Внедоговорный вред
Случайное повреждение имущества одной организации действиями другой, решение местных властей, нанесшее урон или убыток своими последствиями, — все это вызывает массу вопросов и споров. Ответы на самые интересные вопросы содержит Обзор практики рассмотрения дел о возмещении внедоговорного вреда, одобренный на заседании президиума Семнадцатого арбитражного апелляционного суда 21 марта 2008 года.
 При взыскании ущерба солидарно с нескольких ответчиков необходимо установление причинно-следственной связи между действиями каждого ответчика в отдельности и наступившими последствиями (дело № А50-1975/2007).

     Общество «У» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании солидарно с общества «К», общества «Л», общества «Д» и общества «Э» ущерба, причиненного повреждением принадлежащего истцу кабеля.

     По инициативе «К» работники «Э» и «Д» проводили работы по переносу шлагбаума, принадлежащего «Л». В результате работ, не согласованных с истцом в соответствии с Правилами охраны линий и сооружений связи РФ, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 09.06.95 № 578, были повреждены линии связи, принадлежащие истцу. По данному факту истцом составлен акт о нарушении правил. Поскольку претензии истца о возмещении ущерба, оставлены ответчиками без удовлетворения, истец обратился в суд.

     Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены.

     Взыскивая ущерб солидарно со всех ответчиков, суд исходил из того, что «К», являясь заказчиком работ по переносу шлагбаума, не согласовало с истцом проведение работ в соответствии с п. 18 Правил, «Л», не убедившись в таком согласовании, дало разрешение на перенос шлагбаума, «Д» и «Э» начали проведение работ по переносу шлагбаума без соответствующих согласований и разрешений, нарушили комплексную безопасность при проведении работ.

     Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции изменено. Апелляционный суд на основании ст. 1064, а также ст. 1080 ГК РФ, предусматривающей ответственность за совместно причиненный вред, взыскал сумму ущерба солидарно с «К» и «Д», указав, что «К» в нарушение требований п. 18 Правил не приняло мер для выявления мест расположения подземных линий связи, не получило согласие истца на выполнение работ, а «Д», непосредственно исполнявшее работы в день повреждения кабеля, не убедилось перед выполнением работ в наличии такого согласия. Причинение ущерба истцу находится в причинно-следственной связи с действиями этих ответчиков. При наличии иных условий для привлечения к деликтной ответственности исковые требования подлежат удовлетворению в отношении указанных лиц.

     В иске к «Л» и «Э» апелляционным судом отказано.

     Суд отметил, что указанными лицами при организации и выполнении работ по переносу шлагбаума также не было получено согласие истца, однако работы проводились ими ранее дня повреждения кабеля. Нарушение «Л» и «Э» требований Правил не является причиной повреждения линии связи. Следовательно, основания для привлечения указанных лиц к ответственности отсутствуют.

     Суд кассационной инстанции признал выводы суда апелляционной инстанции обоснованными.

     Признание акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительными, действий (бездействия) их должностных лиц незаконными не является достаточным основанием для привлечения их к ответственности за причинение вреда. Суду следует установить совокупность условий, необходимых для привлечения к деликатной ответственности (дело №А50-7592/2006, А71-3649/2006, А50-3202/2007).

     Предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к управлению финансов администрации муниципального района о взыскании убытков, связанных с изъятием имущественного комплекса.

     Управлением было издано распоряжение об изъятии у предприятия имущественного комплекса и закреплении его на праве хозяйственного ведения за другим юридическим лицом. Решением арбитражного суда предприятие признано банкротом. Позднее вступившим в законную силу решением суда по другому делу распоряжение управления признано недействительным, на управление возложена обязанность устранить нарушение прав и законных интересов предприятия. Полагая, что устранить нарушения путем возврата имущества не представляется возможным, предприятие обратилось в суд с требованием о возмещении стоимости незаконно утраченного имущества.

     Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, в удовлетворении иска отказано на основании следующего.

     В соответствии со ст. 12, 16, 1069 ГК РФ убытки (вред), причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, в том числе в результате издания акта государственного органа, не соответствующего закону или иному правовому акту, подлежат возмещению. Вред возмещается за счет казны Российской Федерации, казны субъекта РФ или казны муниципального образования.

     Взыскание убытков допустимо только при наличии незаконных действий (бездействия) государственного органа, доказанности убытков в виде реального ущерба либо упущенной выгоды, причинной связи между действиями (бездействием) государственного органа и возникшими убытками (вредом), наличии вины причинителя вреда. Но истцом в нарушение требований, установленных ст. 65 АПК РФ, не доказаны наличие и размер убытков, причиненных ему в результате издания незаконного распоряжения.

     Требования предприятия вытекают из того, что распоряжение в судебном порядке признано недействительным. Однако данный факт не является доказательством для удовлетворения иска. Ссылка на то, что наличие и размер убытков не требуют дополнительных доказательств, так как стоимость изъятого имущества определена в распоряжении, признана судами несостоятельной на том основании, что она основана на неверном толковании заявителем норм действующего законодательства.

     Вред, причиненный в результате наледи или падения с крыши здания снега из-за ненадлежащего выполнения работ по очистке крыши, возмещается лицом, обязанным обеспечивать надлежащее содержание и эксплуатацию данного здания (дело №А50-6405/2006, А60-3049/2007).

     Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к предприятию ЖКХ о взыскании ущерба в виде стоимости принадлежащей ему световой вывески, разбитой в результате схода снега и льда с кровли дома, произошедшего во время выполнения работ по очистке кровли.

     Определением суда в качестве второго ответчика к участию в деле привлечено общество, работники которого производили уборку снега.

     Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска отказано. Суд исходил из отсутствия нарушения прав предпринимателя, отметив в том числе, что в силу ст. 211 ГК РФ риск случайной гибели имущества несет его собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.

     Отменяя решение суда первой инстанции и взыскивая сумму ущерба с предприятия ЖКХ, апелляционный суд пришел к выводу о том, что требования истца являются правомерными в силу ст. 15, 1064, 1082 ГК РФ. При этом апелляционный суд указал, что дом относится к объектам муниципального жилищного фонда, закрепленным на праве оперативного управления за предприятием. В соответствии со своим уставом предприятие обязано обеспечивать надлежащее использование, содержание и ремонт жилищного фонда.

     Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что надлежащее содержание жилищного фонда предполагает в том числе своевременную очистку кровли соответствующих объектов от снега и льда, организацию выполнения данных работ.

     Очистка кровли дома от снега проводились работниками общества по договору, которым предусмотрено условие о контроле предприятия за выполнением обществом работ на основании разработанных предприятием планов по обслуживанию жилищного фонда.

     Суд пришел к выводу, что причинение вреда предпринимателю в результате схода с крыши дома снега явилось следствием неисполнения предприятием ЖКХ обязанности по надлежащей эксплуатации и обслуживанию дома.

     Суд кассационной инстанции оставил постановление суда апелляционной инстанции без изменения.