Раздел имущества и выдел доли в судебной практике
Когда мы говорим о разделе имущества, то чаще всего имеем в виду раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли или раздел общего имущества супругов. Рассмотрим подробнее практику применения норм об этих наиболее распространенных видах раздела имущества. 

Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли.

Согласно статье 252 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, находящееся в долевой собственности, может быть разделено между ее участниками по соглашению между ними. Участник долевой собственности вправе требовать выдела своей доли из общего имущества.
Раздел имущества – это переход части имущества в собственность каждого участника общей долевой собственности пропорционально его доле в праве общей собственности на указанное имущество. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, влечет прекращение общей собственности для всех ее участников. Выдел доли характеризуется тем, что один или несколько участников выбывают, а для других отношения общей собственности сохраняются. Раздел имущества и выдел из него доли могут произойти по взаимному согласию участников общей долевой собственности. В то же время каждый из них имеет право требовать выдела своей доли. Согласия остальных участников долевой собственности для осуществления этого права не требуется.
Имущество может быть разделено в натуре, если это допускается законом и возможно без причинения ему несоразмерного ущерба. На этих же условиях производится и выдел доли в натуре. Если раздел имущества или выдел доли в натуре не допускаются, то можно использовать иные способы, такие, например, как продажа имущества с последующим распределением вырученной суммы по долям или выплата выделяющемуся сособственнику стоимости его доли.
При недостижении участниками долевой собственности соглашения о способе и условиях раздела общего имущества или выдела доли одного из них, участник долевой собственности вправе в судебном порядке требовать выдела в натуре своей доли из общего имущества. В случаях, когда выдел не может быть произведен в точном соответствии с долей, несоразмерность устраняется выплатой соответствующей денежной суммы или иной компенсацией. В зависимости от того, превышает ли доля, выделяемая в натуре, долю в праве или не превышает, выплата компенсации возлагается соответственно на выделяющегося сособственника в пользу остальных участников долевой собственности, либо, напротив, на последних в пользу выделяющегося сособственника.
Если выдел доли в натуре не допускается законом или невозможен без несоразмерного ущерба имуществу, находящемуся в общей собственности, выделяющийся сособственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности. Таким образом, суд вправе отказать в иске участнику долевой собственности о выделе его доли в натуре, если выдел невозможен без несоразмерного ущерба имуществу. Под таким ущербом понимается невозможность использования имущества по целевому назначению, существенное ухудшение его технического состояния либо снижение материальной или художественной ценности (например, коллекция картин, монет, библиотеки), неудобство в пользовании и т.п.
При невозможности раздела имущества между всеми участниками общей собственности либо выдела доли в натуре суд по требованию выделяющегося сособственника вправе обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему денежную компенсацию, с получением которой сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе.
В соответствии с пунктом 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию.
В связи с данной нормой возникает очень важный в практическом плане вопрос о том, допустимо ли присуждение компенсации лишь тогда, когда сам сособственник заявил требование о выделе своей доли, или остальные сособственники также могут предъявить к нему иск о выплате компенсации, что повлечет утрату ответчиком права на долю в общем имуществе.
По данному вопросу Верховный Суд Российской Федерации в определении от 24 октября 2006 г. № 56-В06-17 указал следующее: «Доводы надзорной жалобы о том, что применение положений, содержащихся в абзаце 2 пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса РФ, допустимо лишь в отношении участника, требующего выдела из общего имущества принадлежащей ему доли, основаны на неправильном толковании норм материального права. Закрепляя в названной норме возможность принудительной выплаты участнику долевой собственности денежной компенсации за его долю, а следовательно, и утраты им права на долю в общем имуществе, законодатель исходил из исключительности таких случаев, их допустимости только при конкретных обстоятельствах и лишь в тех пределах, в каких это необходимо для восстановления нарушенных прав и законных интересов других участников долевой собственности, в связи с чем распространил действие данной нормы как на требования выделяющегося собственника, так и на требования остальных участников долевой собственности.».
