Убийство матерью новорожденного ребенка.Проблемы правоприменительной практики
Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), является новеллой Уголовного законодательства РФ. В частности УК СССР 1960г. не выделял детоубийство в самостоятельный состав преступления и в зависимости от обстоятельств совершенного деяния предполагал отягчающие или смягчающие признаки. Появление в новом УК РФ статьи 106, обусловлено объективной необходимостью, выделения убийства матерью собственного новорожденного ребенка в самостоятельный, привилегированный состав убийства. Но, не смотря на всю необходимость, статья 106 УК РФ в действующей редакции видится автору несколько неудачной, поскольку имеет ряд пробелов, как в отношении субъекта, так и в отношении объекта преступления.

Данная ситуация с нашей позиции является неприемлемой т.к. «Уголовный закон в силу специфики связанных с ним правоотношений не должен иметь пробелов и дуализма толкования его норм» (курсив С. Белоусов).
Актуальность данного исследования подчеркивается ростом числа убийств новорожденных совершенных матерями и проблемой правоприменительной практики данного деяния. По статистическим данным, пик роста детоубийств наблюдался в конце 50-х гг. прошлого столетия, когда их количество увеличилось до 64% в числе всех убийств, совершенных женщинами. В 70-е гг. этот показатель снизился до 35%, к 1990 году - до 11%, однако к средине 90-х гг. процент детоубийств в России вновь стал расти. По данным исследований Е. Кургузкиной, число зарегистрированных убийств новорожденных матерями при родах в 1996 году по отношению к 1990 году увеличилось на 94%, а в 1998 году - почти в два раза (на 197%) . За последние 5 лет, показатели роста числа данных деяний несколько снизились, что обусловлено ростом благосостояния населения и развитием законодательства, регулирующего право социального обеспечения матерей. Предложенный президентом Российской Федерации В.В. Путиным в «Послании Федеральному Собранию Российской Федерации» от 10 мая 2006г., комплекс административной, финансовой и социальной поддержки молодой семьи так же будет способствовать снижению числа данных преступлений.
Целью настоящего исследования является изучение и анализ проблем связанных с квалификацией убийства матерью новорожденного ребенка и возможных путей выхода из сложившейся ситуации.
В соответствии с целью настоящего исследования, видится объективная необходимость решения в следующих задач:
1. анализ проблем, связанных с квалификацией ст. 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка);
3. рассмотреть институт проведения судебно психиатрической экспертизы женщин совершивших убийство собственного новорожденного ребенка.
По результатам исследования предполагается разработать проект изменений в Уголовный Кодекс РФ, касаемо данного деяния.
С момента принятия и вступления в законную силу Уголовного Кодекса Российской Федерации в 1996г. исследованию данной проблемы посвящено множество статей деятелей юридической науки (таких как Л.Л.Кругликов, С.Ф.Милюков, Е.Б.Кургузкина, В.Ф.Щепельков, Л. Сердюк и др.), но споры по ней не прекращаются и по настоящее время.

