Ответственность за действия работника
 В определенных случаях за действия работника, нарушившего законодательство, отвечают должностные лица или сама организация. Причем причиненные работником убытки могут достигать значительных размеров. Самый распространенный случай – неприменение продавцом ККТ при реализации товара (работ или услуг). Какие иные случаи ответственности работодателя встречаются на практике? Можно ли такую ответственность свести к минимуму или избежать ее? Ответы на эти и другие вопросы – в нашей статье.
Когда и почему наступает ответственность?

Ответственность работодателя за вред, причиненный работником третьим лицам, установлена ст. 1068 ГК РФ. Здесь сказано, что организация или индивидуальный предприниматель обязаны возместить вред, причиненный сотрудником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В данном случае работниками считаются как люди, принятые по трудовому договору, так и те, кто выполняет работу по гражданско-правовому договору (ст. 1068 ГК РФ). При возникновении судебного спора ответчиком по таким делам является субъект ответственности (работодатель), а работник – как непосредственный причинитель вреда – привлекается в качестве третьего лица. Обратите внимание: работодатель будет нести ответственность даже в том случае, если на момент нанесения вреда третьему лицу у него отсутствовали договорные отношения с человеком, которого он привлекал для выполнения работ. Так, в одном деле довод истца о том, что продавец, реализовавший товар без применения ККМ, не имеет никакого отношения к индивидуальному предпринимателю, не смог послужить основанием для освобождения последнего от ответственности. Ведь в соответствии со ст. 18 Кодекса законов о труде РФ фактическое допущение к работе считается заклюю чением трудового соглашения. Факт допущения до работы в торговой точке установлен судом и подтверждается материалами дела (постановление ФАС МО от14.10.1998 № КА-А40/2509-98).

Судом было рассмотрено и другое аналогичное дело. В ходе проверки контролерами было установлено, что при оказании услуги по пайке цепочки ювелир не применил ККТ, не выдал чек или бланк строгой отчетности. Указанное нарушение зафиксировано ревизорами в акте проверки и протоколе об административном правонарушении. По итогам рассмотрения материалов проверки налоговая инспекция вынесла постановление о привлечении компании работодателя к ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ в виде 30 тыс. руб. штрафа. В кассационной жалобе фирма указала, что на момент проверки ювелир не являлся ее работником. Но эти доводы суд отклонил по следующему основанию. При проведении проверки ювелир непосредственно оказал услугу по пайке цепочки по адресу мастерской, принадлежащей работодателю. А если человек приступил к работе с ведома или по поручению работодателя, то независимо от оформления трудового договора в письменной форме договор считается заключенным (ст. 67 ТК РФ). Поэтому судебные инстанции пришли к выводу, что ювелир являлся работником общества (постановление СКО от 21.04.2008 № Ф08-1936/2008-704А).

Работодатель несет ответственность за действия работника, даже если вред был причинен в нерабочий день (конечно, если в этот день человек выполнял трудовые обязанности).

ООО «Восход» обратилось в суд с иском к ООО «УМ-6» о взыскании ущерба, причиненного действиями работника - водителя «УМ-6» при погрузо-разгрузочных работах с использованием принадлежащего ответчику автокрана. В судебном заседании было установлено, что, несмотря на то что водитель – работник ответчика, он не исполнял свои трудовые обязанности (был выходной день). Водитель выполнял работы по заданию истца, поэтому ответчик заявил встречный иск о причиненном автокрану ущербе. В первой инстанции был удовлетворен первоначальный иск, но в постановлении апелляционной инстанции в первоначальном иске истцу было отказано и был удовлетворен встречный. Постановлением ФАС СЗО от 21.11.2003 № А56-31151/02 решение и постановление были отменены и дело направлено на новое рассмотрение. При этом ФАС СЗО указал, что крановщик находился в трудовых отношениях с ООО «УМ-6» и по его заданию выполнял работу в ООО «Восход». То обстоятельство, что это был выходной день, не имеет решающего значения, поскольку и в этом случае работник исполнял трудовую функцию. Помимо перечисленных выше условий, компания (предприниматель) будет нести ответственность за действия своего работника только в случае, если установлен состав правонарушения (гл. 59 ГК РФ). В него включаются:

– наступление вреда, его характер и размер;

– противоправность поведения причинителя вреда;

– причинная связь между двумя первыми элементами;

– вина причинителя вреда.

