Правильная подготовка - половина процесса
В течение последних двух лет отдел делопроизводства при регистрации искового заявления (заявления) делает распечатку из Единого государственного реестра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей относительно ответчика. Это позволяет судье при принятии искового заявления (заявления) установить место регистрации ответчика, а значит решить вопрос о подсудности дела. При судебном извещении суд исходит из адреса ответчика, указанного в исковом заявлении и адреса, приведенного в ЕГРЮЛ. Раньше суд делал запросы по каждому делу в Управление ФНС РФ по Свердловской области с просьбой представить такую выписку из ЕГРЮЛ, на это уходило около двух недель. Сейчас тратится несколько минут еще на стадии принятия заявления к производству.
 У нас заключен договор с ФРС по Свердловской области, который позволяет очень быстро получить информацию о наличии прав и обременений на объекты недвижимости по электронной почте с защитой электронно-цифровой подписью.

     В 2007 году в суде введено почтовое штрих-кодирование, позволяющее определить местонахождение судебного уведомления. Заключены договоры об электронном извещении о судебном разбирательстве с десятью государственными структурами. Электронное извещение, позволяющее ускорить рассмотрение дел и минимизировать отмены судебных актов ввиду ненадлежащего извещения участников процесса, планируется внедрять с февраля – марта 2008 г.

     Как известно, процессы затягиваются, если среди лиц, участвующих в деле, есть иностранные граждане или юридические лица. В этих целях в течение нескольких лет действуют договоры по переводу судебных актов на соответствующие иностранные языки и используется ускоренное извещение иностранных участников (через DHL).

     Считаете ли Вы необходимым усовершенствовать нормы ч. 4 ст. 137 АПК РФ, то есть позволить арбитражному суду проводить предварительное и, главное, судебное заседание в один день даже при наличии возражения против продолжения рассмотрения дела, что заметно увеличит оперативность судопроизводства и не даст возможность недобросовестной стороне необоснованно затягивать разрешение спора?

     Многим судьям не по душе предварительное судебное заседание. Понять его значимость мешает постоянный цейтнот, в котором работают судьи: большая нагрузка, небольшие процессуальные сроки и вечные проблемы с судебными извещениями.

     Мне кажется, что главная проблема – это судебное извещение. Чаще всего нет явки лиц, участвующих в деле, в предварительное судебное заседание, в результате чего суд не может перейти в основное заседание. В связи с этим было бы логичным, при наличии надлежащего извещения разрешить суду переходить в основное судебное заседание, но при условии, что суд, извещая лиц, участвующих в деле, о времени и месте проведения предварительного судебного заседания, предупредит их, что данное извещение является одновременно уведомлением о судебном заседании, которое состоится при надлежащем уведомлении и при отсутствии возражений лиц, участвующих в деле. Желательно, было бы закрепить подобную норму и в АПК РФ. Но здесь нельзя забывать, что суды апелляционного и кассационного уровня нередко толкуют надлежащее судебное извещение значительно уже, чем это делает АПК РФ.

     Частью 2 ст. 123 АПК РФ предусмотрены три случая надлежащего судебного извещения – это определенного рода процессуальные фикции, позволяющие признать извещение надлежащим, хотя субъект в действительности не был проинформирован о судебном разбирательстве. Поэтому когда при рассмотрении дела в апелляции или кассации появляется лицо, участвующее в деле, и ссылается на то, что оно не было извещено, то решение суда первой инстанции отменяется по безусловным основаниям. Поэтому отдельно взятый суд не может ввести правило – извещение о времени и месте предварительного судебного заседания является одновременно извещением о судебном разбирательстве – это должна быть единая позиция всей арбитражно-судебной системы.

     Переход суда в основное заседание безотносительно наличия или отсутствия возражений лиц, участвующих в деле, - дело опасное. Злоупотребление правом возможно со стороны участников процесса, суд в свою очередь также может нарушить права участников процесса, осуществляя переход в судебное заседание. Например, на предварительном судебном заседании суд рассмотрел ходатайство о привлечении третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, и удовлетворил его. Третьи лица должны обладать правом и временем на ознакомление с делом. Судья может перейти в основное заседание по окончании предварительного судебного заседания, что сделает невозможным для только что привлеченных лиц достойную подготовку к процессу.