1. Проблемы правоприменительной практики ст. 106 Уголовного Кодекса РФ (убийство матерью новорожденного ребенка).
Первой проблемой квалификации данного деяния, выделяемой отечественными учеными-правоведами в области уголовного права, мнение коих разделяет автор, является субъектный состав убийства матерью новорожденного ребенка. Субъектом преступления является женщина-мать, достигшая 16 лет. Это в свою очередь вызывает неоднозначное толкование данной статьи, поскольку женщина, физиологически способна родить и в более раннем возрасте. В частности родив, а в последствии убив ребенка, в возрасте от 14 до 15 лет, женщина, de jure не подпадает под условия привилегированного состава ст. 106 УК РФ и ее действия должны быть квалифицированы по п. «в» ч. 2 ст. 105, т.е. убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии… поскольку согласно ППВС от 27 января 1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве ст. 105 УК РФ» новорожденный ребенок относится к объекту, находящемуся в заведомо беспомощном для виновного стоянии. Данное деяние наказывается лишением свободы от 8 до 20 лет лишения свободы, либо пожизненным заключением, либо смертной казнью. Однако в силу ст.88 УК РФ лицу, не достигшему совершеннолетия и совершившему особо тяжкое преступление, не может быть назначено наказание свыше 10 лет, но все же это вдвое превышает санкцию предусмотренную статьей 106 УК РФ. Разумно ли это?
В этом контексте мнения юристов противоположны. Юристы, имеющие отношение к правоохранительным органам (прокуратура, органы дознания и следствия) утверждают, что в соответствии с буквальным грамматическим смыслом ч.3 ст.17 и ст.20 УК РФ пятнадцатилетние матери-детоубийцы могут подлежать уголовной ответственности в случае совершения ими деяний, содержащих признаки преступлений с привилегированными составами, по общей норме, поскольку отсутствие признаков специальной нормы влечет действие общей. Другие, исходя из «духа уголовно правовой нормы» основываясь на системном анализе гл. 14 УК РФ и здравом смысле, руководствуясь гуманистическими началами уголовного закона, утверждают, что лица, не достигшие возраста 16 лет, не могут подвергаться более суровому наказанию, нежели совершеннолетние, и настаивают на его (наказания) исключении из Уголовного Кодекса. Точка зрения автора по данной проблеме, более тяготея к мнению Щепелькова В.Ф. , заключается в необходимости уточнения минимальной возрастной границы субъекта ст. 106. В частности установить его с 14 лет. Что фактически позволит сохранить новорожденного ребенка как объекта уголовно правовой охраны и сохранит наказание в качестве общей превенции совершения данного деяния. В связи, с чем видится необходимость внесения дополнения в ч.2 ст. 20 УК, установив в качестве исключения, ответственность для лиц, совершивших деяние, предусмотренное ст. 106 УК РФ и достигших 14 летнего возраста, что позволит исключить дуализм толкования субъекта данного деяния и соблюсти принцип справедливости при назначении уголовного наказания. Эти изменения также позволят соблюсти признанные в международном праве принципы назначения наказания в отношении несовершеннолетних.
Следующей проблемой, по мнению автора, является законодательное определение критерия «новорожденный ребенок». С точки зрения педиатрии и гинекологии, ребенок считается «самостоятельным» живым организмом начиная с 28 недель с момента зачатия. Но, как известно правоприменитель руководствуется не вышеназванным, а судебно-медицинским критерием, согласно которому началом жизни ребенка считается момент первого вдоха, когда легкие ребенка наполнятся воздухом, и он начинает в полной мере автономное существование как живой организм, т.е. самостоятельно, а не за счет питания и дыхания матери. На практике именно это и вызывает затруднение для правоприменителя, поскольку ребенок появившийся на свет, но не начавший самостоятельный дыхательный процесс юридически не является объектом уголовной охраны ст. 106 УК РФ. Следовательно, исходя из логики законодателя невозможно причинение смерти новорожденному ребенку, не начавшему дыхательный процесс. На наш взгляд это не верно, поскольку зачастую новорожденному ребенку для начала дыхания требуется посторонняя помощь (в акушерской практике таковой, исключая случаев осложнений и патологий является шлепок по ягодицам новорожденного). Причинение смерти новорожденному в этот временной промежуток так же должно подпадать по действие ст. 106 УК РФ.
Некоторые авторы (в частности Л. Сердюк ) видит в признании объектом уголовно правовой охраны новорожденного, не начавшего дыхательный процесс опасность, т.к. по его мнению, в данном случае нанесение смертельного удара плоду, находящемуся в утробе матери (самой матерью) может послужить поводом к возбуждению уголовного дела по ст. 106 УК РФ. Выходом из этой ситуации может послужить законодательное определение критерия новорожденного, т.е. «признание таковым ребенка с момента вхождения жизнеспособного плода в родовой канал матери». В свою очередь критерий жизнеспособности ребенка в случае последующего причинения смерти ребенку должен определяться судебно-медицинской экспертизой.
Еще одной проблемой квалификации данного деяния, является наличие или отсутствие заранее возникшего умысла на совершение данного деяния в частности проблема его доказывания. Связано это с тем, что на практике определить наличие умысла заранее обдуманного умысла возможно лишь косвенно, и следовательно доказать такой умысел практически невозможно, за исключение случаев приготовления орудий совершения преступления.
Законодательно, ужесточение ответственности за совершение убийства матерью новорожденного ребенка по заранее возникшему умыслу отсутствует, такая ситуация видится нам неприемлемой, т.к. общественная опасность данного деяния значительно выше, однако по какой то причине законодатель необоснованно проигнорировал этот момент. Равно, как и совершение данного деяния, группой лиц. Правовым основанием ответственности за соучастие в преступлении со специальным составом является ч. 4 ст. 34 УК РФ (ч. 3 ст. 39 УК РА). Однако с введением данной нормы имеющиеся проблемы не только не решаются, но, наоборот, обостряются.
Поскольку Соучастники несут ответственность по общему закону: соисполнитель - по ч.1 ст.105 УК, подстрекатель и пособник - по этой же статье с добавлением соответственно чч.4 и 5 ст.33 УК. Ужесточение наказания для матери-детоубийцы так же необходимо предусмотреть, в частности дополнив ст. 106 частью второй. В которую, помимо совершения данного деяния группой лиц, необходимо включить положение об убийстве матерью двух и более новорожденных, что обуславливается не только здравым смыслом, но и основывается на ч.7 ст. 35 УК РФ, а также на ППВС РФ от 11 июня 1999г. №40 «О практике назначения судами уголовного наказания» в п.2, которого говорится: «С учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных о личности суду надлежит обсуждать вопрос о назначении предусмотренного законом более строгого наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой, преступным сообществом (преступной организацией), тяжких и особо тяжких преступлений, при рецидиве, если эти обстоятельства не являются квалифицирующим признаком преступления и не установлено обстоятельств, которые по закону влекут смягчение наказания».