Суд может отказать в удовлетворении требований заявителя при недоказанности всей совокупности перечисленных условий. Например, при недоказанности причинной связи между действиями работника и наступившими последствиями отсутствуют основания и для взыскания убытков с организации работодателя. Такие выводы следуют из постановления ФАС СКО от 02.11.2005 № Ф08-5099/05. Суть дела такова. Водитель – работник общества повредил ворота завода автомашиной «КамАЗ». Завод обратился в суд с иском к обществу о возмещении вреда. В судебном заседании истцом не были представлены доказательства, свидетельствующие, что ворота вышли из строя именно в результате наезда на них автомашины «КамАЗ». В результате ущерб с работодателя взыскан не был. Аналогичные примеры судебных решений можно встретить в постановлениях ФАС ДО от 23.06.2008 № Ф03-А73/08-1/1660, от 27.02.2008 № Ф03-А73/07-1/6465; ФАС ВВО от 02.05.2007 № А38-3004-18/238-2006; определении ВАС РФ от 08.05.2007 № 5111/07 и др.

При рассмотрении таких исков суд обязан учесть грубую неосторожность самого потерпевшего, если таковая имелась (п. 2 ст. 1083 ГК). А вот имущественное положение работника – причинителя вреда значения не имеет, поскольку ответственность за его действия несет работодатель. При этом работодатель, возместивший вред третьему лицу, имеет право переложения собственных убытков по регрессному требованию на своего работника (ч. 1 ст. 1081 ГК РФ).

На практике наиболее распространенные случаи, когда работодатель несет ответственность за действия сотрудника, – это неприменение ККТ и дорожно-транспортные происшествия. Поэтому остановимся на них подробнее.

Неприменение ККТ

Как известно, организации и индивидуальные предприниматели, принимающие в оплату своих товаров (работ, услуг) наличные деньги и платежные банковские карты, обязаны применять ККТ (ст. 2 Федерального закона от 22.05.2003 № 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт», далее – Закон о ККТ). Обязанность кассиров-операционистов или продавцов применять ККТ Законом о ККТ не установлена. Эта обязанность на них возлагается на основании трудового договора.

Выявив факт неприменения ККТ, налоговики составляя ют протокол об административном правонарушении и выносят постановление о привлечении виновного к ответственности. Размер штрафных санкций по данной статье составляет: для граждан (кассира-операциониста) – от 1500 до 2000 руб.; для должностных лиц (предпринимателей, см. прим. к ст. 2.4 КоАП РФ) – от 3000 до 4000 руб.; для юридических лиц – от 30 000 до 40 000 руб. Конкретная сумма штрафа определяется контролерами. Оштрафовав фирму, ревизоры могут привлечь к ответственности и ее работника.

Право наказывать за неприменение кассового аппарата (по статье 14.5 КоАП РФ) предоставлено налоговым инспекторам (ст. 23.5 КоАП РФ, ст. 7 Закона о ККТ). В законе о ККТ сказано, что налоговые структуры «проводят проверки выдачи организациями и индивидуальными предпринимателями кассовых чеков». То есть невыдача чека покупателю – это неприменение ККТ. Кроме того, согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 31.07.2003 № 16 под неприменением кассовой машины понимается:

– использование машин, не зарегистрированных в налоговых инспекциях;

– использование машины, не включенной в Государственный реестр;

– использование ККМ без фискальной памяти, с фискальной памятью в нефискальном режиме или с вышедшим из строя блоком фискальной памяти;

– применение ККМ, у которой пломба отсутствует либо повреждена;

– пробитие чека ККМ с указанием суммы менее той, которая уплачена покупателем (клиентом).

