О судебном контроле и налоговом администрировании
 Информация о разрабатываемых ФАС Московского округа методических рекомендациях по разрешению споров, связанных с возмещением НДС, вызвала крайне бурную реакцию в юридическом сообществе. Как новаторская форма, избранная кассационной инстанцией для доведения своей правовой позиции до нижестоящих судов, так и ставшее доступным прессе содержание «методички» стали объектом оживленного обсуждения и критики. Наибольшее же внимание привлекло мнение о том, что при разрешении споров о возмещении НДС арбитражные суды должны принимать решение лишь о признании незаконным решения налогового органа, но не обязывать последнего вернуть сумму НДС налогоплательщику.
Проект Методических рекомендаций ФАС Московского округа по рассмотрению дел, связанных с возмещением НДС, так напугавший экспортеров, надо признать, имеет твердую теоретическую основу. Она заключается в строгом разграничении функций налоговых органов и суда. Поскольку НК РФ предусмотрен внесудебный порядок возмещения НДС, суд может рассматривать только заявления налогоплательщика о признании незаконным решения налогового органа, но не может и не должен рассматривать вопрос о возмещении НДС, то есть не должен делать работу за налоговые органы.

     Скажем более корректно: учитывая принцип разделения властей, суд не вправе осуществлять полномочия налоговых органов. Или, как дипломатично выразился судья Федерального апелляционного суда округа Колумбия (США) Стивен Уильямс, «судьи четко осознают разделение сфер деятельности административных органов и судов и следят за тем, чтобы судебное рассмотрение не узурпировало полномочия по принятию решений, которые Конгресс предоставил данному государственному органу». Поэтому экспортерам нельзя рассчитывать на то, что если сданные в налоговую инспекцию документы оформлены неправильно или если предоставлены не все документы, то эти ошибки можно исправить в судебном процессе. Закон исключает такие ситуации.

     Однако налогоплательщики обоснованно опасаются того, что, если налоговые органы игнорируют их требования о возмещении НДС, у них не останется последнего защитника в лице суда. Методические рекомендации используются для критики их автора — ФАС Московского округа, а должны быть использованы как важный повод для критики «налогового террора». Здесь я оставляю за скобками случаи мошенничества и низкого профессионального уровня самих налогоплательщиков, что тоже часто встречается.

     Так кого же боятся налогоплательщики? Их опасения вызваны действиями налоговых органов, которые привели к тому, что даже традиционным экспортерам приходится добиваться (другого слова не придумаешь) возмещения НДС через суд. Но нельзя забывать о том, что полномочия налоговым органам предоставлены для того, чтобы они самым внимательным образом разбирались с каждым случаем. Для этого они обеспечены многочисленным штатом сотрудников. В Москве свыше 40 налоговых инспекций и только один арбитражный суд. Вместо подробного анализа результатов налоговой проверки или требования налогоплательщика вместе с ним налоговые органы наплодили столько судебных исков, что сами не успевают не только подготовиться к делу, но даже присутствовать на судебном заседании.

     Этим игнорируются не только права налогоплательщика, но и интересы бюджета в целом. Всем известно, что судебный процесс дорого обходится не только налогоплательщикам, но и государству. Или, может, лучше доложить о мифических суммах доначисленных налогов, которые затем будут подлежать зачету? Нет, это свидетельствует о необходимости повышения качества управления ресурсами со стороны Правительства. Меры Правительства, направленные на улучшение налогового администрирования путем внесения изменений в НК РФ, даже в совокупности с предложенными поправками со стороны депутатов, обеспечат устранение лишь явных пробелов в процедурах налогового надзора, но не повысят качество налогового администрирования.

     Принцип хорошего администрирования заложен в основе концепции правового государства, не признающего разделения общества на чужих и своих. Этот принцип требует от налоговых органов тщательного рассмотрения фактов, свидетельствующих о нарушении налогового законодательства, учета и обоснованного ответа на каждое возражение налогоплательщика, устных консультаций для выяснения позиции каждой стороны. Налоговый орган должен доказать прежде всего налогоплательщику, а не суду, что налогоплательщик не прав. Решение налогового органа должно быть в обязательном порядке обжаловано сначала в вышестоящий налоговый орган. Чем больше жалоб поступит, тем быстрее налоговики поймут необходимость тщательного обоснования своих выводов и направят свои силы на борьбу не с прозрачными компаниями, а с серым бизнесом с нулевой рентабельностью, который как не платил, так и продолжает уклоняться от уплаты налогов. И когда это произойдет, мы, возможно, увидим Методические рекомендации ФНС о хорошем администрировании и недопустимости проигрыша дела в суде.

     Данный принцип распространяется на действия всех других административных органов. Но они освобождены от этой обязанности. Курортные условия для административных органов обернулись кошмаром для судей, хотя доведение спора до суда свидетельствует об их — административных органов — плохой работе. Тем самым функция судебного контроля доведена до абсурда. Не административные органы, а суд принимает решение о принудительной ликвидации или реорганизации, об отзыве лицензии, о привлечении в некоторых случаях к административной ответственности. Хотя суд должен рассматривать спор, а не выполнять административные функции. Подход к администрированию должен быть изменен в целом. Это случится в будущем. Но уже сейчас нужно с чего-то начать.