Страхование - право без эмоций
Правовое регулирование деятельности страховых компаний базируется на специальном страховом законодательстве, практика применения которого выявила ряд неразрешенных проблем. С какими категориями дел приходится наиболее часто сталкиваться отечественным страховым компаниям, какие способы мошенничества процветают на рынке страхования, как должно совершенствоваться законодательство, регулирующее отношения между страхователем и страховщиком, — об этом рассказывает руководитель Юридического департамента Росгосстраха, к. ю. н. СТАНИСЛАВ АРТУРОВИЧ СУХОРУКОВ.
 Мы знаем, что Российской государственной страховой компании (правопреемнику Госстраха РСФСР) в этом году исполняется 85 лет, и сегодня это крупнейшая компания на рынке страхования в России. Как вы взаимодействуете с госорганами, с законодательной властью? Каким образом вы вносите свои предложения по совершенствованию законодательства?

     Большинство таких предложений регулярно вносится нами через общественные объединения. Так, мы тесно сотрудничаем с Российским союзом автостраховщиков (РСА). Например, более трех лет назад был принят Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО), и к настоящему моменту мы накопили значительный опыт практики его применения. Наши предложения, судебную практику мы обобщаем и представляем в РСА, Правительство России, Федеральную службу страхового надзора (ФССН). При ФССН организован экспертный совет, где мы имеем возможность донести до руководителей Страхнадзора нашу позицию по тем или иным вопросам, мнения по поводу развития законодательства. Зачастую госорганы учитывают предложения, направленные на совершенствование такого способа защиты конституционных прав граждан, как страхование.

     Вероятно, у страховщиков больше всего проблем возникает с ОСАГО?

     Одна из основных проблем ОСАГО, да и отрасли страхования в целом — несовершенство и несогласованность судебной практики Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Позиция федеральных арбитражных судов округов кажется нам более близкой к букве закона. Судьи федеральных арбитражных судов больше отвлечены от эмоций. В судах общей юрисдикции, наоборот, скорее исходят из ситуации не столько правовой, сколько из той, которая складывается в каждом конкретном регионе. Наша компания на сегодняшний день участвует в рассмотрении нескольких тысяч дел. Из общего числа дел споры по договорам ОСАГО занимают примерно половину, остальные — это споры по договорам различных видов добровольного страхования.

     Как Вы считаете, решит ли эту проблему совместное Постановление ВС РФ и ВАС РФ?

     Практика показывает, что подобные противоречия всегда разрешались совместными постановлениями. Ведь сейчас мы имеем массу судебных актов на уровне федеральных арбитражных судов, которые резко расходятся с позициями не только краевых или областных судов, но и с позицией Верховного Суда РФ.

     Наглядным примером могут служить «Ответы на вопросы», утвержденные Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10 августа 2005 года. Так, Верховный Суд РФ пояснил, что суды должны взыскивать возмещение со страховщиков и в том случае, если страховой случай произошел по вине лиц, не вписанных в полис. В результате получается, что страхователи сознательно не включают в полисы других водителей, чтобы не платить большую страховую премию. А риск наступления ДТП становится намного выше того, исходя из которого премия была рассчитана и уплачена. На самом деле Законом четко определено, что страхуется ответственность именно владельца транспортного средства или лиц, допущенных к управлению автомобилем согласно условиям договора страхования. И неправомерно привязывать ОСАГО к конкретному транспортному средству, не обращая внимания на его владельцев и лиц, им управляющих. Кроме того, осуществление выплаты в подобной ситуации будет противоречить п. 2 ст. 931 ГК, согласно которому лицо, чей риск ответственности за причинение вреда застрахован, должно быть названо в договоре страхования. Если это лицо в договоре не названо, считается застрахованным риск ответственности самого страхователя.

     Поэтому в таких случаях мы отказываем в выплатах, и федеральные арбитражные суды трактуют Закон именно так (постановления ФАС Северо-Западного округа от 03.11.2004 по делу № Ф05-3633/04-2, ФАС Северо-Кавказского округа от 10.03.2005 по делу № А63-1228/2004-С2, ФАС Уральского округа от 04.07.2005 по делу № Ф09-1995/05-С4, ФАС Западно-Сибирского округа от 11.08.2005 по делу № Ф04-4524/2005 (13066-Ф27-28). К сожалению, пока практика судов общей юрисдикции несколько разнится с практикой арбитражных судов.

     То есть суды общей юрисдикции на стороне граждан?

