Решение Верховного Суда РФ о включении отпуска по уходу за ребенком в педагогический ст
Вывод суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения заявления о включении в специальный стаж периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком после достижения ребенком возраста полутора лет основан на ошибочном толковании и применении норм материального права.

Н. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным решения комиссии по назначению и перерасчету пенсий государственного учреждения - управления Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Сызрани Самарской области от 29 января 2004 г., которым ей было отказано в досрочном назначении пенсии за выслугу лет ввиду недостаточного специального стажа. Она полагала, что комиссия незаконно отказала ей во включении в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии как педагогическому работнику, периода ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком с 22 октября 1989 г. по 1 января 1992 г.

Решением Сызранского городского суда Самарской области от 20 февраля 2004 г. заявление Н. удовлетворено частично: на государственное учреждение - управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Сызрани возложена обязанность включить в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение истице пенсии как педагогическому работнику, период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им полутора лет, т.е. с 22 октября 1989 г. по 27 февраля 1991 г.; в удовлетворении остальных требований отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Самарского областного суда 24 мая 2004 г. решение оставила без изменения.

Президиум Самарского областного суда 16 декабря 2004 г. указанные судебные постановления оставил без изменения.

В надзорной жалобе Н. ставился вопрос об отмене судебных постановлений в части отказа в удовлетворении ее заявления о включении в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, времени нахождения в отпуске по уходу за ребенком после достижения им возраста полутора лет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 26 декабря 2005 г. надзорную жалобу удовлетворила по следующим основаниям.

Удовлетворяя заявление Н. в части включения в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им полутора лет - с 22 октября 1989 г. по 27 февраля 1991 г., суд правильно исходил из того, что законодательство, действовавшее во время нахождения Н. в отпуске по уходу за ребенком до исполнения ему полутора лет, не содержало запрета на включение в стаж работы по специальности для назначения пенсии за выслугу лет времени нахождения в отпуске по уходу за ребенком.

Вместе с тем вывод суда об отсутствии правовых оснований для удовлетворения ее заявления о включении в специальный стаж также части отпуска по уходу за ребенком с 1 марта 1991 г. до 1 января 1992 г., т.е. после достижения ребенком возраста полутора лет, нельзя признать правильным, поскольку он основан на ошибочном толковании и применении норм материального права.

Судом не учтено, что до вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-I "О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации", с принятием которого период нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения пенсии на льготных условиях, ст. 167 КЗоТ РФ предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

Н. находилась в отпуске по уходу за ребенком в период с 22 октября 1989 г. по 1 января 1992 г., т.е. до вступления в силу вышеназванного Закона.

Кроме того, следует принять во внимание и то обстоятельство, что в период нахождения истицы в отпуске по уходу за ребенком действовало постановление Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22 августа 1989 г. N 677 "Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей", в п. 2 которого предусматривалось, что с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком увеличивалась до достижения им возраста трех лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Поскольку ч. 2 ст. 6, ч. 4 ст. 15, ч. 1 ст. 17, ст.ст. 18, 19 и ч. 1 ст. 55 Конституции Российской Федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, период нахождения Н. в отпуске по уходу за ребенком с 22 октября 1989 г. по 1 января 1992 г. подлежал включению в стаж работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости независимо от времени ее обращения за назначением пенсии и времени возникновения у нее права на досрочное назначение пенсии по старости.

С учетом изложенного судебные постановления в части отказа в удовлетворении иска Н. о включении в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, времени ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком после достижения им возраста полутора лет отменены как вынесенные с существенным нарушением норм материального права".