Практика показывает, что в данной ситуации работодатель-организация всегда несет ответственность за действия своего работника (постановления ВАС РФ от 28.06.2005 № 480/05; ФАС ЗСО от 22.04.2008 № Ф04-2557/2008 (4003-А70-3); ФАС МО от 14.04.2008 № КА-А41/2550-08; ФАС СКО от 04.06.2008 № Ф08-3017/08; ФАС ЦО от 26.06.2008 № А62-4372/2007, от 26.06.2008 № А68-10134/07-2/8 и проч.).

Арбитры подчеркивают, что все торговые операции, ведущиеся в торговой точке, следует рассматривать как осуществляемые от имени организации. Это в полной мере согласуется с позицией ВАС РФ, данной в определении от 08.11.2007 № 8467/07: «неприменение юридическим лицом ККТ вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от административной ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ». Таким образом, вина юридического лица как субъекта административных правоотношений определяется виной продавца. Казалось бы, КоАП РФ все же дает некоторую лазейку работодателям-организациям. Обратимся к п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ. Здесь сказано, что «юридическое лицо признается вино вным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что... данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их (правил и норм. – Ред.) соблюдению». Получается, если выяснится, что все зависящие меры были приняты, ответственности можно избежать. Однако на практике доказать это бывает практически невозможно. Кассир фирмы не пробила кассовый чек. Рассмотрев иск компании к оштрафовавшей ее инспекции, суд апелляционной инстанции указал, что вина фирмы в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 14.5 КоАП РФ, отсутствует. Ведь компания приняла все необходимые меры для соблюдения продавцом-кассиром Закона о ККТ. А именно: в торговой точке имелась зарегистрированная в налоговой исправная ККМ; продавец при заключении трудового договора была ознакомлена с должностной инструкцией, где указано, что продавец должен выполнять денежные расчеты с населением только с применением ККМ.

Однако ФАС ЗСО (постановление ФАС ЗСО от 01.11.2007 № Ф04-7158/2007(39850-А45-3)) встал на сторону инспекции. При этом федеральный суд согласился с судом первой инстанции, который указал, что «неприменение юридическим лицом ККТ... вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности за административное правонарушение по ст. 14.5 КоАП РФ».

Аналогичные решения были приняты судьями в постановлениях ФАС ЗСО от 03.07.2008 № Ф04-4071/2008 (7598-А46-32), от 27.03.2008 № Ф04-2148/2008(2927-А27-32). Другое дело – индивидуальные предприниматели. Ответственность ПБОЮЛ (ст. 2.2 КоАП РФ) наступит только в том случае, если будет доказано наличие его вины (умысел или неосторожность). Таким образом, предприниматель-работодатель понесет ответственность, если будет установлено, что он не обеспечил выполнение правил применения ККТ конкретным работником, действующим от его имени при расчетах с покупателями. Арбитражная практика изобилует примерами, когда суды освобождали предпринимателей от ответственности за не применение ККТ, если ПБОЮЛ удавалось доказать, что их вина отсутствует (постановления Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 № 16234/06; ФАС УО от 15.07.2008 № Ф09-4992/08-С1, от 25.03.2008 № Ф09-1842/08-С1; ФАС ЦО от 17.01.2008 № А64-2541/07-15, от 14.01.2008 № А64-2540/07-15; ФАС ДО от 21.07.2004 № Ф03-А73/04-2/1684 и др.).

Вот один из этих примеров. В магазине, принадлежащем предпринимателю, имелась зарегистрированная в налоговой инспекции ККМ, с продавцом были заключены трудовой договор и договор о полной материальной ответственности, продавец была ознакомлена с должностной инструкцией. При таких обстоятельствах суды пришли к выводу, что инспекция не доказала вину предпринимателя. В результате ФАС УО освободил последнего от ответственности (постановление ФАС УО от 25.03.2008 № Ф09-1842/08-С1).