     Суды общей юрисдикции склонны воспринимать страхователей как заведомо более уязвимую сторону в договоре страхования. Однако, например, тот же Закон об ОСАГО и соответствующие Правила одинаковы для всех, поэтому и страхователь — физическое лицо, и страхователь-организация наделены абсолютно равными правами и каких бы то ни было поблажек здесь быть не может, тем более если это идет в противоречии с нормами законодательства.

     Как определяют суды размер возмещения вреда, причиненного транспортным средствам в случае обязательного страхования гражданской ответственности? Включают ли они в эту сумму утрату товарной стоимости новых машин?

     Споры по утрате товарной стоимости сейчас действительно весьма многочисленны. В то же время согласно подпункту «б» пункта 2 статьи 6 Закона об ОСАГО страховщик обязан возместить потерпевшему реальный ущерб, но не упущенную выгоду, которой, по сути, и является утрата товарной стоимости. А согласно статье 15 ГК под реальным ущербом понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления поврежденного имущества. Причем в соответствии с пунктом 64 Правил ОСАГО к восстановительным расходам относятся только расходы на материалы и запасные части, а также расходы на оплату самих работ по ремонту. В соответствии же с подпунктом «б» пункта 63 при восстановительном ремонте должен учитываться износ частей, узлов, агрегатов и деталей. А содержание этих пунктов в совокупности с пунктом 60 Правил, определяющим вред, подлежащий возмещению, позволяет прийти к выводу о том, что реальный ущерб, связанный с уплатой страховщиком в пределах страховой суммы страхового возмещения, ограничен размером восстановительных расходов. Эту позицию принимают и суды (Решение Арбитражного суда Ивановской области по делу от 09.07.2004 № 83/12).

     Станислав Артурович, еще одним дискуссионным вопросом сегодня является порядок организации экспертизы при наступлении страхового случая. В частности, не ясно, кто должен ее осуществлять и есть ли такое право у страховщика. Как в этом случае поступает Росгосстрах?

     Проблемным моментом является то, что независимая экспертиза должна проводиться в соответствии с Правилами организации и проведения независимой технической экспертизы транспортного средства при решении вопроса о выплате страхового возмещения по договору ОСАГО. В соответствии с этими Правилами экспертиза должна проводиться экспертами-техниками. Ими, в свою очередь, признаются лица, прошедшие профессиональную аттестацию на соответствие установленным требованиям и внесенные в государственный реестр экспертов-техников. Однако на сегодняшний день такого реестра до сих пор не создано, следовательно, отсутствуют и эксперты-техники, прошедшие профессиональную аттестацию. Поэтому, несмотря на положение пункта 2 статьи 12 Закона об ОСАГО, организовать независимую экспертизу, соответствующую упомянутым Правилам, просто невозможно.

     Тем не менее пункт 2 статьи 6 Закона РФ «Об организации страхового дела» совершенно определенно относит определение размера убытков или ущерба к обязанностям страховщиков. Что же касается ОСАГО, то пункт 45 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств обязывает страховщика после получения заявления потерпевшего о выплате провести осмотр поврежденного имущества и (или) организовать независимую экспертизу. То есть из смысла нормы следует, что обязанность проведения независимой экспертизы является альтернативной, а определение причиненного ущерба может быть произведено и в ходе осмотра поврежденного имущества. К слову, суды принимают такую позицию. Например, Решением Арбитражного суда Рязанской области прокуратуре было отказано в привлечении ООО «РГС-Центр» — «Управление по Рязанской области» к административной ответственности по данному основанию (Решение Арбитражного суда Рязанской области от 04.03.2005 по делу № А54-273А/2005). Так же как было отказано и в удовлетворении заявления прокурора г. Кургана к ООО «РГС-Урал» (Решение Арбитражного суда Курганской области по делу от 28.02.2005 № А34-208/05-С19).

     Еще один вопрос относительно тарифов. Как известно, законодательством об ОСАГО предусмотрено применение коэффициентов при исчислении размера страховых премий в зависимости от наличия или отсутствия страховых выплат в предшествующие периоды страхования. Проще говоря, плата за страхование должна увеличиваться при наличии у страхователя страховых случаев и уменьшаться при их отсутствии. Сегодня во избежание увеличения размера премии автовладельцы просто уходят страховаться в другую компанию. Создаются ли единые электронные базы граждан — клиентов компаний, страхующихся по ОСАГО, чтобы это пресечь?

     Такая проблема действительно существует, и сегодня в РСА идет активная работа по созданию единой информационной базы, которая будет доступна всем страховым компаниям. На сегодняшний день мы действительно не имеем возможности применять так называемый коэффициент малус, предусмотренный Постановлением Правительства РФ от 08.12.2005 № 739. Между тем эта система может стать действительно эффективной и стимулировать автовладельцев к безаварийной езде и, как следствие, повышению безопасности дорожного движения.

