Вас остается за главного
 Продолжаем серию интервью с председателями Федеральных арбитражных судов Российской Федерации, посвященных самым актуальным проблемам судопроизводства. Сегодня на наши вопросы отвечает Председатель Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа Игорь Михайлович СТРЕЛОВ. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.02.2008 № 14 вызвало в юридических кругах весьма неоднозначную оценку. Что Вы думаете о применении судебного прецедента в российском процессе?
- Вопрос о применении судебного прецедента в российском праве всегда являлся дискуссионным. На мой взгляд, выработанные Пленумом ВАС РФ подходы к применению законодательства являются актами официального толкования, имеют важное значение как для судов, так и для участников экономических отношений. Однако я не считаю, что Постановление, о котором идет речь, допускает применение судебного прецедента в арбитражном процессе. Цель принятия данного решения ВАС РФ очевидна: разгрузить Президиум ВАС РФ от стереотипных дел и обеспечить принцип равенства судебной защиты. При этом Постановление допускает пересмотр дел по вновь открывшимся обстоятельствам только тогда, когда не истекли сроки для обжалования соответствующего дела в порядке надзора, то есть в очень короткий промежуток времени.

     Не так давно Конституционный Суд РФ огласил постановление по делу о проверке конституционности ч.3 ст. 21 АПК РФ. При рассмотрении данного дела был поднят очень важный вопрос: не потерял ли институт арбитражных заседателей свою актуальность. Какого мнения Вы придерживаетесь на этот счет?

     - Действительно, 25 марта 2008 года Конституционный Суд РФ принял Постановление № 6-П, в котором указано, что основания для отвода судей, предусмотренные ст. 21 АПК РФ, должны распространяться равным образом на весь состав суда, включая арбитражных заседателей, действующих не на профессиональной основе. Представляется, что данное постановление ни в коей мере не умаляет значения института арбитражных заседателей, а, наоборот, приближает правовой статус арбитражного заседателя к статусу судьи.
     В связи с тем, что АПК РФ не предусмотрено участие арбитражных заседателей при рассмотрении дела в кассационной инстанции, не считаю возможным давать оценку роли арбитражных заседателей в процессе. На мой взгляд, объективно оценить актуальность института арбитражных заседателей в современном процессе могут только лица, участвующие в деле, а те проблемы, которые в связи с этим возникают, - арбитражные суды первой инстанции.

     В этом году исполняется пять лет с принятия федерального конституционного закона, положившего начало созданию апелляционных судов в системе арбитражных судов. Насколько их создание явилось оправданным в Вашем округе? Позволило ли выделение апелляционной инстанции из судов субъектов РФ повысить значимость данной формы проверки судебных актов?

     - Уверен, что создание апелляционных судов при существующей концепции организации системы арбитражных судов было оправданным шагом. Апелляционный суд - это единственная инстанция, целью которой является проверка правильности установления судами первой инстанции фактических обстоятельств дела. Об объективности такой проверки речь может вестись только в случае самостоятельности и независимости апелляционного суда. Существование территориально единых судов первой и апелляционной инстанций нивелировало значение системы апелляционного обжалования судебных актов. Выделение специальных апелляционных судов позволило повысить их значимость, способствуя последовательному движению дел по инстанциям.
     С появлением в Северо-Западном округе Тринадцатого и Четырнадцатого арбитражных апелляционных судов уменьшилось количество дел, рассмотренных ФАС СЗО, судебные акты по которым не проверялись в апелляционной инстанции. В 2003 году, минуя апелляционную инстанцию, ФАС СЗО было рассмотрено 42,2% дел, в то время как в 2007 году - только 33,5% от общего количества дел.

     В последние годы активно обсуждаются вопросы реформирования системы проверки актов арбитражных судов и судов общей юрисдикции. В системе судов общей юрисдикции законодатель начал данный процесс, внеся ряд изменений в ГПК РФ в связи с надзорной проверкой. В системе арбитражных судов обсуждаются различные меры, в частности предлагается закрепить за арбитражными судами округов функции последней инстанции по проверке судебных актов. ВАС РФ в этом случае будет призван выполнять организационные функций и руководство судебной практикой. Целесообразно ли упразднить ВАС РФ как судебную инстанцию, наделив ФАСы полномочиями высшей судебной инстанции?