Однако позднее Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 7 февраля 2008 г. № 242-О-О выразил диаметрально противоположную позицию, указав, что «…применение правила абзаца второго пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации возможно лишь в отношении участника, заявившего требование о выделе своей доли, и только в случаях одновременного наличия всех перечисленных законодателем условий: доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества. …Таким образом, оспариваемое положение пункта 4 статьи 252 ГК Российской Федерации не предполагает, вопреки мнению А.А. Сангаджиева и О.А. Сидорова, лишение собственника, не заявлявшего требование о выделе своей доли из общего имущества, его права собственности на имущество помимо его воли путем выплаты ему остальными сособственниками компенсации, поскольку иное противоречило бы принципу неприкосновенности права собственности.».
Для целей применения пункта 4 статьи 252 Гражданского кодекса Российской Федерации вопрос о том, имеет ли участник долевой собственности существенный интерес в использовании общего имущества, решается судом в каждом конкретном случае на основании исследования и оценки в совокупности представленных сторонами доказательств, подтверждающих нуждаемость в использовании этого имущества в силу возраста, состояния здоровья, профессиональной деятельности, наличия детей, других членов семьи, в том числе нетрудоспособных, и т.д.
Эти правила должны применяться и при разрешении спора о выделе доли в праве собственности на неделимую вещь (например, автомобиль и т.п.), за исключением раздела имущества крестьянского (фермерского) хозяйства. И в отдельных случаях с учетом конкретных обстоятельств дела суд может передать неделимую вещь в собственность только одному из участников долевой собственности, который имеет существенный интерес в ее использовании, независимо от размера долей остальных участников общей собственности с компенсацией последним стоимости их доли (пункт 36 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).
При невозможности раздела имущества, находящегося в долевой собственности, в натуре либо выдела из него доли участник общей долевой собственности не лишен права потребовать определения порядка пользования этим имуществом, если этот порядок ранее не был установлен соглашением сторон. Рассматривая такой спор, суд должен учитывать фактически сложившийся порядок пользования имуществом, который может и не соответствовать долям в праве общей собственности, нуждаемость каждого из сособственников в этом имуществе, а также реальную возможность совместного пользования.
В соответствии с пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 августа 1993 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» выдел участнику общей собственности на приватизированное жилое помещение, представляющее собой отдельную квартиру, принадлежащей ему доли допустим, если имеется техническая возможность передачи истцу изолированной части не только жилых, но и подсобных помещений (кухни, коридора, санузла и др.), оборудования отдельного входа. На практике такой технической возможности обычно нет, поэтому в подавляющем большинстве случаев споры о разделе жилого помещения, находящегося в долевой собственности, или выделе из него доли в натуре имеют своим предметом индивидуальные жилые дома.
Выдел участнику общей собственности на жилой дом принадлежащей ему доли означает передачу в собственность определенной изолированной части жилого дома и построек хозяйственного назначения, соответствующих его доле, а также означает утрату им права на эту долю в общем имуществе.
Поскольку участники общей долевой собственности имеют равные права в отношении общего имущества пропорционально своей доле в нем, при выделе доли в натуре сособственнику передается часть как жилого дома, так и нежилых построек, соответствующая по размеру стоимости его доле, если это возможно без несоразмерного ущерба хозяйственному назначению строений. Несоразмерным ущербом хозяйственному назначению строения признается существенное ухудшение технического состояния дома, превращение в результате переоборудования жилых помещений в нежилые, предоставление на долю помещений, которые не могут быть использованы под жилье из-за малого размера площади или неудобства пользования ими, и т.п. Например, мансарда по нормам государственного технического учета не признается жилым помещением. Даже наличие системы отопления в мансарде позволяет включить площадь мансарды только в число полезной площади, однако жилым помещением мансарда и в этом случае признана быть не может. В связи с этим выделение одному из совладельцев на его долю помещений только в мансарде нельзя признать правильным, поскольку все совладельцы имеют право на выделение им пропорционально их доле как жилых, так и нежилых помещений (определение Московского областного суда от 18 мая 2006 г. по делу № 33-4619).
Если один из сособственников фактически пользовался частью жилого дома, которая превышает его долю в праве общей собственности, то это обстоятельство не является основанием к увеличению его доли при разделе дома. Действующее гражданское законодательство не содержит норм, позволяющих произвести раздел имущества по сложившемуся порядку пользования (постановление Президиума Московского областного суда от 1 ноября 2006 г. № 665 по делу № 44г-403\06).