     Но это вопрос скорее организационного характера. А ведь на сегодняшний день в законодательстве, регулирующем страховую деятельность, существует немало пробелов и коллизий. Ведутся ли какие-нибудь работы по его совершенствованию?

     Конечно, ведь данная проблема очевидна не только для страховщиков, но и для государственных органов. На сегодняшний день Государственной Думой и Правительством рассматриваются редакции поправок, изменений и дополнений в действующее страховое законодательство. Прежде всего внимание представителей власти сконцентрировано конечно же на ОСАГО. Ожидаемые нововведения должны коснуться так называемого Европейского протокола — такого изменения порядка произведения страховых выплат, при котором непосредственно выплату потерпевшему будет осуществлять тот же самый страховщик, у которого потерпевший сам застраховался по ОСАГО. Соответствующий законопроект предусматривает введение прямого урегулирования убытков в случае, если ущерб не превышает 20 000 рублей, причем в указанном случае перечень представляемых страховщику документов также уменьшен.

     Серьезную работу в области регулирования ОСАГО ведут также Минфин и Правительство РФ, которыми уже согласованы многие поправки в действующие Правила ОСАГО. Предлагаемые поправки не только приведут терминологию, используемую в Правилах, в полное соответствие с Законом, но также уточнят многие моменты, связанные с произведением выплат при причинении вреда жизни и здоровью потерпевших. В настоящее время объем таких выплат достаточно мал, однако он должен существенно увеличиться после вступления изменений в силу. Безусловно, введение подобных изменений будет способствовать лучшей защите интересов наших граждан и повысит эффективность ОСАГО.

     В свою очередь, чтобы создать равные условия для страхователей, Российский cоюз автостраховщиков, в том числе и Росгосстрах, предложил Правительству РФ выступить с инициативой отмены необходимости произведения страховой выплаты в случае причинения вреда лицом, не допущенным к управлению транспортным средством, а также в случае утраты имуществом потерпевшего своей товарной стоимости. Данные положения прямо следуют из общих норм ГК и специальных положений страхового законодательства, что подтверждается существующей судебной практикой. Однако из-за различного толкования правовых норм единой позиции по данным вопросам до сих пор не выработано. Ввиду чего необходимо четко закрепить данные положения в законодательстве.

     Одновременно с работой над изменениями в ОСАГО Государственная Дума рассматривает законопроект об обязательном страховании гражданской ответственности организаций, эксплуатирующих опасные объекты. Данный законопроект должен установить механизм возмещения вреда потерпевшим, пострадавшим от аварий на различных производственных объектах — от плотин до автозаправочных станций. При этом в законопроекте должны быть учтены все те сложные моменты, которые были выявлены в ходе реализации «обязательной автогражданки».

     На сегодняшний день существуют два профильных закона, которые устанавливают обязанность владельцев опасных объектов страховать свою ответственность — это законы «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» и «О безопасности гидротехнических сооружений» от 21.07.97. Вместе с тем они не устанавливают всех необходимых условий для полноценной работы механизмов страховой защиты, что требует принятия специального законодательного акта в данной сфере.

     Но пока остаются нерешенными многие существенные вопросы — о размерах и способах определения страховых сумм, о требованиях к страховщикам, которым будет доверено заниматься данным видом страхования, об ответственности эксплуатантов за нарушение порядка страхования своей ответственности, но в первую очередь — о перечне объектов, которые должны признаваться опасными.

     Тем не менее мы рассчитываем, что в ближайшем будущем все проблемные вопросы нового законопроекта будут устранены и страхование опасных производственных объектов (ОПО) станет надежным механизмом защиты интересов граждан.

     Помимо законопроектов, касающихся отдельных видов страхования, в настоящий момент активно обсуждается законопроект, призванный урегулировать вопросы работы саморегулируемых организаций (СРО) в сфере страхования, включив соответствующую главу в текст Закона РФ «Об организации страхового дела в РФ». Уже действующие организации, такие как РСА и ВСС, предлагается наделить конкретными полномочиями по контролю и надзору за субъектами страхового рынка, передав им некоторые полномочия ФССН, например по предварительной экспертизе страховой документации.

     Данные нововведения должны положительно сказаться на развитии страхования в России — особенно если СРО постепенно заменят ФССН в сфере непосредственного контроля и надзора за страховщиками, предоставив ФССН возможность осуществлять стратегический надзор за страховым рынком, согласовывая и разрабатывая правила профессиональной деятельности и нормативные акты в сфере страхования.

     Очевидно, что формирование законодательной базы происходит при активном участии научных учреждений. Ведется ли вашей компанией работа в этом направлении?

