Три года ждать
 Законодательные акты, регулирующие деятельность АО и ООО, предоставив акционерам (участникам) право обжалования решения совета директоров хозяйственного общества, ничего не сказали о сроках исковой давности по таким искам. Данное обстоятельство породило ряд практических проблем, о которых пойдет речь ниже. Продолжительность срока исковой давности. Прежде всего возникает вопрос о продолжительности срока исковой давности по рассматриваемым искам. Закон об АО не устанавливает специальных сроков исковой давности для исков акционеров о признании недействительными решений совета директоров.
Закон об ООО, прямо устанавливая правило о возможности обжалования любых решений cовета директоров (п. 3 ст. 43 Закона об ООО), также ничего не говорит о сроке исковой давности по таким искам. Хотя в п. 1 ст. 43 (об обжаловании решений общего собрания участников) установлен сокращенный срок исковой давности по таким искам, равный двум месяцам. Такое умолчание законодателя слишком похоже на квалифицированное молчание, выражающее намерение законодателя установить для исков о признании недействительными решений совета директоров ООО общий срок исковой давности.

     В то же самое время ГК РФ подразделяет сроки исковой давности на общие и специальные (ст. 196 и 197 ГК РФ).

     Следовательно, в отсутствие специального срока исковой давности по рассматриваемым требованиям должен применяться общий срок исковой давности, который составляет 3 года. Едва ли такое решение законодателя является верным. Думаю, что отсутствие специальных сроков исковой давности скорее является недоработкой законодателя, которая должна быть устранена путем внесения изменений и дополнений в Закон об АО.

     Необходимость изменений

     Очевидно, что законодателю следует внести изменения в законы об АО и об ООО, установив сокращенные сроки исковой давности по искам акционеров и участников о признании недействительными решений совета директоров. Такой срок должен быть равен сроку исковой давности по искам о признании недействительными решений общего собрания акционеров и участников.

     Полагаю, что до внесения изменений в законы об АО и об ООО к требованиям о признании недействительными решений совета директоров должен применяться общий срок исковой давности, равный 3 годам.

     Думаю, что позиция К. В. Нама, полагающего, что по вопросу о продолжительности срока исковой давности по искам следует обращаться к положениям Закона от 27.04.93 № 4866-1 «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»1, не является обоснованной2. Автор ссылается на то, что согласно положениям указанного закона каждый гражданин вправе обратиться с жалобой в суд, если считает, что решением органа управления, в том числе предприятия, нарушены его права и свободы. При этом, однако, К. В. Нам не учитывает следующие обстоятельства.

     В силу абз. 3 ст. 3 указанного Закона его положения не применяются к обжалованию действий и решений, в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования. В отношении требований о признании недействительными решений совета директоров законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования. Имеется в виду, что указанные требования рассматриваются в порядке искового производства, которое отличается от того порядка, который предусмотрен названным Законом. В силу этого положения Закона № 4866-1 не применяются к рассматриваемым отношениям.

     Кроме того, положения ст. 5 Закона №4866-1, посвященные срокам подачи жалобы, если эти сроки рассматривать в качестве сроков исковой давности, вступили в противоречие с положениями ст. 205 ГК РФ. Это объясняется тем, что положения ст.5 Закона № 4866-1 содержат отличающиеся от положений ст. 205 ГК РФ правила о восстановлении пропущенного срока. Едва ли можно применять положения Закона о продолжительности срока и не применять положения того же самого Закона о порядке восстановления пропущенного срока. Представляется, что правила о продолжительности срока и правила о восстановлении пропущенного срока — суть положения, посвященные одному и тому же предмету. Поэтому если одно из этих правил противоречит ГК РФ, то нельзя применять и другое правило. Таким образом, думаю, что положения ст. 5 Закона № 4866-1 не могут применяться в полном объеме, поскольку они противоречат ГК РФ.

     Таким образом, положения Закона №4866-1 не могут применяться при регулировании сроков исковой давности по искам о признании недействительными решений совета директоров ООО и АО.

     Здесь нужно констатировать отсутствие надлежащего правового регулирования и необходимость срочного изменения законодательства в части установления сокращенных сроков исковой давности по искам о признании недействительными решений совета директоров.

     Промежуточные решения совета директоров

     Ряд решений совета директоров вполне может быть отнесен к элементам процедуры организации и проведения собрания акционеров. Нарушение же процедуры организации и проведения общего собрания акционеров при определенных обстоятельствах может быть основанием для признания решений такого собрания акционеров недействительными. Срок исковой давности по искам о признании решений общего собрания акционеров недействительными составляет 6 месяцев (п. 7 ст. 49 Закона об АО); применительно к обжалованию решений общего собрания участников ООО такой срок составляет и вовсе 2 месяца (п. 1 ст. 43 Закона об ООО).

