Трудовое партнерство курс на повышение
 Создание правовых условий для согласования интересов работников, работодателей и государства — одна из задач трудового права России (ст. 1 ТК РФ). Данная задача наиболее полно и последовательно реализуется в отношениях, именуемых «социальное партнерство в сфере труда». Новое звучание

     Социальное партнерство на региональном уровне — самостоятельное направление правотворческой деятельности, в рамках которого работники, работодатели и органы государственной власти, местного самоуправления совместными решениями устанавливают правовые нормы и определяют договорные условия о труде и социальной защите.
осударство и представители работников, работодателей выступают как равноправные субъекты правотворчества. Без их согласованного решения новые правила не могут быть приняты.

     Данная форма социального партнерства на региональном уровне приобретает особое государственное значение в связи с принятием Федерального закона от 20.04.2007 № 54-ФЗ, которым в ТК РФ внесена новая норма (ст. 133.1), позволяющая сторонам социального партнерства путем переговоров и заключения соответствующих соглашений устанавливать минимальный размер заработной платы в субъекте РФ (Свердловская, Курская, Калужская области, Республика Чувашия).

     Указанная норма вступила в силу с 1 сентября 2007 года и уже получила практическое применение в ряде субъектов РФ.

     Право сторон социального партнерства устанавливать соглашением минимальный размер заработка не является новым. Локальные и отраслевые коллективные соглашения, определяющие гарантии по минимальной заработной плате для работников конкретной организации или работников, занятых в отрасли на уровне РФ или субъекта РФ, заключаются уже более десяти лет.

     Помимо этого, соответствующие положения содержатся во многих единых региональных соглашениях. В большинстве из них минимальная оплата труда с учетом ч. 1 ст.133 ТК РФ «привязана» к величине прожиточного минимума трудоспособного населения. При этом, к сожалению, большинство таких соглашений в части установления региональной минимальной заработной платы не носит обязательного характера и чаще всего лишь рекомендует работодателям гарантировать минимальную зарплату на уровне или с учетом прожиточного минимума либо предусматривает декларативное пожелание.

     В этом вопросе положения ст. 133.1 ТК РФ имеют принципиальное значение, поскольку предполагают договорное установление не пожеланий и рекомендаций работодателям, а юридически обязательных и абсолютно конкретных ставок минимальной заработной платы, которые в отличие от ранее существовавших коллективно-договорных условий могут быть распространены на всех или большинство работодателей, зарегистрированных в субъекте РФ, в т. ч. не участвующих в объединении, заключившем такое региональное соглашение.

     Возможность самостоятельно регулировать минимальный уровень оплаты труда в регионе предъявляет более высокие требования к качеству законодательного регулирования коллективно-договорных отношений нормами ТК РФ, законодательством субъектов РФ, включая требования к составу сторон таких соглашений. Совершенствования требует и содержание заключаемых ныне региональных соглашений о размере минимальной оплаты труда.

     Легитимность сторон

     Столь значимые соглашения об оплате труда не могут приниматься представителями сторон (членами трехсторонних комиссий), не обладающими должным статусом.

     Легитимность представителей сторон определяет легитимность соответствующих соглашений. Существующая практика представительства сторон органами, не отвечающими требованиям ТК РФ и иного федерального законодательства, не вызывала особых проблем с реализацией региональных или территориальных соглашений, пока эти соглашения носили декларативный характер и конкретных финансовых обязательств работодателей не устанавливали.

     При принятии соглашений о минимальной заработной плате такая ситуация должна быть полностью исключена (например, на наш взгляд, спорным является представительство работодателей в Соглашении Чувашской Республики президентом Торгово-промышленной палаты, которая не отвечает требованиям Федерального закона об объединениях работодателей).

     Возможности для развития

     Как представляется, в плане новых возможностей для правотворчества нормы ТК РФ нуждаются в дальнейшем развитии.

     Название ст. 133.1. и ее содержание должны быть согласованы с иными нормами ТК РФ в части применяемого понятийного аппарата. Все нормы ТК РФ и иные федеральные законы в ред. 2006 г. используют понятие «минимальный размер оплаты труда», а ст. 133.1 — «минимальная заработная плата». Такое терминологическое расхождение не имеет сущностного обоснования и должно быть устранено.

     Часть первую ст. 133 ТК РФ имеет смысл дополнить указанием, что минимальный размер оплаты труда также может устанавливаться соответствующим региональным соглашением.

     Правило ч. 1 ст. 133.1 ТК РФ говорит о специальном региональном соглашении о минимальной заработной плате, которое в большинстве случаев будет действовать одновременно с общим (единым) соглашением по социально-трудовым вопросам, заключаемым ныне во всех субъектах РФ. Должны ли они дублировать друг друга и в чем смысл повторения одних и тех же правил в разных актах социального партнерства одного уровня?

     Очевидно, было бы более правильным предусмотреть в законе альтернативный вариант коллективно-договорного регулирования в части установления минимальной оплаты труда. Вряд ли имеет смысл принимать специальное соглашение по одному вопросу правового регулирования труда, когда соответствующие условия могут быть с успехом учтены в едином областном соглашении. Если такое решение принято сторонами в рамках единого регионального соглашения, соответствующие договорные условия должны распространяться на работодателей субъекта РФ по правилам ст. 133.1 ТК РФ.