     Конечно. Мы также понимаем всю важность взаимодействия с подобными организациями. Поэтому нами заключены Генеральные соглашения о сотрудничестве с ведущими научными организациями и вузами России. Сами ученые подтверждают, что наш обширный опыт судебных разбирательств очень полезен и его необходимо учитывать для подготовки изменений в законопроекты. Именно анализ судебной практики позволяет выяснить, какие именно положения законодательства неоднозначно трактуются сторонами и что приводит к возникновению спора.

     Говоря о ситуации на рынке страхования в целом, нельзя не отметить, что в последнее время ФССН проводит активную борьбу с так называемым схемным страхованием. То есть с деятельностью страховщиков, когда договор страхования заключается не для защиты имущественных интересов страхователя, а для ухода от налогообложения. Приносит ли это противодействие правонарушителям результаты?

     ФССН расчищает рынок от так называемого псевдострахования, поскольку оно мешает развитию реального страхования и дискредитирует его. Сегодня налицо серьезные успехи Росстрахнадзора в пресечении «схемного страхования».

     Расскажите, как организована работа в Юридическом департаменте Вашей компании, проводятся ли обучение сотрудников, семинары?

     Сегодня в обществах системы Росгосстраха работает более 300 юристов. Однако нельзя сказать, что все они занимаются только судебными делами, которых, как уже упоминалось, на сегодняшний день у нас несколько тысяч. Помимо претензионно-исковой работы есть масса вопросов, в решении которых необходимо участие юристов. Поэтому нагрузка на каждого специалиста юридической службы получается действительно немалая. Что же касается непосредственно Юридического департамента холдинга, то сегодня в нем работают 26 человек. Сам департамент состоит из трех управлений: Управления правового обеспечения деятельности общества и региональных структур, Управления организации претензионно-исковой защиты и Управления правового обеспечения страховой деятельности. Как видно из структуры, холдинг занимается не только сопровождением страховой деятельности обществ системы Росгосстраха, но и другими не менее важными вопросами. Так, немалый объем составляет договорная работа, много внимания уделяется взаимодействию с региональными юридическими службами. Мы поддерживаем ежедневный контакт с нашими коллегами из регионов, причем это касается не только рабочих моментов. Регулярно проводятся как региональные семинары с работниками отдельных юридических служб, так и общероссийские семинары, в которых принимают участие начальники юридических служб всех обществ системы Росгосстраха. Мы уверены в том, что обмен тем уникальным, специфическим опытом, который накапливается в каждом отдельном регионе, существенно повышает эффективность нашей деятельности и способствует существенному повышению эффективности нашей работы. Но, несмотря на большой объем текущей работы, департаментом также реализуются различные проекты. Один из них — «Помощник юриста РГС». Его суть состоит в привлечении студентов вузов на производственную и преддипломную практику и в их последующем трудоустройстве в нашей компании. Помимо этого департамент уже второй год издает корпоративный журнал «Юридический вестник Росгосстраха», на страницах которого освещаются наиболее актуальные вопросы из области юриспруденции (ознакомиться с содержанием свежего номера журнала, а также просмотреть архивные номера можно на нашем официальном сайте www.rgs.ru). Словом, сфера деятельности наших работников значительно шире, нежели только претензионно-исковая работа по страховым спорам.

     И последний вопрос, Станислав Артурович. В феврале этого года в Государственном Кремлевском дворце проводилась торжественная церемония вручения высшей юридической премии «Фемида». Как известно, юридическая служба Росгосстраха также принимала в ней участие. Как прошла сама церемония?

     Да, Вы правы, мы действительно принимали в ней участие. Нашему департаменту было присвоено звание лауреата премии «Фемида» в номинации «Юридическая служба». И присуждение столь высокой награды, безусловно, стало ярким подтверждением высокого качества работы юридической службы. Ведь именно коллеги-профессионалы могут объективно оценить все те усилия сотрудников компании, которые были затрачены в целях повышения эффективности функционирования единой юридической службы обществ системы Росгосстраха. Но, конечно, будет несправедливо приписывать все заслуги исключительно Юридическому департаменту холдинга. Получение премии «Фемида» — это общая победа. В первую очередь это свидетельство эффективной и слаженной работы всей юридической службы обществ системы Росгосстраха. Ведь функционирование такой сложной, многоступенчатой иерархичной системы будет эффективным только тогда, когда все юристы ощутят себя единой командой. Только тогда, когда каждый из нас четко будет понимать свои задачи и осознает меру ответственности перед своими коллегами, можно быть уверенным и в том, что общими силами мы сможем решить любые проблемы и достичь поставленных целей.