Если ответственности за неприменение ККТ не удается избежать, то ее можно смягчить. Основания для смягчения ответственности перечислены в ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ. Кроме того, арбитражный суд может признать смягчающими обстоятельства, не указанные в КоАП РФ (ч. 2 ст. 4.2 КоАП РФ). Например, суд может учесть тот факт, что нарушение зафиксировано контролерами впервые, и уменьшить размер штрафа (постановление ФАС СЗО от 07.05.2007 № А56-11958/2006). К иным смягчающим обстоятельствам, учитываемым как судьями, так и налоговиками, относятся: неумышленный характер действий продавца, непродолжительность его нахождения на работе, а также низкий размер дохода от предпринимательской деятельности (постановления ФАС УО от 09.07.2007 № Ф09-5099/07-С1; ФАС СКО от 26.12.2007 № Ф08-8536/07-3211А). Причем суд может признать эти обстоятельства в качестве смягчающих независимо от того, ходатайствовал ли заявитель об их учете на стадии рассмотрения дела административным органом. Однако следует иметь в виду, что размер штрафа не может быть установлен ниже предела, предусмотренного ст. 14.5 КоАП. Если контролерами назначен минимальный размер штрафа, то у суда не будет оснований для его снижения (постановление ФАС СКО от 28.06.2005 № Ф08-2768/05-1124А). Статьей 2.9 КоАП РФ предусмотрена возможность освобождения лица, совершившего административное правонарушение, от ответственности при его малозначительности. Тогда штрафа не будет вовсе, а проверяющие ограничатся лишь устным замечанием. Малозначительность деяния определяется судом исходя из

степени общественной опасности правонарушения и характера вины правонарушителя (постановления ФАС СЗО от 30.07.2008 № А52-529/2008; ФАС ЦО от 19.06.2008 № А09-8008/07-22; ФАС ВВО от 11.06.2008 № А11-11130/2007-К2-28/105/17). При этом небольшая сумма продажи не свидетельствует о малозначительности правонарушения (постановление Президиума ВАС РФ от 17.05.2005 № 391/05).

ДТП с участием работника компании

Рассмотрим еще одну категорию дел – когда к ответственности привлекают фирму за действия работника при совершении ДТП. Потерпевшая в ДТП сторона обращается с иском в суд в случае отказа причинителя вреда возместить ущерб в добровольном порядке. Сумму причиненного вреда истец устанавливает самостоятельно, в противном случае в иске ему судом будет отказано (постановление ФАС СЗО от 17.06.2008 № А56-3993/2007). Причем работодатель возмещает ущерб и в том случае, если работник причинил вред третьему лицу случайно (по неосторожности).

Возможны две ситуации:

– транспортное средство принадлежит организации;

– транспортное средство принадлежит работнику.

В каком из этих случаев работодатель будет возмещать вред, причиненный его работником?

