За следствием следит суд
Мы все знаем, что ограничение конституционных прав граждан допускается только на основании судебного решения. Но судьи не всесильны и не в состоянии выполнить всех поставленных перед ними задач, то есть защитить как права и интересы отдельной личности, так и общества в целом. Тем не менее практика применения судами норм Конституции РФ, уголовно-процессуального права и других законов позволила выработать те критерии обоснованности, законности и справедливости, которые в определенной мере позволяют гарантировать как достижение целей уголовного преследования, так и соблюдение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина.
Ценность перечисленных в ст. 23, 25, ч. 3 ст. 35 Конституции РФ прав и свобод человека и гражданина в правосознании нашего общества настолько велика, что по общему правилу любому их умалению должен предшествовать акт превентивного судебного контроля, именуемого в силу его значимости в теории процесса статутным.
     Суды приступили к охране вышеперечисленных конституционных прав, не дожидаясь внесения изменений в отраслевое законодательство. 24.12.93 Пленум ВС РФ принял историческое по своей важности постановление № 13 «О некоторых вопросах, связанных с применением ст. 23 и 25 Конституции РФ», которое предписывало судам рассматривать все материалы, связанные с ограничением перечисленных в ст. 23 и 25 прав граждан.
     Прошли годы, конституционные положения нашли свое закрепление в отраслевом законодательстве. Правила осуществления статутного контроля применительно к избранной теме содержатся в п. 4—9, 11 ч. 2 ст. 29, ст. 12—13, 115—116, 165, 176—177, ч. 3 ст. 178, ч. 3 ст. 182, ч. 3 ст.183—186 в УПК РФ, ст. 8 ФЗ от 12.08.95 №144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».
     Несмотря на то, что статутный судебный контроль — явление в судопроизводстве массовое, процедура его осуществления далека от совершенства.
     Прихоть или необходимость?
     Поводом к рассмотрению в суде вопроса о возможности производства следственного действия (здесь и далее также процессуального действия, ограничивающего конституционные права, свободы человека и гражданина) является соответствующее ходатайство следователя, поданное в суд с согласия руководителя следственного органа (п. 3 ч. 1 ст. 38, п. 4 ч. 1 ст. 39, ч. 1 ст.165 УПК РФ), или дознавателя, поданное в суд с согласия прокурора (п. 5 ч. 2 ст.37, п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ).
     В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость существенного ограничения конституционных прав граждан.
     Порочной является практика, когда органы предварительного расследования в своих ходатайствах о проведении следственных действий ограничиваются безмотивной констатацией указанных выше обстоятельств или же их перечислением. В то же время следует признать отсутствие в юридическом обороте необходимого понятийного аппарата, который, впрочем, легко может быть пополнен соответствующими терминами и формулировками, почерпнутыми из правоприменительной практики других государств, особенно если выработанные правовые позиции приобрели статус общепризнанных принципов и норм международного права. На подобное творческое заимствование ведущих правовых идей суды ориентированы Конституцией РФ, ч. 3 ст. 1 УПК РФ и Постановлением Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ».
     В резолютивной части постановления должно быть четко указано, о разрешении проведения какого именно следственного действия просит автор документа, где оно должно быть проведено, какую информацию доказательственного характера в результате данного следственного действия он рассчитывает получить.
     Например, следователь, ходатайствующий о получении разрешения на производство обыска, должен указать, в каком помещении будет произведен обыск, какие предметы он рассчитывает изъять.
     Если следователь ходатайствует о получении разрешения на проведение процессуального действия (наложение ареста на имущество), то он должен указать, какое именно имущество и какой стоимостью он намерен арестовать.
     К ходатайству следователя о необходимости проведения следственных действий в обязательном порядке прилагаются ксерокопии:
     постановления о возбуждении уголовного дела (при необходимости — постановления о принятии его к производству, постановления о производстве предварительного следствия следственной группой);
     процессуальные документы, обосновывающие необходимость их проведения. В их число могут входить: протоколы опознаний, очных ставок, допросов потерпевших и свидетелей, заключения экспертиз и другие документы, перечисленные в ст. 74 УПК РФ.
