Правовое регулирование защиты прав селекционеров
Сейчас достаточно часто говорят о развитии промышленности и высоких технологий. Безусловно, это чрезвычайно важно в нынешней международной обстановке. Однако нельзя забывать, что наша страна является индустриально-аграрной. Помощь сельскому хозяйству также является одной из первостепенных задач для поддержания стабильного развития государства. Добиться этого можно различными способами как финансовыми, так и правовыми.

Естественно, прямая помощь необходима, тем не менее, правовая поддержка также является важной. На сегодняшний день законодательство по семеноводству и защите интеллектуальной собственности в области селекции сельскохозяйственных растений достаточно развито. При этом ведется работа по его улучшению, в частности довольно четкие предложения выработаны участниками конференции в Голицыно 19-20 июня 2008 года. Надежная правовая защита является залогом эффективного развития, как отечественного селекционного дела, так и доверительных партнерских отношений с ведущими мировыми разработчиками. Ни для кого не секрет, что одной из главных проблем российских крестьянских хозяйств является отсутствие достаточного количества качественного посевного материала. Элитные семена достаточно дороги, но дают весомую прибавку урожайности, а дешевые семена, которые вынуждены закупать фермеры из-за нехватки средств, снижают не только урожайность, но и качество всего урожая в целом. Проблема состоит в том, что у российских селекционеров не хватает средств для организации и проведения изыскательных работ. Частично это можно восполнить сбором роялти за использование ранее запатентованных сортов. В то же время, зарубежные агенты не будут заинтересованы в поставках качественных семян на отечественный рынок без уверенности в том, что их права не будут нарушены.

В нынешних условиях нередки случаи, когда за семена первых репродукций выдаются семена поздних репродукций, которые серьезно уступают по качеству. Есть и случаи продажи семян под именами известных и запатентованных сортов, которые не имеют к ним ни малейшего отношения.

Ситуацию достаточно серьезно усугубляет финансовая нестабильность. Последствия ее крайне серьезны: кредиты российским фермерам выдаются с большой неохотой, а национальный проект зачастую имеет проблемы с реализацией на местном уровне. Брать кредиты по повышенным ставкам производители не в состоянии, равно как и предоставлять в залог землю и технику. Все это напрямую сказывается на возможностях фермеров закупать высококачественный посевной материал.

Предпринимателей вполне можно понять. Сильное снижение закупочных цен на зерновые в прошлом году серьезно сказалось на финансовом благополучии производителей. У многих возникли сложности с оплатой техники, взятой в лизинг. Поэтому трудно предположить, что они будут готовы закупать посадочный материал элиты и первых репродукций, тем более платить роялти за его использование.

Между тем производственный потенциал сельского хозяйства напрямую зависит от взаимодействия аграриев и селекционеров. Всесторонняя государственная поддержка производителей и защита прав селекционеров является одной из первостепеннейших задач, требующих решения.

К большому сожалению, нормативное регулирование сборов роялти в нашей стране не очень развито. В четвертой части Гражданского кодекса РФ в ст.1428 дается понятие лицензионного договора на использование селекционного достижения: «по лицензионному договору одна сторона - патентообладатель (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне - пользователю (лицензиату) удостоверенное патентом право использования соответствующего селекционного достижения в установленных договором пределах». Логика законодателя не совсем ясна. Формально, существенными условиями данного договора являются только объект договора – определенное право и пределы его использование, платность этого использования остается как бы вне регулирования. Однако, в п.5 ст.1235 сказано: «По лицензионному договору лицензиат обязуется уплатить лицензиару обусловленное договором вознаграждение, если договором не предусмотрено иное. При отсутствии в возмездном лицензионном договоре условия о размере вознаграждения или порядке его определения договор считается незаключенным». Дополнительно указывается, что к данным отношениям неприменимы нормы ст. 424 ГК РФ об обычных ценах, сложившихся в деловом обороте по сходным отношениям.

В ходе анализа главы 73 ГК РФ, был сделан вывод о том, что наиболее подробное регулирование получили нормы о неимущественных правах правообладателей, а также административные нормы, касающиеся патентования новых сортов и видов. К сожалению, собственно защите прав патентообладателей и авторов отведено всего лишь две статьи: №1446 «Нарушение прав автора селекционного достижения или иного патентообладателя» и №1447 «Публикация решения суда о нарушении исключительного права на селекционное достижение», носящие скорее декларативный характер. Поэтому при защите нарушенных прав вынужденно приходится руководствоваться общими положениями об интеллектуальной собственности.

