Так сажать или банкротить
Эта осень, на удивление, богата событиями и законодательными инициативами. Самым животрепещущим явлением последнего месяца является давно спрогнозированный экономический кризис. И как следствие - поспешная разработка законопроектов, которые, по мнению их авторов, призваны помочь российской экономике выйти из кризиса с минимальными потерями. Однако не все так просто, уважаемые коллеги.
Среди прочих антикризисных инициатив был рассмотрен законопроект "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года". Он предусматривает участие Банка России в предотвращении банкротства частных банков. Представители “Единой России” расхваливали сей проект на все лады, однако парламентарии высказали ряд претензий. Как правильно было отмечено, недостаток документа - это абсолютная непрозрачность принятия решения о передаче имущества и обязательств одного банка другому. Это решение будет приниматься чиновниками, и оно должно быть, как декларировано в законопроекте, осуществлено на принципах добросовестности, разумности действий временной администрации, эквивалентности размера передаваемых обязательств, стоимости имущества. Но очевидно, отметил Б. Кашин, что здесь возможны неконтролируемая игра с методикой оценки собственных средств проблемного банка, большой простор для злоупотреблений и коррупции. Закон является попыткой просто заштукатурить грубые ошибки, допущенные Центральным банком в кредитной политике и прогнозировании. Вместо правильных выводов из допущенных ошибок Центральный банк использует ситуацию для дальнейшего расширения своих прав и получения все более причудливых новых возможностей.

Кроме того, подобный законопроект не только позволяет использовать административный ресурс для пополнения собственных закромов, но и позволяет проблемным банкам вести весьма некрасивую игру в отношении своих клиентов.

Второй законопроект как раз и является таким ярким примером. В условиях падения платежеспособности населения, угрожающего банкам ростом числа невозвратов кредитов, депутаты Госдумы подготовили законопроект, который вводит уголовную ответственность для недобросовестных заемщиков. Они предлагают сажать в тюрьму тех, кто при получении кредита предоставляет в банк недостоверную информацию о себе, и граждан, у которых просроченная задолженность по кредитам превышает 10 тыс. руб.

Законопроект поправок к Уголовному кодексу (УК) подготовлен группой депутатов во главе с членом комитета по финансовому рынку Анатолием Аксаковым и сенатором Глебом Фетисовым. Документ вносит изменения в ст. 176 и ст. 177 УК РФ и предусматривает уголовную ответственность для физических лиц за получение кредита путем предоставления о себе "заведомо ложных сведений" (например, неверные данные по зарплате, месту работы, использование фальшивых документов). Сейчас, согласно ст. 176 УК, за такие нарушения наказываются лишь руководители организаций и индивидуальные предприниматели (срок тюремного заключения может достигать пяти лет). Кроме того, депутаты предлагают внести изменения в ст. 177 УК, снизив с 250 тыс. до 10 тыс. руб. уровень задолженности, при которой против заемщика, уклоняющегося от уплаты кредита, может быть возбуждено уголовное дело. Сейчас, если сумма задолженности меньше 250 тыс. руб., а заемщик перестает платить по кредиту, он избегает уголовного наказания. По нашим данным, некоторые заемщики, пользуясь этим, не выплачивают половину кредита. За невозврат кредита предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до 200 тыс. руб., а также лишение свободы на срок до двух лет. По словам разработчиков законопроекта, он будет внесен на рассмотрение Госдумы до конца недели.

Сейчас банки в большинстве случаев привлекают недобросовестных заемщиков к ответственности в рамках гражданского законодательства. Однако судебное разбирательство по взысканию задолженности может длиться до полугода, а исполнительное производство — неограниченное время. Ситуация осложняется тем, что имущества должника, на которое наложено взыскание, часто не хватает на исполнение всех обязательств перед банком.

Снижение до 10 тыс. руб. уровня задолженности, при которой может наступить уголовная ответственность за невозврат кредита, означает, что в группе риска оказываются фактически все заемщики, даже те, кто брал экспресс-кредит на покупку мобильных телефонов или бытовой техники. Впрочем, банкам еще нужно будет доказать, что кредит не выплачивается сознательно, а заемщик является злостным неплательщиком.

Однако стоит заострить внимание на иное. Увы, кризис, как бы не бравировали наши политики и оптимисты, коснулся всех слоев общества в России. И более того, длительность этого кризиса по прогнозам составит не менее двух лет. Следовательно, кризис неплатежей представляет собой реальную угрозу, как банкам, так и простым гражданам. Следовательно, каждый второй заемщик, в случае принятия этого законопроекта, станет заключенным. Будете смеяться, но немного отдает душком 1937 года, с экономическим подтекстом.

И самое неприятное в данной ситуации заключается в том, что законодатели почему-то обратили внимание на вопросы уголовной ответственности за невозврат кредита, вместо того, чтоб обратить внимание на недоделки в гражданском законодательстве, которое позволит избежать негативных последствий, как для банков, так и для должников. Дело в том, что до настоящего времени не создана нормальная система, или схема (кому как удобнее), банкротства физических лиц.

Можете представить, каково было удивление, когда автор настоящей статьи, обратился к закону о несостоятельности и наткнулся на разъяснения ВАС России от 2004 года, где этот вопрос оставлен на разрешение, как говорится, “На - потом”.

Как не прискорбно, но кризис неплатежей уже начался. Банки как правило прибегают к услугам либо коллекторских служб, ведущих достаточно грамотно свои дела, и позволяющих должникам реструктурировать свои долги (например ФАСП), либо обращаются к, так называемым, “быкующим”, которые никогда не оставляли в своей жизни замашки банальных бандитов. Результаты, как вы полагаете, можно предположить.

Если бы в России уже работала нормальная процедура признания банкротом граждан, то в случае если клиент сам, добровольно заявляет о своем банкротстве, это говорило бы о его добросовестности. Однако вопрос о банкротстве граждан поднимался крайне слабо, а сейчас не поднимался и не поднимается. И причина проста: банкам это не выгодно. Ведь в случае признания гражданина несостоятельным, банк теряет огромные (а порой и грабительские) проценты. Следовательно, с точки зрения банкиров, есть смысл задвинуть решение этого вопроса на задворки. Или вообще забыть.

Но факт остается фактом: для нормального разрешения вопроса, связанного с кризисом неплатежей в банковском секторе, необходимо предпринять не столько карательные, сколько гражданско-правовые меры. В противном случае, (при самом пессимистическом прогнозе) банки рискуют испытать на себе последствия анти-банковского бунта, жестокого и беспощадного.