     Материалы, представляемые органами предварительного расследования в качестве материально-правового обоснования к удовлетворению ходатайства на производство следственного действия, в обязательном порядке подлежат проверке судьей по правилам, предусмотренным ст. 75 УПК РФ. Все приобщаемые к ходатайству о разрешении на проведение следственного действия ксерокопии документов должны быть хорошего качества и надлежащим образом заверены.
     Следователь, знай свое место
     По общему правилу место производства предварительного расследования предопределяет и место рассмотрения ходатайства о разрешении проведения следственного действия. Исключением из данного правила являются случаи, когда по обстоятельствам дела следственные действия проводятся далеко от места проведения предварительного расследования. В таких случаях закон предписывает следователю обратиться в суд с ходатайством о разрешении проведения следственного действия по месту проведения расследования.
     Если выдача судом разрешения на производство следственного действия сопряжена с необходимостью обсуждения вопросов, содержащих государственную тайну, то по правилам, указанным в п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ, ходатайство рассматривается судом субъекта Российской Федерации.
     Так, Постановлением Мурманского областного суда от 23.12.2003 было разрешено прослушивание телефонных переговоров Д. сроком на 180 суток. Постановлением Мурманского областного суда от 20.01.2004 разрешено получение сведений о входящих и исходящих соединениях абонента.
     В надзорной жалобе Д. просил отменить состоявшиеся судебные решения, поскольку, по его мнению, постановление о проведении следственных действий является незаконным и необоснованным, кроме того, оно должно было быть вынесено районным судом по месту проведения следственных действий.
     Судья ВС РФ в возбуждении надзорного производства отказал, мотивируя это тем, что:
     основанием для принятия судом постановления о разрешении проведения следственных действий послужило то обстоятельство, что в распоряжении следственных органов имелась оперативная информация о преступной группе, лидером которой являлся Д.;
     постановления о разрешении прослушивания телефонных переговоров вынесены судьей суда субъекта Российской Федерации, так как в силу п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ ему подсудны материалы, составляющие государственную тайну, а деятельность органов, осуществлявших прослушивание, регламентируется Законом о государственной тайне (Постановление ВС РФ от 12.02.2006 № 34-у05-189).
     Проверка готовности
     Судья, рассматривающий ходатайство о выдаче разрешения на проведение следственного действия, обязан лично убедиться, что:
     в производстве органов предварительного расследования действительно имеется уголовное дело, по которому проведение следственного действия, ограничивающего конституционные права человека и гражданина, необходимо;
     постановление о возбуждении данного уголовного дела вынесено уполномоченным на то лицом и оформлено надлежащим образом (ст. 146 УПК РФ);
     все графы в бланке постановления о возбуждении уголовного дела, принятии его к производству заполнены, необходимые подписи имеются, сомнений в их достоверности нет;
     возбужденное уголовное дело надлежащим образом зарегистрировано, ему присвоен соответствующий номер.
     Если уголовное дело, по материалам которого производятся следственные действия, выделено в отдельное производство из другого дела, то необходимо проверить: не были ли при этом нарушены нормы уголовно-процессуального закона, произведено ли выделение дела уполномоченными на то лицами, зарегистрировано ли выделенное дело надлежащим образом.
     После этого следует убедиться, что сроки предварительного следствия либо дознания (ст. 162, 223 УПК РФ) к моменту рассмотрения ходатайства не истекли.
     В случае, когда уголовное дело возбуждено одним лицом, а ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия подано другим, необходимо проверить, принято ли оно последним к производству. Если производство предварительного расследования осуществляется следственной группой, то судья должен проверить факт участия лица, принесшего ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия, в данной следственной группе, наличие у него соответствующих процессуальных полномочий, для чего необходимо проанализировать постановление о производстве предварительного следствия следственной группой.