     На какую норму АПК РФ ссылаться при составлении заявления об уточнении или дополнении исковых требований?

     АПК РФ не содержит отдельной нормы о праве истца уточнять или дополнять свои требования. Арбитражный суд, оставляя исковое заявление (заявление) без движения, нередко предлагает сторонам уточнить предмет требований. Право истца уточнять предмет требования или дополнять исковые требования вытекает из самого права на подачу иска. Иногда истец ссылается на ст. 49 АПК РФ, но данная статья связана с распорядительными действиями сторон (признание иска, отказ от иска, заключение мирового соглашения, изменение предмета или оснований иска).

     Предъявление дополнительного требования производится по общим правилам предъявления исков.

     Уточнение иска чаще всего связано с количественным изменением предмета иска путем увеличения или уменьшения способов защиты. Возможно два варианта уточнения иска:

     - увеличение или уменьшение избранных способов защиты. Характерным примером является первоначальный иск о признании – иск о признании сделки недействительной, далее происходит предъявление дополнительного требования – о применении последствий недействительности сделки;

     - увеличение или уменьшение объекта требования в рамках одного и того же способа защиты. К примеру, истец просит суд о защите права пользования путем ликвидации пристройки между домами истца и ответчика. Затем уточняет предмет требований, говоря о ликвидации не всей постройки, а лишь ее части, что приводит к изменению размера исковых требований в пределах одного и того же объекта.

     Допустимо ли использовать в качестве доказательства акт сверки взаиморасчетов - для подтверждения суммы задолженности, если отсутствуют первичные бухгалтерские документы?

     Акт сверки взаиморасчетов - допустимое доказательство, но, как и любое производное доказательство, его желательно подтвердить первичными бухгалтерскими документами. Без первичной бухгалтерской документации доказательств может быть недостаточно для разрешения дела.

     Для обжалования судебного решения установлен максимальный пресекательный срок в 6 месяцев, но что делать, если лицо, не участвовавшее в деле, о правах и обязанностях которого вынесено решение, узнало о вынесенном решении по истечении года? Как можно обжаловать данное решение?

     Установленный законом шестимесячный срок, в течение которого возможно восстановление пропущенного срока на кассационное обжалование, признавался пресекательным. Однако определение Конституционного Суда РФ внесло существенные изменения (Определение от 16.01.2007 № 234-О-П по жалобе ОАО "Нижнекамскнефтехим" на нарушение его конституционных прав положениями ч. 2 и 4 ст. 117 и ч. 2 ст. 276 АПК РФ).

     КС РФ пришел к выводу, что установление срока на обжалование решения арбитражного суда само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционного права на судебную защиту, поскольку обусловлено необходимостью гарантировать правовую определенность в спорных материальных правоотношениях и стабильность гражданского оборота. Вместе в тем федеральный законодатель на основе баланса между принципом правовой определенности и правом на справедливое судебное разбирательство, несовместимое с ошибочным судебным актом, при установлении порядка обжалования должен обеспечить реальную возможность участвующим в деле лицам воспользоваться правом на пересмотр судебного решения.

     В судебной практике не допускается обжалование решения арбитражного суда в кассационном порядке по истечении указанного шестимесячного срока и в тех случаях, когда заинтересованное лицо вообще не имело возможности в установленные сроки подать как саму кассационную жалобу, так и ходатайство о восстановлении срока на ее подачу (по утверждению заявителя, он не был привлечен арбитражным судом к участию в деле и о принятых 28 февраля 2005 г. и 28 июня 2005 г. судебных решениях узнал только в марте 2006 г.).

     Таким образом, взаимосвязанные положения ч. 2 ст. 117 и ч. 2 ст. 276 АПК РФ - по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм действующего арбитражного процессуального законодательства и с учетом правовой позиции КС РФ, выраженной в постановлении от 17.11.2005 № 11-П, - не предполагают отказ в удовлетворении ходатайства о восстановлении пропущенного срока подачи кассационной жалобы лишь по причине истечения предусмотренного ими предельно допустимого срока подачи соответствующего ходатайства лицам, не привлеченным к участию в деле и узнавшим о решении арбитражного суда по истечении шести месяцев с момента его вступления в силу.