Общей чертой всех глав четвертой части Гражданского кодекса является повышенное внимание к неимущественным правам и административно-процессуальным нормам в ущерб нормам об имущественных правах и защите объектов интеллектуальной собственности в коммерческом обороте. Не являются исключением и селекционные достижения. В кодексе отсутствуют нормы о компенсациях за неправомерное использование селекционных достижений, за исключением норм ст. 1436 о компенсации за неправомерное использование в течение периода временной охраны. Нигде не говорится о размерах причитающихся сумм за нарушения прав селекционера. Выходом из ситуации может быть применение законодательства по аналогии, но сразу же возникает проблема нахождения наиболее близкого по содержанию объекта. Несмотря на то, что новые сорта охраняются патентами, патент на селекционное достижение не тождественен патенту, о котором говорится в главе 72 ГК РФ. Более того, в п.6 ст.1350 прямо указано, что правовая охрана в качестве изобретения не предоставляется «сортам растений, породам животных и биологическим способам их получения». Патенты на селекционные достижения выдает не Роспатент, а Госсорткомиссия, и числятся они в трех реестрах: Государственном реестре изобретений Российской Федерации, Государственном реестре полезных моделей Российской Федерации и Государственном реестре промышленных образцов. Селекционные достижения регистрируются в Государственном реестре охраняемых селекционных достижений и Государственном реестре селекционных достижений, допущенных к использованию. Патент на селекционное достижение является подтверждением того, что сорт или вид включены в реестр охраняемых селекционных достижений.

Следовательно, нежелательно применять по аналогии нормы патентного права. Равно как не подходят нормы авторского права, поскольку охрана предоставляется не авторскому стилю, а конкретному результату деятельности, который обладает неповторимыми признаками, обуславливающими его охраноспособность.

Поэтому применение закона по аналогии в данной сфере нежелательно, что означает необходимость расширения регулирования коммерческого использования селекционных достижений.

Прежде всего, нужно определить размеры компенсаций за неправомерное использование объектов правовой защиты. Это необходимо для того, чтобы облегчить процесс доказывания понесенных потерь от нелегального использования продуктов работы селекционеров. Они должны получать компенсации за сам факт нарушения, это положительно скажется и на материальном положении разработчиков, и на уменьшении количества случаев неправомерного использования результатов интеллектуальной деятельности правообладателей.

Необходимо также закрепить минимальные ставки по сбору роялти для упрощения их расчета и применения в спорных ситуациях. Наиболее эффективными представляются ставки в виде процентных отчислений от общей выручки от реализации продуктов использования объектов охраны. Данный подход будет выгоден как селекционерам, так и сельскохозяйственным производителям. Для первых это снижает риск неплатежей по договору, т.к. поступления напрямую зависят от реализации продукции на рынке, что и обеспечивает повышение платежеспособности контрагентов.

Для фермеров и сельскохозяйственных предприятий подобная форма выполнения обязательств по договоренностям также имеет весомые положительные стороны. Процентные отчисления от общей выручки позволяют избавиться от ценовой зависимости и общей конъюнктуры рынка. Даже в условиях резкого падения цен на продукцию сельского хозяйства у них будет возможность рассчитаться по обязательствам, ведь размер платежей будет сокращаться пропорционально уменьшению цены на рынке.

Сельскохозяйственные производители должны понимать, что отчисления роялти это не просто непонятные платежи за какие-то непонятные права «жадных селекционеров», которые выплачиваются в довесок к высоким платежам, например за семена. Это залог того, что выведение новых более продуктивных сортов и видов будет продолжаться. Государство должно осознавать, что высокий уровень развития сельского хозяйства возможен только при тесном сотрудничестве ученых и производителей, поэтому необходимо, прежде всего, развивать нормативную базу для повышения эффективности этого сотрудничества. Производители должны быть заинтересованы в приобретении новых разработок и иметь для этого необходимые средства, а разработчики должны быть уверенными, что коммерческое применение их продуктов будет находиться под должной охраной, что обеспечит их заинтересованность в создании успешных на рынке селекционных достижений.