     После этого судья должен выяснить, не имеется ли поводов к прекращению дела по основаниям, перечисленным в ст. 24 УПК РФ.
     Далее осуществляется проверка необходимости проведения следственного действия, ограничивающего конституционные права, в процессуальном плане, для чего анализируются имеющиеся в деле документы. При этом нужно проследить, чтобы все графы в бланках процессуальных документов были заполнены, необходимые подписи участников процесса в них имелись, сомнений в их достоверности не было.
     Судья, осуществляющий статутный контроль, обязан помнить о правилах ст. 52 УПК РФ, в соответствии с которыми общий порядок следственных действий в отношении лиц, занимающихся определенными видами публичной деятельности, применяется с рядом оговорок.
     Б. был зарегистрирован кандидатом в депутаты представительного органа местного самоуправления г. Биробиджана. Органами предварительного расследования в отношении него было возбуждено уголовное дело по месту жительства и в гараже проведены обыски. Б. обжаловал действия органов предварительного расследования в суде. Городской суд Биробиджана жалобу удовлетворил, указав, что органы предварительного расследования нарушили правила возбуждения уголовных дел в отношении кандидатов в депутаты.
     Как видим, органы предварительного расследования упустили из виду факт существования повышенных средств процессуальной защиты в отношении определенных категорий граждан.
     Судебная коллегия по уголовным делам кассационным определением от 18.09.2003 отменила постановление Красноярского краевого суда от 16.07.2003 о проведении обыска в квартире и служебном кабинете депутата Законодательного собрания Красноярского края Н., поскольку обыски в отношении депутата законодательного органа субъекта Федерации могут проводиться при условии, что в отношении него возбуждено уголовное дело либо он привлечен к уголовной ответственности в качестве обвиняемого. Ни того ни другого сделано не было. Производство по материалу в отношении Н. было прекращено.
     Красноярский краевой суд совершил в данном случае весьма распространенную ошибку: не проанализировал правовой статус Н., определенный в ст. 52 УПК РФ.
     Жесткие сроки
     Постановление о возбуждении ходатайства о получении разрешения на проведение следственных действий подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента поступления материалов в суд (ч. 2 ст. 165 УПК РФ).
     В каждом районном суде ведется специальная книга учета, в которой указываются не только дата, но и время поступления материала и рассмотрения ходатайств.
     Рассмотрение ходатайства о получении разрешения на проведение следственного действия производится судьей районного суда единолично.
     По собственной инициативе в судебном заседании вправе принять участие прокурор, следователь или дознаватель (ч. 3 ст.165 УПК РФ). Если последние своевременно изъявили такое желание, то судья, рассматривающий материал, не в праве отказать им в этом.
     Судья, приняв к производству ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия, должен сделать все необходимое, чтобы своевременно уведомить участников процесса о предстоящем судебном заседании. Судебное заседание должно быть начато в пределах 24 часов с момента поступления материала в суд и с учетом возможности реальной явки участников процесса к началу слушания материала по возбужденному ходатайству. Форма уведомления участников процесса о предстоящем разбирательстве должна гарантировать их своевременную явку в судебное заседание при наличии у них соответствующего желания. С учетом краткости установленных в законе сроков представляется, что формами уведомления могут быть телеграф, различные виды электронной связи, доставка повесток нарочным с последующим подтверждением этого факта по телефону.
     Неявка без уважительных причин прокурора, следователя или дознавателя, своевременно извещенных о начале судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства.
     Срок, указанный в ч. 2 ст. 165 УПК РФ, пресекательным не является, поэтому ходатайство о получении разрешения на проведение следственного действия может быть рассмотрено и после его истечения.
     Практика нестабильна
     Рассмотрев ходатайство о получении разрешения на производство следственного действия, судья выносит постановление о разрешении производства следственного (процессуального) действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа (ч. 4 ст. 165 УПК РФ). Постановление должно полностью отвечать требованиям, предъявляемым к такого рода документам (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).