     Иное истолкование данных законоположений препятствовало бы своевременному исправлению судебной ошибки, допущенной в ходе разбирательства в суде первой инстанции, нарушало бы право заинтересованных лиц на участие в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон, что не согласуется с самой сутью правосудия, и создавало бы нормативную предпосылку для нарушения ст. 17 (ч. 1 и 2), 18, 19 (ч. 1), 45 (ч. 1), 46 (ч. 1 и 2), 55 (ч. 3) и 123 (ч. 3) Конституции РФ.

     Возможно ли при подаче искового заявления либо жалобы на решение просить суд снизить размер государственной пошлины?

     Несмотря на то, что ст. 102 АПК РФ говорит лишь об отсрочке или рассрочки уплаты государственной пошлины, необходимо обратиться к Налоговому кодексу РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 333.22 НК РФ арбитражные суды исходя из имущественного положения налогоплательщика вправе уменьшить размер государственной пошлины, подлежащей уплате по делам, рассматриваемым указанными судами, либо отсрочить (рассрочить) ее уплату в порядке, предусмотренном ст. 333.41 НК РФ

     Чем, по Вашему мнению, обусловлено отсутствие предварительного судебного заседания при рассмотрении дел о несостоятельности (банкротстве, по делам упрощенного производства)?

     По делам упрощенного производства судебное заседание проводится без вызова сторон (ч. 4 ст. 228 АПК РФ), поэтому нет смысла проводить предварительное судебное заседание. Упрощение процедуры заключается в заочном характере рассмотрения дела, а предварительное судебное заседание, по своим целям и задач, требует очного рассмотрения, т.е. присутствия лиц, участвующих в деле.

     Рассмотрение дел о несостоятельности (банкротстве) строится по правилам АПК РФ, но с особенностями, установленными соответствующим Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Задачи и содержание подготовки дела по делам о банкротстве иные, чем по обычным делам, поэтому просто нет необходимости в проведении предварительного заседания.

     Ученые часто спорят о стадийности арбитражного процесса, в том числе о том, является ли подготовка дела к судебному разбирательству стадией арбитражного процесса. Целесообразно, по Вашему мнению, закрепить в АПК РФ понятие "стадии арбитражного процесса" и как это отразиться на практике применения арбитражного процессуального законодательства?

     В процессуальной науке выделяются различные стадии, правоприменительные циклы и т.д. Вряд ли есть необходимость закреплять законодательно понятие стадий. Появление любого нового правового термина (даже при разработанности его в науке) всегда вызывает много споров. АПК РФ и ГПК РФ четко выделили в качестве стадий или частей производства в суде первой инстанции предъявление иска, подготовку дела, судебное разбирательство, вынесение решения по делу – это привычно и понятно правоприменителю.

     В одной из своих работ Вы говорите: "Важной чертой подготовки дела к судебному разбирательству должно быть сочетание обязательности стадии и ее гибкости. При этом гибкость должна основываться на законе и исходить из особенностей конкретных дел". Однако есть мнение, что именно гибкость отсутствует в нормативном регулировании стадии подготовки дела к судебному разбирательству (в АПК РФ), в том числе при регулировании предварительного судебного заседания. Позволит ли заимствование некоторых норм ГПК РФ, регламентирующих подготовку дела, приобрести названной стадии арбитражного процесса необходимую гибкость?

     Действительно, ст. 152 ГПК РФ предоставляет суду больше возможности для реализации своих полномочий, чем ст. 136 АПК РФ. Было бы замечательно, если бы на уровне и законодательства, и правоприменения анализировался бы опыт применения двух процессуальных кодексов (АПК РФ и ГПК РФ) с целью оперативного обмена преимуществами, позволяющими рассматривать дела быстрее и правильнее.

     Говоря о гибкости подготовки дела, можно отметить несколько ее параметров:

     - суд должен обладать определенной свободой в выборе действий по подготовке (что и предусмотрено современным АПК РФ);

     - законодательство должно предусматривать определенный алгоритм действий и их последствий. Второе положение требует некоторого комментария. Идеальный алгоритм сегодня есть применительно к принятию искового заявления: если заявление соответствует требованиям закона, то оно принимается к производству. Если выявлены недостатки в заявлении, суд оставляет заявление без движения. После исправления недостатков в установленный срок заявление считается поданными в день первоначальной подачи. Здесь все - сроки, действия, последствия - четко и полно прописаны в законе.