     Возникает вопрос: может ли акционер оспорить решение совета директоров, например о проведении общего собрания акционеров, по истечении двух лет с момента принятия такого решения и на этом основании требовать признания недействительным решения общего собрания акционеров, доказывая, что он узнал о нарушениях, допущенных в процессе организации, собрания только с момента вступления в силу судебного акта по иску о признании недействительными решений совета директоров?

     Думаю, что иск акционера о признании недействительным решения совета директоров об организации и проведении собрания акционеров, заявленный уже после проведения собрания акционеров, не может быть удовлетворен вовсе.

     Объяснить это можно следующим образом. Иск о признании недействительным решения совета директоров представляет собой один из предусмотренных законодательством способов защиты гражданских прав. Одной из задач арбитражного судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов субъектов (подп. 1 п. 1 ст. 2 АПК РФ). В силу п. 1 ст. 4 АПК РФ заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд только за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

     Из совокупности приведенных положений законодательства вытекает, что реализация предусмотренных законом способов защиты гражданских прав путем предъявления иска в арбитражный суд возможна только в том случае, когда такое обращение в суд способно защитить нарушенные или оспариваемые права или законные интересы. Если избранный лицом способ защиты прав в принципе не способен защитить нарушенные права, то лицо не имеет права на обращение в суд.

     В случае когда на основании незаконного решения совета директоров было проведено общее собрание акционеров, то акционеру, чтобы защитить свои права, необходимо обращаться в суд с иском о признании недействительными решений именно собрания акционеров, а не совета директоров. Объясняется это тем, что даже в случае признания недействительным решения совета директоров это самое решение уже окажется воплощенным в решении общего собрания акционеров и права акционера не будут восстановлены. Подобные решения можно именовать промежуточными решениями. Промежуточными в том смысле, что они имеют самостоятельное значение только до наступления иного события, для которого они и принимались.

     Крупные сделки

     Аналогичная ситуация складывается, когда акционер обращается в суд с иском о признании недействительными решений общего собрания или совета директоров, одобривших крупную сделку или сделку с заинтересованностью. Думаю, что после совершения сделки такие решения признать недействительными в судебном порядке по иску акционера нельзя. Акционеру следует обращаться в суд с иском о признании недействительным соответствующей сделки. Недействительность решений общего собрания или совета директоров, одобривших такую сделку, будет являться элементом предмета доказывания по иску о признании недействительной крупной сделки или сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Таким образом, можно решить вопрос о коллизии срока исковой давности по иску о признании недействительным решения общего собрания о совершении крупной сделки и иском о признании недействительной крупной сделки. Первая категория исков после совершения крупной сделки просто не должна допускаться.

     Торги

     Другим примером подобной ситуации является возможность признания незаконными действий судебного пристава-исполнителя после реализации арестованного имущества на торгах. Полагаю, что после реализации арестованного имущества действия пристава не могут быть признаны незаконными. Защита прав должника должна осуществляться путем признания недействительной совершенной судебным приставом сделки. А допущенные судебным приставом нарушения в процессе принудительной реализации имущества должника должны быть оценены судом в качестве доказательств недействительности сделки.

     Думаю, что разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ, касающиеся невозможности признать недействительными результаты оценки после совершения сделки, являются косвенным подтверждением правильности сделанных выше выводов и предложений.

     В абзаце 4 п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.05.2005 №92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком» указано следующее: «При этом следует учитывать, что оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица. Кроме того, в этом случае оспаривание достоверности величины стоимости объекта оценки возможно только до момента заключения договора (издания акта государственным органом либо принятия решения должностным лицом или органом управления юридического лица)»3. Понятно, что если результаты незаконной оценки уже воплотились в заключенном сторонами договоре, то оспаривание оценки само по себе не способно защитить права и законные интересы заинтересованного лица. Его права могут быть защищены только путем признания недействительным самого договора, для целей заключения которого была заказана и произведена оценка. В этом смысле оценка также будет промежуточным юридическим фактом в описанном выше смысле.

     Таким образом, акционер не вправе оспаривать решения совета директоров об организации и проведения собрания акционеров после проведении такого собрания, поскольку этот иск не способен защитить права и законные интересы акционера.

     1 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации, 13 мая 1993 г., № 19, ст. 685.

     2 Нам К.В. Обжалование акционером решений органов управления акционерного общества (некоторые проблемы в теории и на практике)//Недействительность в гражданском праве: проблемы, тенденции, практика: Сборник статей/отв. ред. М.А. Рожкова. — М., 2006. С. 349—350.

     3 Вестник ВАС РФ, 2005. № 7.