     - Нет, такие меры нельзя признать целесообразными. Конечно, арбитражный суд надзорной инстанции обладает спецификой, выступая как дополнительная гарантия законности судебных актов. КС РФ неоднократно подчеркивал, что проверка судебного акта в надзорной инстанции носит исключительный характер и может осуществляться только при условии того, что исчерпаны другие возможности для проверки законности судебного акта. Европейский суд по правам человека в своей практике неоднократно указывал, что для стабильности судебных актов основное бремя их пересмотра должно быть возложено на ординарные судебные инстанции, то есть апелляцию и кассацию, тем не менее по обстоятельствам существенного и неопровержимого характера в целях исправления судебной ошибки возможно применение и такой экстраординарной стадии пересмотра судебного акта, как надзор.
     Опыт зарубежных государств показывает, что, как правило, высшая судебная инстанция вправе самостоятельно рассматривать конкретные дела. Это и Кассационный суд во Франции, и Верховный суд США.
     Новый АПК РФ 2002 года в отличие от ранее действовавшего не предусматривает права на принесение протеста на решения и постановления нижестоящих судов высшими должностными лицами ВАС РФ и Генеральной прокуратуры. Подобное изменение обусловлено тем, что в арбитражном судопроизводстве процессуальные отношения возникают, изменяются и прекращаются по инициативе самих спорящих сторон. Это вытекает из установленных АПК РФ принципов состяза- тельности, равноправия сторон и принципа диспозитивности. Вряд ли функция по обеспечению единства судебной практики будет эффективно выполняться при отсутствии у спорящих сторон права на обращение в арбитражный суд надзорной инстанции.
     Кроме того, сохранение высшей судебной инстанции неизбежно при существовании 10 кассационных судов. Возложение на ФАСы функций высшего органа судебного контроля за правоприменением предполагает не только повышенную ответственность за принимаемые решения, но и несколько иной подход к глубине их теоретической проработки, а значит, к кадровому составу судей. Судебные акты, принимаемые в разрешении проблем права, должны быть на уровне последнего слова юридической доктрины. С этой задачей может справиться именно ВАС РФ. Следует заметить, что в высшей судебной инстанции работают не просто квалифицированные практики "судебного конвейера", а юристы, обладающие основательной научной подготовкой, среди которых достаточное количество кандидатов и докторов юридических наук.

     Одним из направлений в развитии системы арбитражных судов является становление так называемого электронного правосудия, что может привести, по мнению руководства ВАС РФ, к "отсутствию бумаг, быстроте, сокращению издержек и публичности правосудия". Насколько возможно автоматизировать правосудную деятельность? Будет ли это согласовываться с требованиями доступности правосудия?

     - Безусловно, будет. Считаю важным уточнить терминологию. Речь идет не об "электронном правосудии", а об "электронном судопроизводстве". Судопроизводство - это форма организации процессуальной деятельности, тогда как правосудие представляет собой деятельность по разрешению спора.
     Информационные технологии, широко распространенные в гражданском обороте, могут значительно повысить эффективность работы органов государственной власти. Тенденция по информатизации органов государственной власти является общемировой. Например, в 2004 году в Австрии был принят закон об электронном правительстве.
     В арбитражном процессе информационные технологии могут использоваться, например, для извещения лиц, участвующих в деле, обеспечения доступа участников процесса к судебным актам, возбуждения дела в арбитражном суде. Уровень технического оснащения арбитражных судов на сегодняшний день позволяет это сделать. Информационные технологии уже широко используются в арбитражных судах для организации внутреннего документооборота. Все судьи ФАС СЗО применяют в своей работе компьютеры, пользуются такими информационными системами как "КонсультантПлюс", "Кодекс", "Гарант". Деятельность суда организована при помощи автоматизированной информационной системы "Судопроизводство". В настоящее время в ФАС СЗО внедряется новая система "Дело", позволяющая передавать служебные документы в электронном виде от одного структурного подразделения в другое.
     На современном этапе необходимо законодательно определить, каков правовой режим использования сети Интернет, электронной почты и иных информационных технологий в арбитражном процессе. АПК РФ в действующей редакции ориентирован на бумажный документооборот. Однако ВАС РФ подготовлен ряд законопроектов, предусматривающих, в частности, возможность извещения участников процесса в электронной форме, подачу "электронного иска". Полностью поддерживаю данную инициативу.

     При рассмотрении дел в арбитражных судах не допускается аналогия процессуального закона и процессуального права. Подобное ограничение достаточно часто приводит к противоречивым ситуациям, когда прямого регулирования определенных отношений законодателем не предусмотрено. Это порой является причиной формирования неоднозначной практики. ГПК РФ, напротив, допускает аналогию в процессуальной сфере. Оправдан ли выбор разработчиков АПК РФ в пользу недопустимости аналогии процессуального закона и права?

