Права потребителя если производитель продукта находится в Германии
Как часто мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни с разочарованием так красочно и доступно рекламируемого продукта. Иногда это разочарование выражается в конкретных суммах нанесённого ущерба нашему здоровью, материальным или духовным ценностям. 

Это разочарование, потери и ущерб проявляется даже месяцы или годы спустя после приобретения продукта, когда все возможности ремонта или замены, сроки гарантии или даже претензии к продавцу истекли. Так ли мы бесзащитны перед индустриальным «творцом» и его «созданием», проданным потребителю во благо, но принёсшего в итоге вред.

Ответ на этот вопрос для любого юриста, который находится в правовом государстве и так же является потребителем продукта – однозначен, обнадёживает и основан на чётко урегулированных положениях законодательной базы* об ответственности производителя за свой продукт.

Основопологающим правовым ориентиром для защиты потребителя является директива 85/374/EWG** на основе которой дополнены многие законодательные акты стран ЕС.

В Германии основным законом регулирующим ответсвенность производителя продукта перед его потребителем является ProdHaftG (Produkthafungsgesetz) т.е. закон об ответсвенности производителя за продукт, так же как и многие другие применимые в подобных случаях положения гражданского кодекса.

Ответ на самый популярный вопрос пострадавшего потребителя о компенсации: «...а могу ли я получить...» зависит от соблюдения массы условий, требуемых для успеха переговоров с производителем или судебного иска против него.

Кроме самого главного, что почти всегда присутствует в ситуации - это ущерб, необходимо наличие изначального изъяна в продукте, причино-следственной связи между его правильным применением и нанесением при этом ущерба и самого производителя, подлежащего действию именно данного закона. При всём этом стоит заметить, что гос. принадлежность или национальность потребителя как и место нанесения ущерба не всегда являются условием ответственности производителя и не всегда ограничены территорией действия этого закона.

Требование к производителю так же может основываться и на других законах или тех. требованиях к продукту в зависимости от вида самого продукта. Поскольку продуктом может выступать всё, от предмета бытовой электроники до орудий и машин домашнего, садового хозяйства, от бытовой химии до лечебной фармакологии, то в каждой конкретной области производства можно найти соответствующие узко-специальные законы, нормы, предписания и т.д., несоблюдение которых может повлечь за собой вероятность наличия изначального изъяна в продукте и обосновать причино-следственную связь.

В таких специальных областях существуют отдельные законы, регулирующие ввод в обращение, безопасность и ответственность производителя за некачаственный продукт, опасный для здоровья потребителя. Например в области медицинской фармакологии***, AMG Arzneimittelgesetz (закон о лечебных препаратах), в химии, ChemG Chemiegesetz (Закон о химических веществах), в пищевой отрасли SHmV (Положения о максимально допустимого содержания вредных веществ в пищевых продуктах), в электроиндустрии EMVG (Закон о электромагнитном допущении в приборах) и т.д.

Кроме законодательной базы существуют так же созданные отраслевыми**** и профессиональными союзами и объединениями технические требования, условия и рекомендации в каждой из сфер производства. Следовать им обязаны все предприятия, члены того или иного союза или объединения. Обычно именно производители-«гиганты» в своей отрасли являются активными членами и инициаторами введения стандартных требований и условий в своей области. Особенно важно учитывать это при исследовании технической стороны изъяна конечного продукта, нанёсшего ущерб.

В правовой практике приходится сталкиваться с ситуациями, когда крупный концерн-производитель с мировым именем является лишь поставщиком составных частей конечного потребительского продукта, произведённого малоизвестной фирмой. Если причиной изъяна становится именно подобная часть продукта и это эксперно-технически доказуемо, то членство такого «поставщика» с мировым именем в том или ином отраслевом объединени, а значит обязанность соблюдать массу требований и рекомендаций – почти запрограмированы, как и последующая обоснованная ответственность несоблюдающего.

Из приведённого примера видно на сколько многогранным в техническом и правовом смысле может оказаться случай с потребительским продуктом независимо от места его производства и имени производителя.

Практика применения прав потребителя против изготовителей потребительских товаров показывает, что лишь малая часть претензий доходит до судебного иска с последующим установлением размера компенсации и её выплатой.
Почти все случаи остаются урегулированными между правовым отделом предприятия и представителем пострадавшего потребителя. При этом обе стороны всегда заинтересованы не доводить дело до судебного разбирательства и ограничиться выплатой обоюдно приемлимой компенсации за нанесённый продуктом ущерб если он действительно основан на изъяне в продукте или его компоненте.

Для промышленного предприятия каждый конкртный случай компенсации потребителя означет не только регулирование правовой стороны, но и поводом для усовершенствования технических требований и правил к продукту. Поэтому обращение «пострадавшего» потребителя к изготовителю не всегда рассматривается им негативно как претензия.

Реализация своего права как потребителя согласно вышеуказанным нормам и требованиям может в идиальном случае служить обоюдному интересу, как желанию в компенсации с одной стороны, так и стремлению повысить безопасность, надёжность и конкурентноспособность продукта с другой стороны.