     Нуждается в уточнении положение о том, что установленная соглашением субъекта РФ минимальная заработная плата обязательна для всех работающих на территории соответствующего субъекта, за исключением работников организаций, финансируемых из федерального бюджета. Данное правило, к сожалению, не дает ответов на следующие практические вопросы:

     следует ли соглашение применять к работникам организаций (работодателей), зарегистрированным в других регионах, но исполняющим трудовые обязанности на территории данного субъекта РФ;

     как будет применяться ст. 133.1 ТК РФ в отношении организаций, имеющих смешанное (бюджетное и внебюджетное) финансирование: должны ли они в части бюджетных средств соблюдать федеральный закон, а в части собственных финансов следовать региональному соглашению? Или они, имея внебюджетные деньги, не обязаны (не вправе) гарантировать минимальную заработную плату на уровне регионального соглашения? Не понятно, как практически исполнять рассматриваемое соглашение в организациях, имеющих федеральное и региональное финансирование?

     В этой части необходимо более детальное законодательное регулирование.

     Статья 133.1 не требует тождества региональной заработной платы и прожиточного минимума и вместе с тем говорит о том, что нижний предел оплаты устанавливается с учетом величины прожиточного минимума. Что означает эта связь и в какой мере надо учитывать прожиточный минимум? Такая норма не может быть ясным критерием определения заработка в регионе. В связи с чем она представляется юридически излишней. Она, конечно, ориентирует социальных партнеров в части определения размеров минимальной заработной платы, но с учетом правила части первой ст. 133 ТК РФ, является излишним.

     Орган исполнительной власти, уполномоченный проводить мероприятия по введению в действие соглашения и его распространению на работодателей, должен быть единообразно определен в законе – орган исполнительной власти субъекта РФ по труду.

     Используемый законодателем термин «уполномоченный» не дает ответа на вопрос, какой именно орган имеется в виду и кто его на это должен уполномочить.

     В ст. 133.1 ТК РФ не учтена ситуация, при которой работодатели не могут проводить консультации с выборным профсоюзным органом ввиду отсутствия такового.

     Правила о последующих консультациях по вопросу о присоединении к соглашению неоправданно усложняют такой механизм и, на наш взгляд, являются излишними. Не ясен смысл подобных консультаций. Трудно представить и реализацию данной процедуры, когда чиновникам в столь короткий срок придется встречаться с сотнями или тысячами работодателей и изучать такое же количество документов. В законе сказано, что представители работодателя, представители выборного органа первичной профсоюзной организации и представители трехсторонней комиссии обязаны принимать участие в этих консультациях. При этом не определяются юридические последствия неучастия указанных субъектов в данной процедуре?!

     Скорее всего, подобные «консультации» станут формой административного влияния на непокорных работодателей, поэтому любые дополнительные уговоры работодателей насчет присоединения к региональному соглашению из содержания ст.133.1 ТКРФ должны быть исключены.

     Заметим, что ст. 133.1 ТКРФ говорит о том, что соглашение действует по правилам ст. 48 ТК РФ, между тем ст. 48 ТК РФ в существующей редакции в принципе не допускает присоединения работодателей на уровне региональных соглашений. Поэтому в нормах ст. 48 ТК РФ следует учесть исключение в части коллективно-договорного установления минимальной заработной платы.

     В существующем виде нормы ст. 133.1 ТК РФ не позволяют четко определить место соглашений о минимальной заработной плате в системе региональных и территориальных, локальных актов социального партнерства.

     Помимо этого в данной статье важно предусмотреть, что при заключении и применении соглашений действуют общие правила социального партнерства (а не только ст. 47 ТК РФ), а в отношении работников — нормы о минимальном размере оплаты труда (ст. 130, 133 ТК РФ), предусмотренные ТК РФ, иными федеральными законами, если иное не установлено настоящим Кодексом.

     Практика применения

     Соглашения о минимальной заработной плате должны быть абсолютно конкретизированы. Практика 2007 года показывает, что ставка минимальной заработной платы в таких соглашениях определяется либо в твердой сумме, либо на уровне величины прожиточного минимума. Оба варианта являются допустимыми и верными по существу. Последний, несомненно, более прагматичен, поскольку не требует пересмотра соглашения в течение срока его действия в связи с повышением прожиточного минимума.

     Спорной представляется практика установления абсолютных размеров минимальной заработной платы на срок более одного года или конкретизация поэтапного повышения абсолютных величин заработка на весь период действия соглашения. Вероятнее всего, такие прогнозы не будут идеальными и потребуют новых решений. Поэтому оптимальный срок действия соответствующей договоренности должен определяться с учетом особенностей социально-экономического положения субъекта РФ, но не более чем на один календарный год.

     Принципиальное значение имеет процедура информирования работодателей субъекта РФ о факте заключения и содержании соглашения о минимальной заработной плате. Издание, в котором должно быть опубликовано такое соглашение, непременно обозначается в тексте самого соглашения. Общее указание на средства массовой информации нельзя считать достаточным.

     Срок действия соглашения о минимальной заработной плате должен определяться в соответствии с требованиями ст. 48 ТК РФ. Сроки действия соглашения должны быть ясно определены. Между тем многие из таких соглашений ясных сведений об окончании срока действия не содержат. К примеру, Соглашение Чувашской Республики вступило в силу 1 сентября 2007 г., но срок его действия: «на 2005—2007 годы». При этом непонятно, как оно могло действовать в 2005 году и в какой именно день 2007 года оканчивается действие такого соглашения, если заключено оно 1 сентября того же года?

     Вряд ли имеет смысл устанавливать срок «до принятия нового соглашения», но следует конкретизировать временные рамки того или иного размера заработка. Продление действия соглашения о минимальной заработной плате допускается не более одного раза (ст. 48 ТК РФ).