли осуществлять свои полномочия до тех пор, пока они не будут переназначены либо на их должности не будут назначены новые лица.

     В проекте внесения изменений в Закон о статусе судей предполагается следующее изменение: сведения о доходах и имуществе судьи должны стать достоянием общественности, то есть при назначении на должность судья будет обязан предоставлять эти сведения не только в налоговые органы, но и по запросам российских СМИ. Будет ли эта поправка включена в законопроект?

     — Пока в Госдуму этот законопроект не внесен. Он обсуждался на Президиуме ВАС, но было принято решение о необходимости его доработки. Суть в том, что судьи должны декларировать свои доходы и принадлежащее им имущество. Но было бы неправильно подчинить судей тем правилам, которые существуют применительно к государственным служащим и закреплены в Законе о госслужбе. Судьи имеют особый статус, принадлежат к самостоятельной ветви государственной власти, а значит, и порядок их отчета (а декларирование — форма такого отчета), должен быть особым.

     Речь должна идти о подаче судьей декларации не в налоговые органы, а в суд, где он работает. Такой подход, по моему мнению, как раз подчеркивает независимость судебной власти и в то же время предусматривает наличие контроля. Законопроект оговаривает, что вышестоящие суды (ВАС РФ, ВС РФ), а также Высшая квалификационная коллегия судей в любой момент могут затребовать эти декларации из соответствующего суда для проведения проверки: например, в случаях, когда судья участвует в конкурсе на замещение должности председателя или заместителя председателя суда.

     Что же касается возможности публикации этих данных в СМИ, включая личную информацию о судье, то, учитывая специфику межличностных отношений в обществе в наши дни, нет единого мнения, стоит это делать или нет. Хотя следует отметить, что, например, в США соответствующая информация размещается в Интернете.

     Уважаемый Игорь Александрович, как известно, готовятся поправки к Закону об адвокатуре, которые коснутся и проблемы судебных издержек. В предыдущем выпуске «эж-ЮРИСТ» (№ 15, 2006 г.) мы публиковали мнение ФПА РФ. Какова позиция ВАС РФ в отношении поднятых проблем?

     — Согласно ч. 1 ст. 110 АПК судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны. Расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. Применение этой нормы на практике сводится к тому, что с проигравшей стороны расходы на представителя взыскиваются в минимальном размере или вовсе не взыскиваются. И причина отчасти и в том, что доказывание их фактического размера затруднительно. Клиент по договоренности с адвокатом в принципе может заявить в суде любую по величине сумму расходов, не подлежащую проверке, для последующего взыскания с проигравшей стороны. Во избежание нарушения интересов проигравшей стороны суды существенно ограничивают размер взыскиваемых расходов, уходя в другую крайность, поскольку размер взыскиваемых расходов оказывается существенно ниже фактических. То, что эти расходы не взыскиваются, ненормально и в итоге приводит к тому, что для проигравшей стороны — истца судебный процесс оказывается практически бесплатным. Даже в случае проигрыша дела истец ничего не теряет, за исключением «символической» пошлины, уплачиваемой при подаче искового заявления или жалобы. И это влечет за собой необоснованные обращения в суд, в частности, в случаях, когда сторона тем самым затягивает разрешение существующего спорного отношения либо не стремится разрешить спор в досудебном порядке.

     Зарубежная практика свидетельствует, что большинство споров разрешается в досудебном порядке. Причина тому – дорогостоящий судебный процесс, цена которого складывается в том числе из услуг адвоката. Поэтому спорящие стороны переносят спор в суд только в исключительных случаях, когда досудебными способами разрешить его невозможно. Такого рода «фильтр», в том числе в виде потенциальной угрозы взыскания с проигравшей стороны издержек на адвокатов, существенно снижает нагрузку на судей, а значит, позволяет более вдумчиво сосредоточиться на разрешении сложных дел.

     Одним из способов увеличения размера взыскиваемых расходов является установление четких критериев их определения. Таковыми, по мнению Высшего Арбитражного Суда, могут быть опубликованные ставки адвокатов.

     Однако адвокаты поначалу были не вполне с этим согласны. Почему?

     — Адвокаты подумали, что суд хочет контролировать их доходы. Это не так. Мы не ставим перед собой задачу помочь налоговым органам обложить налогами адвокатов. Наша цель — создать объективный масштаб разумности расходов, которые мы будем взыскивать в наших судах. И в поисках решения этой задачи мы обратились к опыту ряда европейских стран, где ставки адвоката публикуются и он обязан по этим ставкам оказывать услуги.

     Адвокаты также выступили против отмены гонорара успеха, которую предполагает европейский опыт. Мы рассмотрели замечания адвокатов и решили, что не стоит целиком заимствовать европейскую модель и лишать адвокатов возможности заключать договоры на гонорары успеха. Адвокаты могут и не применять данные ставки, и использовать другие принципы для определения стоимости своих услуг. Однако в этом случае доверитель должен знать, что соответствующие суммы не могут быть взысканы с проигравшей стороны в качестве его расходов на представителя.

     Но, как нам кажется, предложенные нами меры работают и в интересах самих адвокатов. Если суды начнут эффективно взыскивать расходы на адвоката, то сторона, которая нанимает адвоката, будет иметь шанс их компенсировать и, следовательно, охотнее будет обращаться к услугам адвокатов.

     Как предлагается публиковать эти ставки?

     — Желательно, чтобы эти ставки были известны в адвокатской палате, в которой состоит адвокат. Разумеется, они должны быть вывешены в том месте, где адвокат принимает клиентов.

     Будут ли эти ставки унифицированными или все-таки будут учитывать квалификацию каждого адвоката и сложность дел, которые они ведут?

     — Мы ни в коем случае не собираемся устанавливать единую ставку для всех. В каждом конкретном деле будут учитываться ставки каждого конкретного адвоката. Только для этого и нужны публикации его ставок, а никак не для вычисления среднего арифметического из ставок всех адвокатов. Это было бы некорректным.