     Резолютивная часть постановления судьи должна содержать указание на то, проведение какого именно следственного действия разрешено, в каком месте и в целях получения каких именно доказательств.
     Разрешая наложение ареста на имущество, судья указывает его местонахождение, принадлежность, стоимость.
     Выдавая разрешение на проведение любого следственного действия, разрешая наложение ареста на имущество, судья должен минимизировать возможность ограничения прав и интересов лиц, не имеющих отношения к производству по уголовному делу.
     Количество жалоб на постановления судей, выносимые в порядке ст. 165 УПК РФ, минимально. В то же время практика проведения обысков в банках, учреждениях, ведущих аудиторскую деятельность, помещениях, занимаемых адвокатами, еще далека от стабильности.
     Судья Набережночелнинского городского суда (Республика Татарстан) отказал следователю в рассмотрении ходатайства о производстве обыска в коммерческом банке «Э» (г. Москва) в рамках расследования по уголовному делу, ссылаясь на то, что разрешение на производство обыска суд может давать лишь в случае, если он проводится в жилище. Необходимые же для производства выемки данные о конкретных физических лицах, чьи вклады и счета интересуют следствие, в кредитном учреждении отсутствуют.
     В феврале 2004 г. в помещении коммерческого банка «Э» на основании санкционированного прокурором постановления следователя работниками милиции в целях выявления лиц, причастных к совершению особо тяжкого преступления, был проведен обыск, в ходе которого были изъяты расходные кассовые документы и выписки из корреспондентских счетов, указывающие на физических лиц — клиентов этого банка.
     Рассмотрев данную проблему по жалобам заинтересованных лиц, КС РФ определил, что положения ч. 2 и 4 ст. 182 УПК РФ в системе действующего уголовно-процессуального регулирования предполагают необходимость принятия судебного решения о выемке и изъятии путем проведения обыска предметов и документов, содержащих информацию о вкладах и счетах в банках и иных кредитных организациях (Определение КС РФ от 19.01.2005 № 10-О).
     По другому делу ООО «Аудиторская фирма «А» оспорила конституционность находящихся в нормативном единстве положений ст. 7 «Законность при производстве уголовного дела» и ст. 75 «Недопустимые доказательства» УПК РФ, предусматривающих, что нарушение норм данного Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет признание полученных доказательств недопустимыми, а также ч. 3 ст. 183 «Основания и порядок проведения выемки» УПК РФ, согласно которой выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится с санкции прокурора.
     На основании постановления следователя прокуратуры г. Москвы в июле 2004 г. в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту преднамеренного банкротства государственного унитарного предприятия «Г», была произведена выемка сервера ООО, который содержал сведения об операциях этого агентства и иных аудируемых фирмой лиц. Суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении жалобы заявителя на действия сотрудников прокуратуры, а его кассационная и надзорные жалобы на соответствующее решение суда отклонены.
     КСРФ, рассмотрев обозначившуюся правоприменительную проблему по жалобам заинтересованных лиц, определил: взаимосвязанные положения ст.7, 75 и ч. 3 ст. 183 УПК РФ — в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из ранее принятых и сохраняющих свою силу решений КС РФ, и в нормативном единстве с п. 4 ст. 8 Федерального закона от 07.08.2001 № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности» — не предполагают возможность осуществления выемки предметов и документов, содержащих аудиторскую тайну, в рамках производимых следственных действий по уголовному делу без принятия об этом специального судебного решения (Определение КС РФ от 02.03.2006 № 54-О).
     Обратим внимание на еще один вывод КС РФ. Рассмотрев жалобу ряда граждан, КС РФ определил, что ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ в их конституционно-правовом истолковании, вытекающем из сохраняющих свою силу решений КС РФ, и в системном единстве с положениями п. 3 ст. 8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» не предполагают возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения (Определение КС РФ от 08.11.2005 № 439-О).