Согласно ч. 1 ст. 1079 ГК РФ именно владельцы источников повышенной опасности (юридические лица и граждане) обязаны возместить вред, причиненный таким источником, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Стало быть, компания будет нести ответственность за ДТП, совершенное работником, в том случае, если именно она является владельцем автомобиля (постановление ФАС СЗО от 17.06.2008 № А56-3993/2007). Если же машина принадлежит сотруднику, то отвечать будет он. Более того, если речь идет об арендованных автомобилях, то ответственность за ДТП несет арендодатель (ст. 640 ГК РФ). Даже в том случае, если водитель выполнял поручение арендатора. Пример подобного судебного решения – постановление ФАС СЗО от 10.06.2008 № А05-8990/2007. Суд частично взыскал с ЗАО ущерб, причиненный предпринимателю в ДТП, указав, что лицом, ответственным за убытки в имуществе предпринимателя, считается именно ЗАО. Последнее выступало в роли арендодателя по договору аренды транспортного средства с экипажем, на основании которого автомобиль был передан в аренду ООО. Однако грубая неосторожность самого предпринимателя, содействовавшая увеличению вреда, являя ется основанием для уменьшения размера возмещения. Подчеркнем: из буквального толкования нормы ст. 1068 ГК РФ следует, что работодатель обязан возместить вред, причиненный сотрудником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Получается, если ДТП произошло, когда работник использовал автомобиль в личных целях, работодатель ответственности нести не будет. В постановлении ФАС ЦО от 30.11.2007 № А36-1030/2006 есть такая формулировка: «Поскольку ЗАО «А» не представило суду доказательств, свидетельствующих о том, что водитель в момент совершения ДТП находился не приисполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (использовал автомобиль в личных целях) либо неправомерно завладел автомобилем, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о правомерности заявленного истцом требования». В данном деле истец как раз требовал от ЗАО возместить ущерб. Значит, если бы фирма представила доказательства, что водитель использовал машину в личных целях, требования истца суд счел бы неправомерными.

В подобных делах суды настаивают на том, что истец должен доказать:

– наличие и размер вреда;

– причинно-следственную связь между возникшим вредом и действиями причинителя вреда;

– реальность упущенной выгоды.

Например, истец при рассмотрении дела в суде не доказал наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшими у него убытками. Доказательства, объективно подтверждающие, что в заявленный промежуток времени невозможность движения троллейбусов была обусловлена именно указанным ДТП, в деле отсутствовали. Поэтому суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении заявленных истцом требований о взыскании убытков, причиненных простоем троллейбусов в результате ДТП, произошедшего по вине водителя общества-ответчика (постановление ФАС УО от 24.04.2008 № Ф09-2652/08-С4). Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ), если будет доказано, что к ДТП привела грубая неосторожность самого истца. Например, в спорном случае суд указал, что ответчик не может нести перед истцом ответственность в полном объеме, поскольку факту совершения ДТП способствовала также грубая неосторожность самого истца, которая выразилась в нарушении водителем Правил дорожного движения РФ. А поскольку грубая неосторожность самого потерпевшего, которая содействовала возникновению (увеличению) вреда, является основанием для уменьшения размера возмещения (п. 2 ст. 1083 ГК РФ), суд снизил сумму подлежащих возмещению потерпевшему убытков на 50% (постановление ФАС СЗО от 10.06.2008 № А05-8990/2007).

Если организация застраховала свою ответственность по ОСАГО или заключила договор добровольного страхования, то ущерб пострадавшим – третьим лицам погасит страховая компания. Но это не исключает погашения ущерба и организацией – собственником транспортного средства. В том случае, когда страхового возмещения не хватает, чтобы полностью возместить причиненный вред, фирма-страхователь возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба согласно ст. 1072 ГК РФ (постановление ФАС МО от 17.09.2007 № КГ-А41/8003-07).

В ряде случаев страховая компания может подать регрессный иск к фирме-ответчику. Например, если будет доказано, что:

– имелся умысел водителя на причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего;

– вред был причинен при управлении транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;

– водитель был лишен водительских прав;

– водитель скрылся с места ДТП;

– водитель не был включен в договор ОСАГО в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством;

– страховой случай наступил при использовании автомобиля в период, не предусмотренный договором обязательного страхования.

Приведем пример. При рассмотрении дела страховщик, ссылаясь на то, что страховой случай наступил, когда водитель находился в состоянии алкогольного опьянения, к тому же скрылся с места ДТП, обратился в арбитражный суд с иском к организации-страхователю, владельцу автомобиля. Данный факт ответчиком не оспаривался, поэтому суд постановил возложить обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате ДТП, на ответчика как на работодателя, владеющего транспортным средством на праве собственности (постановления ФАС ЦО от 05.12.2007 № А62-273/2007, от 30.11.2007 № А36-1030/2006).