     - В АПК РФ отсутствуют нормы о возможности применения процессуальной аналогии, однако нет и прямого запрета на возможность ее применения. Ученые и практики высказывают противоположные точки зрения по данному вопросу. Не останавливаясь подробно на аргументах сторонников и противников применения института аналогии в арбитражном процессе, все же отмечу следующие обстоятельства. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод в ст. 6 и Конституция Российской Федерации гарантируют каждому право на судебную защиту. Отсутствие в процессуальном законе тех или иных норм не может служить причиной отказа лицу в защите его права. Встречаются судебные акты арбитражных судов, где нормы процессуального законодательства были применены по аналогии.
     Ближайший к АПК РФ по смыслу закон - ГПК РФ - допускает аналогию закона и аналогию права, следовательно, и для арбитражного процесса аналогия допустима. Конституционный Суд РФ не раз высказывался по вопросам аналогии в процессуальном праве. Могу привести в качестве примера Постановления Конституционного Суда РФ № 19-П или № 9-П, в которых указано, что пробелы в правоприменительной практике могут восполняться на основе процессуальной аналогии. Кроме того, в значительном количестве разъяснений ВАС РФ содержится термин "применительно к", что также является свидетельством допустимости аналогии в процессуальной сфере. Проще говоря, в ряде случаев детальная нормативная урегулированность невозможна, а для преодоления пробелов нет иных способов, кроме общеправовых институтов - аналогии закона и аналогии права.

     В процессе подготовки проектов действующих АПК РФ и ГПК РФ одной из причин необходимости принятия нового законодательства называлась проблема разграничения компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов. За пять лет применения этих Кодексов разрешить указанную проблему полностью не удалось. С учетом сложившейся правоприменительной практики Вашего региона укажите, какие спорные вопросы подведомственности остались вне поля зрения разработчиков Кодексов. Что необходимо изменить в законодательстве или разъяснить на уровне Постановлений Пленумов ВАС РФ и ВС РФ?

     - В настоящее время вопрос о разграничении компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов является актуальным. Подведомственность некоторых споров определить достаточно сложно. Например, в последнее время неоднозначно решается вопрос об определении подведомственности споров о правах на земельные доли (паи), образовавшиеся в результате преобразования совхозов в акционерные общества. Вообще формулировка п. 4 ст. 33 АПК РФ о специальной подведомственности арбитражным судам споров, вытекающих из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, вызывает трудности в правоприменении. Для устранения подобных проблем в толковании необходимы четкие и однозначные законодательные формулировки.
     Однако изменение законодательных актов - длительный и трудоемкий процесс, поэтому в настоящее время совместное постановление Пленумов ВАС РФ и ВС РФ по имеющимся на практике вопросам подведомственности было бы актуально. К тому же опыт совместной работы по вопросам разграничения подведомственности существовал в практике судов двух высших судебных инстанций. Вспомним в качестве примера Постановление Пленумов ВАС РФ и ВС РФ от 18.08.92 № 12/12 "О некоторых вопросах подведомственности дел судам и арбитражным судам", которое разграничивало компетенцию судов в период действия предыдущего АПК РФ.

     Система арбитражных судов перегружена. При этом в последние несколько лет количество дел, передаваемых на рассмотрение арбитражных судов, уменьшается. Объяснение этому часто находят в том, что компетенция арбитражных судов подверглась корректированию. Многие группы дел (взыскание налогов, ликвидация юрлиц) выведены из сферы арбитражных судов. Какова ситуация с загруженностью судей в Вашем округе? Какие меры по уменьшению нагрузки арбитражных судов еще не использованы?

     - По результатам 2007 года количество дел, рассмотренных ФАС СЗО, выросло на 5,2% по сравнению с 2006 годом. При этом количество судей осталось неизменным. В первые месяцы 2008 года наметилась тенденция по снижению количества рассмотренных дел.
     Нагрузка на судей в 2007 году выросла на 3,2% по сравнению с 2006 годом и составила 28,6 дела в месяц. Это выше, чем средняя нагрузка по Федеральным арбитражным судам округов, которая составляет 26,2 дела на судью в месяц. При этом данные цифры учитываются применительно к судье-докладчику, если же брать реальную нагрузку судьи по участию в рассмотрении дел, то она в три раза выше.
     Что касается судов округа, то самая тяжелая ситуация наблюдается в Арбитражном суде Санкт-Петербурга и Ленинградской области, где в 2007 году нагрузка на судью составила 75 дел в месяц, что значительно превышает среднюю нагрузку в арбитражных судах первой инстанции.
     Существенно снизить нагрузку на государственные суды может соблюдение обязательного досудебного порядка разрешения административных и налоговых споров в вышестоящем органе либо специально созданных комиссиях, расширение использования третейского разбирательства и других альтернативных способов разрешения споров, таких как посредничество, медиация. Также необходимо четко разграничить компетенцию апелляционных и кассационных судов, исключить дублирование их функций, ограничить возможность обжалования судебного акта в арбитражный суд кассационной инстанции минуя апелляционную инстанцию.
     Кроме того, было бы целесообразным внесение в процессуальное законодательство изменений, ограничивающих возможность обжалования некоторых категорий судебных актов только в арбитражный суд апелляционной или кассационной инстанции. При незначительной сумме иска возможно введение некоторых ограничений по обращению в суд. Не лишним в этой связи будет обратить внимание на зарубежный положительный опыт в данном вопросе. Например, законодательство Швеции, предоставляя возможность обратиться за судебной защитой нарушенных прав в экономической сфере, возлагает при незначительной сумме искового требования все судебные расходы на истца, несмотря на результат судебного разбирательства.