2. Институт проведения судебно психиатрической экспертизы в отношении лиц, совершивших преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ (цели и задачи)
В свете данного вопроса так же необходимо уделить внимание психотравмирующей ситуации, в которой находится мать. И с медицинской и с правовой точки зрения, роды являются для матери «экстремальной» с психологической точки зрения ситуацией. Но ведь к счастью далеко не каждая мать, родившая ребенка, способна причинить ему смерть. «Очевидно, что по каждому случаю убийства новорожденного собственной матерью необходимо назначать комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу. Связано это с тем, что та или иная ситуация фактически становится психотравмирующей лишь в осознании и восприятии ее индивидом (матерью) и может повлиять на дальнейшие действия лишь чрез призму особенностей психики. Будь то, тяжелое материальное положение, страх, стыд, или иные мотивы совершения данного деяния, должны быть проанализированы в совокупности с личностными характеристиками матери-детоубийцы, дабы избрать наиболее справедливую для меру наказания.
Психические расстройства, обусловливающие неспособность обвиняемой осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Юридическое значение квалификации неспособности матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка, осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие психического расстройства, заключается в возможности признания ее судом невменяемой (ст.21 УК РФ) и применения принудительных мер медицинского характера (ст.ст.97-99 УК РФ).
Психические расстройства, не исключающие вменяемости обвиняемой. Такие психические расстройства, как органическое поражение головного мозга и олигофрения легкой и средней степени, психопатия и некоторые другие, при которых матери совершают убийство новорожденного не по патологическим, как в предыдущем случае, а по реально-бытовым мотивам, часто сопряженным с нарушениями социальной адаптации, не исключают их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, но в ряде случаев могут ее (эту способность) ограничивать.
В состоянии выраженной эмоциональной напряженности поведение матери определяется во многом аффективной мотивацией, что снижает ее возможность адекватно оценивать окружающее и свои действия, ограничивает способность контролировать поступки и прогнозировать их возможные последствия. Поэтому задачей психолого-психиатрической экспертизы является не определение психотравмирующего характера ситуации, в которой находится мать, а оценка степени выраженности эмоционального состояния, возникновение и развитие которого вызвано психотравмирующими воздействиями.
Экспертное определение состояния эмоциональной напряженности, возникшего и развившегося в условиях психотравмирующей ситуации, имеет прямое отношение к квалификации деяния по ст.106 УК РФ. Вместе с тем убийство ребенка, хотя и в условиях психотравмирующей ситуации, но по прошествии месяца со дня рождения ребенка, подлежит квалификации по ст.105 УК РФ. В этом случае психотравмирующая ситуация может быть признана обстоятельством, смягчающим наказание (ч.2 ст.61 УК РФ).
Таким образом, целью психолого-психиатрической экспертизы в рассмотренном случае является диагностика и оценка психического состояния матери, совершившей убийство новорожденного ребенка. Такая экспертиза должна назначаться во всех подобных случаях. В постановлении следователя или определении суда при назначении этого вида экспертизы целесообразно в общем виде формулировать следующие вопросы: страдала ли обвиняемая (подсудимая) во время совершения инкриминируемого ей деяния психическим расстройством; находилась ли она во время совершения инкриминируемого ей деяния в состоянии эмоциональной напряженности, вызванном психотравмирующей ситуацией и оказавшем существенное влияние на ее сознание и поведение; могла ли она во время совершения инкриминируемого ей деяния осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, и если могла, то в полной ли мере; нуждается ли обвиняемая (подсудимая) в применении к ней принудительных мер медицинского характера.