При разделе жилого дома и выделе собственникам отдельных изолированных частей дома одновременно должны быть решены и вопросы о судьбе мест общего пользования, которые в силу своего назначения не могут быть предметом раздела или выдела (постановление Президиума Московского областного суда от 1 октября 2008 г. № 546 по делу № 44г-213\08).
При рассмотрении споров о разделе жилого дома или выделе из него доли к участию в деле обязательно должны привлекаться все лица, право собственности которых на дом зарегистрировано в установленном порядке либо предполагается в силу закона (например, супруг, если строение приобретено в период брака; наследники, вступившие во владение или в управление наследственным имуществом, но не оформившие своих прав на наследство и другие лица).
Доказательствами по делам о разделе жилого дома или выделе из него доли являются документы, подтверждающие право собственности на дом и размер долей собственников, а именно: выписки из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, свидетельства и другие документы, выданные до введения в действие Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» и подтверждающие, за кем и в каких долях зарегистрирован дом. В качестве доказательств могут быть также представлены свидетельства о праве на наследство, договоры купли-продажи, дарения, мены, вступившие в законную силу решения суда о признании права собственности на дом или на его часть, план дома, план земельного участка и другие документы, имеющие значение для дела.
Между тем при отсутствии документов о праве собственности на дом истец вправе наряду с заявленным требованием о выделе доли предъявить и требование о признании за ним права собственности на часть дома, так как от наличия у него такого права зависит возможность удовлетворения его иска (пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 1980 г. № 4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом»).
Для правильного разрешения подобных споров большое значение имеют специальные познания в области жилищного строительства и коммунального хозяйства. Поэтому по каждому делу должен обсуждаться вопрос о назначении судебной экспертизы для дачи заключения о возможности выдела части дома и хозяйственных построек в соответствии с долями сособственников с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов, о всех допустимых вариантах выдела или передачи в пользование помещений, в том числе по вариантам, предложенным сторонами, о действительной стоимости дома и других построек, а также стоимости каждой предполагаемой к выделу части дома, о размере затрат, необходимых на переоборудование и т.п.
Если выдел доли в натуре связан с возведением жилых пристроек к дому либо переоборудованием нежилых помещений в жилые, то такой выдел возможен лишь при наличии разрешения на строительство, выданного уполномоченным органом. В то же время разрешение на строительство (реконструкцию) не требуется, если переоборудования не затрагивают конструктивные и иные характеристики надежности и безопасности жилого дома, не нарушают права третьих лиц и не превышают предельные параметры разрешенного строительства, реконструкции, установленные градостроительным регламентом, а также в случае строительства на земельном участке строений и сооружений вспомогательного использования и в иных случаях, когда в соответствии с Градостроительным кодексом Российской Федерации и законодательством субъектов Российской Федерации о градостроительной деятельности получение разрешения на строительство не требуется (статья 51 Градостроительного кодекса Российской Федерации).
Производя раздел дома, суд обязан разрешить вопрос о том, какие переоборудования и какой стороне следует произвести для полной изоляции выделяемых частей домовладения (определение Московского областного суда от 24 июля 2006 г. по делу № 33-8792). Этот вопрос всегда входит в предмет доказывания по делам о разделе жилого дома и выделе из него доли и подлежит обязательному разрешению как следствие вывода о возможности раздела дома или выдела его части.
Затраты на проведение указанных работ должны распределяться между сторонами спора с учетом принадлежащих им долей, поскольку согласно статье 249 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый участник общей долевой собственности обязан нести расходы по содержанию имущества соразмерно со своей долей. Однако в исключительных случаях суд может отступить от этого принципа и распределить расходы с учетом материального положения сособственников, состояния здоровья и других заслуживающих внимания обстоятельств (пункт 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 июня 1980 г. № 4 «О некоторых вопросах практики рассмотрения судами споров, возникающих между участниками общей собственности на жилой дом»).