     При регулировании подготовки дела была сделана аналогичная попытка, но введение новых институтов (раскрытие доказательств и пр.), «призрак» объективной истины, видимо, помешали довести алгоритм до логического завершения. Например, ответчик направляет в арбитражный суд отзыв на иск (ч. 1 ст. 131 АПК РФ). Непредставление отзыва на иск не препятствует рассмотрению дела. Следовательно, последствий никаких.

     По судебной реформе 1864 г. обмен состязательными документами включал в себя направление прошения, ответ на прошение, возражение и опровержение. Для направления каждого из указанных документов устанавливались сроки. Если одна из сторон пропускала установленный срок для направления своего документа, то вторая сторона получала право просить суд о немедленном назначении заседания для слушания дела. Эта процедура обмена состязательными бумагами, кстати, называлась предварительной письменной подготовкой дела.

     В английском процессе активный обмен состязательными документами приводит к сокращению фактов, подлежащих доказыванию: если ответчик не оспаривает факты, указанные истцом, то они считаются признанными; если стороны не указали какие-либо факты, то они не включаются в предмет доказывания.

     Известный русский процессуалист Е.А. Нефедьев отмечал, что в состязательном процессе «прямое принуждение к совершению тех или иных действий заменяется указанием в законе невыгодных последствий, которые наступают для тяжущихся при их несовершении». Поскольку цель судопроизводства – разрешение правового спора, то и процессуальные последствия должны способствовать достижению данной цели: несоблюдение закона стороной, невыполнение процессуальной обязанности, отказ от реализации процессуального права предусматривают последствия, связанные с возможным проигрышем дела.

     ГПК РФ предоставляет возможность прекращения производства по делу в связи с утверждением мирового соглашения на предварительном судебном заседании. АПК РФ предусматривает данную возможность только непосредственно в судебном заседании. Необходимо ли изменить названную норму АПК РФ и позволить суду прекращать производству по делу в связи с утверждением мирового соглашения на предварительном судебном заседании?

     Согласно ч. 1 ст. 139 АПК РФ мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии арбитражного процесса и при исполнении судебного акта. В то же время согласно ч. 2 ст. 141 АПК РФ вопрос об утверждении мирового соглашения рассматривается в судебном заседании. В соответствии с Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13.08.2004 № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации», если стороны договорились о заключении мирового соглашения во время подготовки дела к судебному разбирательству, о чем арбитражному суду стало известно в предварительном судебном заседании, суд может в порядке ч. 4 ст. 137 АПК РФ завершить предварительное судебное заседание, открыть судебное заседание в первой инстанции и рассмотреть в нем вопрос о возможности утверждения мирового соглашения.

     Полагаю, что причина, по которой закон требует рассмотрения вопроса о мировом соглашении в судебном заседании, связана с проверкой отсутствия обстоятельств, препятствующих заключению такого соглашения, с возможностью для суда задать требуемые вопросы. Зачастую проблема связана с тем, что условия мирового соглашения поступают по почте или их приносит одна из сторон. Суд и рад прекратить производство по делу в связи с примирением сторон, но при этом у него нет возможности задать вопросы сторонам, убедиться, что отсутствующая сторона согласна с условиями мирового соглашения, осведомлена о последствиях его заключения и т.д. Поэтому в интересах сторон действует норма о рассмотрении вопроса о заключении мирового соглашения в судебном заседании. Вместе с тем ч. 2 ст. 141 АПК РФ не уточняет, что это обязательно лишь основное судебное заседание. Однако данное положение уточнено в приведенном выше информационном Письме ВАС РФ.

     Насколько часто, исходя из практики АС Свердловской области, предварительное судебное заседание переходит в судебное заседание арбитражного суда первой инстанции? Какие обстоятельства препятствуют этому?

     Такую статистику мы не ведем. Но можно сказать, что если присутствуют лица, участвующие в деле, на предварительном заседании, то они редко возражают против перехода в основное судебное заседание. Основным препятствием для перехода из предварительного заседания в основное является отсутствие лиц, участвующих в деле. Даже из обращения стороны с письменным ходатайством о рассмотрении дела в ее отсутствие не следует, что она дала согласие на переход из предварительного заседания в основное.