     Как Вы можете оценить положения недавно вступивших в действие федеральных законов, касающихся очень важных сфер правового регулирования? Речь идет о части четвертой Гражданского кодекса и Федеральном законе "Об исполнительном производстве". Выявлены ли судами Вашего округа какие-либо недочеты, проблемы? Насколько положения данных законов отвечают потребностям практики и ожиданиям судей?

     - Говорить о практике применения части IV ГК РФ пока рано. Данный закон вступил в силу 1 января 2008 года и распространяется на отношения, возникшие после введения ее в действие. Пройдет некоторое время, пока достаточное для каких-либо выводов количество дел дойдет до арбитражного суда кассационной инстанции. На данный момент в ФАС СЗО не было рассмотрено ни одного дела, связанного с применением положений части IV ГК РФ. Однако очевидно, что новый закон, вводящий принципиально новую для нашего права концепцию интеллектуальных прав, вызовет немало изменений в судебной практике по интеллектуальной собственности.
     В настоящее время идет работа по подготовке совместного постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда по вопросам применения части IV ГК РФ. ФАС СЗО активно участвует в этой работе. В ВАС РФ направлен перечень вопросов, связанных с возможными проблемами при применении данного закона. Данные вопросы касаются общих положений о лицензионном договоре, права на фирменное наименование, на товарный знак. Необходимо выработать критерии принятия решений в тех случаях, когда велика вероятность судейского усмотрения, например при избрании конкретного размера компенсации автору, чьи права нарушены, когда им используется такая мера защиты.
     По новому Закону "Об исполнительном производстве" уже появились первые дела, где содержатся ссылки на данный закон. Пока каких-либо проблем, связанных с его применением, не выявлено. Необходимо отметить, что в новом законе появилась статья, посвященная особенностям обращения взыскания на имущество должника при его банкротстве, в которой разрешены некоторые сложные вопросы, возникавшие в судебной практике.

     Положения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" о несостоятельности граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, не применяются. Однако в последнее время все чаще звучат предложения об введении их в действие. Поводы высказываются различные, к примеру одним из основных называется кризис на рынке потребительского кредитования. На Ваш взгляд, система арбитражных судов, в частности Вашего округа, готова к предлагаемому решению?

     - Действительно, Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" регламентирует институт банкротства не только юридических, но и физических лиц. Однако в настоящее время введены в действие только законодательные положения о банкротстве юридических лиц. Дела о банкротстве считаются наиболее сложными делами. Практика применения Закона о банкротстве показала необходимость толкования многих его положений, поэтому ВАС РФ были приняты акты официального судебного толкования, позволившие скорректировать серьезные недостатки закона, однозначно толковать законодательные конструкции и унифицировать судебную практику. Учитывая данный опыт, представляется, что введение в действие института банкротства физических лиц вызовет новые сложности в правоприменении.
     В ФАС СЗО споры о банкротстве рассматривают судьи, специализирующиеся на данной категории дел. Их нагрузка составляет около 300 дел в год на судью. Учитывая возрастающую с каждым годом активность юридических лиц и граждан к защите своих прав и интересов в судебном порядке, можно предположить, что с введением в действие положений Закона о несостоятельности граждан, не являющихся индивидуальными предпринимателями, нагрузка на судей арбитражных судов значительно увеличится. Существенное увеличение нагрузки при соблюдении процессуальных сроков может сказаться на качестве судебных актов, что недопустимо. Федеральная целевая программа "Развитие судебной системы России" на 2007-2011 годы не предусматривает увеличения штатной численности судей, так что выводы делайте сами.