Повинную голову и меч не сечет
 Осенью Госдума РФ рассмотрит законопроект, который предусматривает освободить от ответственности преступников, сотрудничающих со следствием. На этот счет существуют разные мнения: одни считают, что такие поправки помогут следствию, другие, в частности адвокат Генри Резник, предупреждают, что при «сделке с правосудием» могут быть нарушены интересы потерпевших. Сситуацию прокомментировал к. ю. н., адвокат ПАВЕЛ АСТАХОВ.
Раскаяние — одна из добродетелей, присущих человеческому существу и поощряемых всеми религиями мира. Способность покаяться возникает только при условии признания прежде совершенных противоправных поступков, правонарушений, грехов. Юридический смысл раскаяния состоит прежде всего в признании своей вины в предъявленном обвинении и активном содействии раскрытию преступления на стадии предварительного следствия.

     Однако и в процессе проведения судебного следствия деятельное раскаяние вполне допустимо и требует отдельной правовой квалификации, прежде всего потому что данная форма процессуального юридически значимого поведения должна быть оценена с позиций существующей нормы УК РФ, говорящей о том, что данное действие является обстоятельством, смягчающим уголовную ответственность. Деятельное раскаяние может возникать и существовать даже на стадии совершения преступления и подготовки к нему. Эта прогрессивная норма существует практически во всех правовых системах и значительно помогает не только бороться с преступностью, но и предотвращать преступления.

     Существующие в настоящее время в УК РФ положения об освобождении от ответственности за совершение даже особо опасного государственного преступления в форме шпионажа в случае добровольной явки такого лица с повинной, активного содействия следствию также фактически является проявлением деятельного раскаяния в уголовно-правовом смысле и несет юридически значимые процессуальные последствия вплоть до прекращения уголовного преследования со стороны государства.

     Следует отметить, что помимо статьи о шпионаже деятельное раскаяние, ведущее к прекращению уголовного дела, также существует в сфере должностных преступлений и помогает выявлению коррумпированных чиновников за счет гарантий, предоставленных заявителю, несмотря на то, что такое лицо фактически уже совершило преступное деяние. Освобождение от ответственности действительно раскаявшегося, то есть осознавшего и признавшего свою вину и активно способствовавшего государству в разоблачении преступников, — является важнейшим стимулом в борьбе с организованной преступностью, особо опасными государственными преступлениями, коррупцией и терроризмом.

Гармоничное дополнение к норме о конфискации

     Показательно, что предлагаемые в настоящее время изменения в УК РФ в части усиления ответственности за ряд тяжких преступлений и возрождения института конфискации с одновременным введением обязательного полного освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего деятельное раскаяние, отвечает современным требованиям и сложившейся общественной ситуации на современном этапе.

     Характерно, что в особо сложные периоды своего развития Европа и Америка использовали в борьбе за стабильное свободное от преступности общество похожие механизмы, которые доказали свою жизнеспособность, эффективность и гуманность. Только с помощью привлечения на условиях освобождения от ответственности или хотя бы смягчения таковой удалось разгромить итальянскую коза ностра и организованные чикагские бандформирования.

     В действующем Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» существует лишь одно упоминание об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ч. 4 ст. 18): «Лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступлений, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации».

     Подобная формулировка в свете планируемых изменений в УК РФ получает новое серьезное подкрепление на процессуальном уровне, поскольку в рамках проведения ОРД оперативные сотрудники не имеют возможности лично принимать решения об освобождении того или иного помощника, а каждый раз должны выходить с соответствующим ходатайством в суд при передаче конкретного дела для рассмотрения по существу.

     Необходимо также отметить, что изменился и тон положения о применении деятельного раскаяния, а именно формулировки части 2 ст. 75 УК РФ, в которой слова «при наличии условий, предусмотренных частью первой настоящей статьи, может быть освобождено» были заменены одним словом — «освобождается».

     То есть в настоящей редакции данное положение избавлено от дополнительных обременений, подлежащих доказыванию, и является обязательной нормой для применения всеми судами. Так же как и в отдельных уже упоминавшихся конкретных составах, описанных в Особенной части УК РФ (ст. 291 УК РФ «Дача взятки», ст. 210 УК РФ «Организация преступного сообщества» и другие).

     Изменяется механизм уголовного преследования

     Изменения коснулись и непосредственно механизма применения данного института, которые отражены в новой редакции ст. 28 УПК РФ относительно порядка прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием. Так, на стадии досудебного производства по уголовным делам тяжким и особо тяжким, когда это предусмотрено в Особенной части УК РФ, «осуществляется» (новый термин в отличие от прежнего «возможно») прекращение уголовного преследования. В ч. 2 ст. 28 УПК РФ формулировка в сравнении с ранее имевшейся «по основаниям, указанным в части первой» изменена на более конкретную — «при деятельном раскаянии». Но решение по этим основаниям по-прежнему принимается судом, который на основании конкретных фактов и доказательств примет решение либо об окончательном освобождении от уголовного преследования, либо о смягчении наказания, с учетом чего будет избираться его форма, поскольку, как следует из мировой практики, люди, прошедшие данную процедуру, но не получившие полного освобождения и прощения, нуждаются в дополнительной защите и в местах лишения свободы. Для них устанавливаются специальные льготные режимы, они содержатся в специальных учреждениях и условиях.

     Несмотря на абсолютно прогрессивные и необходимые современному российскому законодательству нормы, осуществление их будет связано с серьезными трудностями, которые проявляются прежде всего в слабой реализации норм Закона от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Нехватка специалистов, денежных средств, спецтехники, оборудования и просто знаний в этой области препятствует реализации и норм об освобождении от ответственности лиц, совершивших деятельное раскаяние, потому что деятельное раскаяние и помощь следствию должны иметь надлежащую прочную защиту и обеспечивать полную безопасность лица, ставшего свидетелем по уголовному делу.

     Подобный закон должен быть подкреплен не только материально, но и дополнительными законодательными процедурами, возможно, необходимо принятие смежных законов, как, например, произошло это в 1970 г. в США, когда Конгресс принял закон «О контроле за организованной преступностью», позволивший реализовать максимально эффективно программу защиты свидетелей и потерпевших по делам обвинения против организованной преступности.

     Более чем за 30 лет существования такой системы в США программу защиты прошли более 20 тысяч человек. Современной российской положительной статистики, увы, пока нет.