В случае невозможности выдела в натуре денежная компенсация за долю в праве общей собственности на жилой дом определяется по соглашению сторон. Если такое соглашение не было достигнуто, то по иску выделяющегося сособственника размер компенсации устанавливается судом исходя из действительной стоимости дома на момент разрешения спора. При этом судом учитываются объяснения сторон, отчет оценщика об оценке жилого дома и его частей, заключения экспертов, цены на строительные материалы, тарифы на их перевозку, затраты по оплате рабочей силы применительно к расценкам, существующим в данной местности, удобства и месторасположение дома (город, село, курортная зона и т.п.), степень его износа, а также другие обстоятельства, имеющие значение для правильной оценки дома. При этом бывший сособственник, получивший денежную компенсацию, утрачивает право собственности на дом, а также право проживания в нем, в связи с чем может быть выселен по иску любого участника общей собственности.
Раздел жилого дома, как правило, но не обязательно связан с разделом земельного участка, на котором этот дом расположен. В то же время возможность раздела земельного участка при доме исключается до разрешения вопроса о разделе самого дома (определение Московского областного суда от 16 мая 2006 г. по делу № 33-4545). Разрешая вопрос о возможности раздела земельного участка, суд должен исходить из того, что статьей 1 Земельного кодекса Российской Федерации провозглашен принцип единства судьбы земельного участка и прочно связанных с ним объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Раздел общего имущества супругов.

Совместная собственность супругов прекращает свое существование в связи с ее разделом. В результате этого каждый из супругов становится самостоятельным собственником части принадлежавшего им ранее общего имущества.
Раздел совместного имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и при его расторжении или уже после развода. Раздел производится по требованию одного из супругов, одновременному требованию обоих супругов или в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе.
При отсутствии разногласий супруги могут самостоятельно заключить соглашение о разделе их общего имущества. Семейный кодекс Российской Федерации не предъявляет каких-либо особых требований к форме такого соглашения. Оно может быть заключено в устной или письменной форме, по желанию супругов это соглашение может быть нотариально удостоверено.
В случае возникновения спора раздел общего имущества супругов, а также определение их долей в этом имуществе производятся в судебном порядке.
При рассмотрении спора супругов о разделе совместного имущества судом устанавливается:
- состав имущества, подлежащего разделу;
- отсутствие прав требований третьих лиц на данное имущество;
- имущество, не подлежащее разделу;
- какое имущество подлежит передаче каждому из супругов;
- соответствующая денежная или иная компенсация, которая может быть присуждена супругу в случае, если другому супругу передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю;
- другие заслуживающие внимания обстоятельства.
В состав имущества, которое подлежит разделу, включается общее имущество супругов, имеющееся у них в наличии на время рассмотрения дела либо находящееся у третьих лиц. К общему имуществу супругов, нажитому во время брака, относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и т.п.). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество.
Наличие обременений имущества, например, в виде залога квартиры (ипотеки) само по себе не препятствует признанию этого имущества общей совместной собственностью супругов и его разделу (постановление Президиума Московского областного суда от 18 июня 2008 г. № 410, постановление Президиума Московского областного суда от 15 апреля 2009 г. № 101).
При определенных условиях в состав имущества, подлежащего разделу, включаются также не оконченные строительством и не принятые в эксплуатацию строения. Так, Президиум Московского областного суда в постановлении от 16 мая 2007 г. № 317 по делу № 44г-120\07 указал: «Недостроенный дом не является надлежащим объектом недвижимости, не подлежит государственной регистрации как жилой дом, не может быть предметом сделок с недвижимостью. …Исходя из содержания положений ст. 222 ГК РФ, ст. ст. 34, 38, 39 СК РФ суд по иску супругов вправе произвести раздел неоконченного строительством дома, если, учитывая степень его готовности, можно определить отдельные, подлежащие выделу части с последующей технической возможностью доведения строительства дома до конца указанными лицами. При невозможности раздела неоконченного строительством дома суд может признать право за указанными лицами на строительные материалы и конструктивные элементы дома. …Данное решение не является основанием для регистрации права собственности на жилой дом, однако дает основание для дальнейшего строительства дома и оформления права собственности в установленном законом порядке.».