Заключение

Подводя некоторые итоги данного исследования можно отметить, что квалификация деяния предусмотренного ст. 106 УК РФ представляет собой остродискуссионный вопрос. Несмотря на всю тяжесть деяния нельзя забывать о необходимости тщательного урегулирования и недопущения толкования уголовного закона в ущерб виновного, а так же соблюдения принципов гуманности при назначении уголовного наказания. В виду этого автору видится необходимость внесения дополнения в ч.2 ст. 20 УК, установив в качестве исключения, ответственность для лиц, совершивших деяние, предусмотренное ст. 106 УК РФ и достигших 14 летнего возраста. А так же изложить ст. 106 УК РФ в следующей редакции.

1.«Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости»
наказывается лишением свободы на срок до пяти лет
2. то же деяние совершенное
А) с особой жестокостью
Б) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору
В) в отношении двух и более новорожденных
Г) при наличие заранее обдуманного умысла
Наказывается лишение свободы ….»
При этом необходимо более четко, законодательно определить критерии новорожденности, а так же на основании исследований в области психологи и психиатрии определить временной критерий психотравмирующей ситуации, дабы исключить пробелы и дуализм толкования данной статьи.

Список используемой литературы

Нормативно Правовые Акты

1. Уголовный Кодекс Российской Федерации Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ (с изменениями от 27 мая, 25 июня 1998 г., 9 февраля, 15, 18 марта, 9 июля 1999 г., 9, 20 марта, 19 июня, 7 августа, 17 ноября, 29 декабря 2001 г., 4, 14 марта, 7 мая, 25 июня, 24, 25 июля, 31 октября 2002 г., 11 марта, 8 апреля, 4, 7 июля, 8 декабря 2003 г., 21, 26 июля, 28 декабря 2004 г., 21 июля, 19 декабря 2005 г.)// СПС «Гарант» по состоянию на 07.04.06
2. ППВС от 27 января 1999г. №1 «О судебной практике по делам об убийстве ст. 105 УК РФ»// СПС «Гарант» по состоянию на 07.04.06
3. ППВС РФ от 11 июня 1999г. №40 «О практике назначения судами уголовного наказания» СПС «Гарант» по состоянию на 07.04.06