     Вышеприведенные судебные решения полностью соответствуют общепризнанной практике, согласно которой выемки и обыски в банках и помещениях, занимаемых адвокатами, осуществляются только на основании судебного решения. В то же время суды признают законными обыски в помещениях, занимаемых адвокатами, если лица, проводившие следственные действия, сведениями об этом не располагали.
     Адвокат Р. в порядке ст. 125 УПК РФ поставил вопрос о признании незаконным обыска, проведенного 26.04.2007 в его служебном кабинете без судебного решения. О том, что обыск производится в помещении адвоката, сотрудники милиции знали, поскольку у входа в здание имеется соответствующая табличка.
     Оставив заявление адвоката без удовлетворения, судья указал следующее.
     Представленный материал свидетельствует о том, что следователем в рамках расследуемого им дела было вынесено постановление о проведении обыска в помещении офиса ООО «ДК».
     Специального разрешения следователем на обыск в кабинете адвоката получено не было, поскольку у сотрудников милиции отсутствовала информация о том, что в данном помещении расположен также офис филиала «Адвокатская консультация «Ф» Московской коллегии адвокатов «З». Присутствовавшая при обыске Е. представилась секретарем ООО, о нахождении в этом же помещении кабинетов, занимаемых адвокатами, она ничего не сообщила. Из протокола обыска следует, что он был проведен только в помещении ООО.
     Стороной обвинения представлены и другие доказательства, подтверждающие, что следователь, вынесший постановление о производстве обыска, и лица, его производившие, информацией о том, что некоторые кабинеты в ООО занимали адвокаты, не располагали (постановление судьи Нагатинского районного суда г. Москвы от 26.06.2007).
     Неправильное прочтение судьями положений уголовного процессуального закона ведет к ограничению прав органов предварительного расследования на проведение обысков.
     Старший следователь СК МВД РФ с согласия соответствующего руководителя следственного органа обратился в Тверской районный суд г. Москвы с ходатайствами о разрешении на проведение обысков в помещениях ряда банков.
     Судья Тверского районного суда, отказав в удовлетворении всех ходатайств, в своих постановлениях указал следующее:
     «Проведение обыска в кредитной организации является исключительной и чрезвычайной мерой, так как изначально способно привести к нарушению уставной деятельности банка, подорвать к нему доверие со стороны граждан и юридических лиц, нарушить банковскую тайну в отношении неопределенного круга лиц, нанести непоправимый ущерб деловой репутации и имиджу банка, привести к оттоку капиталов из банка, что в итоге способно поставить банк на грань банкротства.
     Никаких документов, могущих указывать на то, что Центральным банком РФ у банка отзывалась лицензия на осуществление банковских операций, в суд не представлено, уголовное дело по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность) не возбуждалось.
     Таким образом, настоящее ходатайство следователя назначению уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК) не отвечает, а его удовлетворение судом могло бы привести к неоправданному ограничению либо нарушению прав и законных интересов лиц, не имеющих отношения к данному уголовному делу, что целям проведения обыска (ст. 182 УПК РФ) заведомо не соответствует» (постановление судьи Тверского районного суда по уголовному делу от 12.09.2007 № 169277).
     Доступное решение
     Копия постановления о разрешении на проведение конкретного следственного действия немедленно вручается под роспись лицу, ходатайствовавшему о его проведении. Постановление о разрешении на проведение конкретного следственного действия изготавливается как минимум в четырех экземплярах, первый из которых должен находиться в материалах судебно-контрольного производства, второй — в материалах уголовного дела, третий — у участников процесса, четвертый — в надзорном производстве. Постановление судьи о разрешении проведения конкретного следственного действия подлежит немедленному исполнению.
          Факт вручения копии постановления заинтересованным лицам удостоверяется письменной отметкой. Если заинтересованные участники процесса выразили желание обжаловать результаты рассмотрения ходатайства о проведении конкретных следственных действий, то по их письменному заявлению им должна быть выдана копия соответствующего документа.