Таким образом, общей совместной собственностью супругов, подлежащей разделу, является любое нажитое ими в период брака движимое и недвижимое имущество, которое по действующему гражданскому законодательству может быть объектом права собственности граждан, независимо от того, на имя кого из супругов оно было приобретено или внесены денежные средства. Но если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суд при разрешении спора о разделе имущества супругов должен руководствоваться условиями такого договора (пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).
Установленный законом режим совместной собственности супругов может быть изменен не только брачным договором. Например, зачастую супруги приобретают недвижимое имущество в долевую собственность, и суды должны учитывать это обстоятельство (исследовать соответствующие договоры купли-продажи и т.п.) при рассмотрении споров о разделе совместно нажитого имущества (постановление Президиума Московского областного суда от 8 апреля 2009 г. № 88).
По закону право на общее имущество принадлежит также и тому супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода.
В соответствии с пунктом 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов должно осуществляться по их обоюдному согласию, поэтому, если при рассмотрении спора о разделе совместной собственности супругов будет установлено, что один из них произвел отчуждение общего имущества или израсходовал его по своему усмотрению вопреки воле другого супруга и не в интересах семьи, либо скрыл имущество, то при разделе учитывается это имущество или его стоимость. Стоимость имущества, подлежащего разделу, определяется на время рассмотрения дела в суде.
Если после фактического прекращения семейных отношений и ведения общего хозяйства супруги совместно имущество не приобретали, то суд может произвести раздел лишь того имущества, которое являлось их общей совместной собственностью ко времени прекращения ведения общего хозяйства.
Не является общим совместным имущество, приобретенное во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, имущество, полученное в дар или в порядке наследования, а также вещи индивидуального пользования, за исключением драгоценностей и других предметов роскоши.
По действующему законодательству приватизация жилых помещений – это бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде. Следовательно, приватизированное одним из супругов жилье является только его собственностью. Супруг, отказавшийся от участия в приватизации жилого помещения и не пожелавший становиться его собственником, не вправе впоследствии претендовать на это жилое помещение по праву собственности. Денежные средства, полученные от продажи такого жилого помещения, не являются совместным имуществом супругов (постановление Президиума Московского областного суда от 15 апреля 2009 г. № 108 по делу № 44г-62/09).
Закон предусматривает случаи, когда имущество одного из супругов может быть признано их совместной собственностью. В соответствии со статьей 37 Семейного кодекса Российской Федерации это возможно, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и т.п.).
К имуществу, не подлежащему разделу, также отнесено имущество и права детей. Вещи, приобретенные супругами исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие вещи), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым остаются проживать дети.
Если родителями вносились вклады в кредитные организации на имя их общих несовершеннолетних детей за счет общего имущества, такие средства тоже не должны учитываться при разделе общего имущества супругов.
Только после вычета всего перечисленного имущества из общей массы совместной собственности супругов судом производится раздел их совместного имущества. Для этого определяется доля каждого из супругов.
По общему правилу доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними. Но в отдельных случаях суд может отступить от начала равенства долей супругов, учитывая интересы несовершеннолетних детей и (или) заслуживающие внимания интересы одного из супругов. Под такими интересами одного из супругов следует, в частности, понимать не только случаи, когда супруг без уважительных причин не получал доходов либо расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи, но и случаи, когда один из супругов по состоянию здоровья или по иным не зависящим от него обстоятельствам лишен возможности получать доход от трудовой деятельности (пункт 17 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. № 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака»).
При разделе общей собственности супругов должно учитываться не только совместно нажитое имущество, но и приобретенные за время брака совместные долги супругов. Общие долги супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.
Весьма важным с практической точки зрения является вопрос о сроке исковой давности, применяемом к требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут. Срок исковой давности для таких требований составляет три года и исчисляется он не со времени прекращения брака, а со дня, когда бывший супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Например, по одному из споров Верховный Суд Российской Федерации в определении от 17 января 2006 г. по делу № 4-В05-49 указал: «…если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества (например, произведено отчуждение имущества).».

 
Услуги адвоката заказывал здесь, помогли: http://acsioma-spb.ru/services/.

Офсетная печать рекламной полиграфии печать каталогов в типографии.