О проекте обзора Высшего арбитражного суда РФ
На сайте Высшего арбитражного суда Российской Федерации размещен проект «Обзора судебной практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причинённого государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами».

Мы хотели обратить внимание на ряд интересных положений проекта.

1. В п. 3 проекта Высший арбитражный суд РФ делает вывод о том, что при рассмотрении иска о возмещении вреда суд оценивает законность соответствующего ненормативного акта, решения или действия (бездействия) государственного или муниципального органа (должностного лица).
Тот факт, что ненормативный акт не был признан в судебном порядке недействительным, а решение или действие (бездействие) государственного органа – незаконным, сам по себе не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного таким актом, решением или действием (бездействием).
Оценка судом акта решения действия или бездействия при рассмотрении спора о возмещении вреда является обязательной.
Наш взгляд такой подход является вполне обоснованным, так как полностью соответствует сложившейся правоприменительной практике, в том числе п. 21 Постановления Пленума ВАС РФ от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в соответствии с которой суд, выяснив, что ненормативный акт противоречит закону, должен разрешить спор по существу, даже если требования о признании такого акта недействительным не предъявлялись.
Интересным представляется следующее.
Процессуальный срок на обжалование ненормативного акта, решения, действия (бездействия) составляет три месяца, срок исковой давности по возмещению вреда три года.
Следовательно, если Вами срок на обжалование ненормативного акта пропущен, то можно обратиться иском о возмещении вреда с органа государственной власти и суд будет обязан дать оценку в споре законности самого ненормативного акта.
Таким образом, решение суда о возмещении вреда будет одновременно являться решением о законности ненормативного акта и будет иметь преюдициальное значение для других споров (ст. 69 АПК РФ), и обязательным для исполнения для органов государственной власти (ст. 16 АПК РФ).

2. Что же касается возмещения вреда причиненного нормативным актом органа государственной власти, то в соответствии с п. 5 проекта, такой иск может быть удовлетворен только в случае, если нормативный акт признан недействительным в судебном порядке.
Высший арбитражный суд РФ мотивирует данный пункт тем, что нормативные акты являются общеобязательными, имеют неоднократный характер применения в отношении неограниченного круга лиц.
В связи с этим процессуального законодательство предусматривает специальный порядок и правовые последствия установления несоответствия такого акта иному нормативному правовому акту, имеющую большую юридическую силу.
Так, согласно пункту 2 части 2 статьи 196 АПК РФ следствием установления незаконности нормативного правового акта является признание его недействующим полностью или в части с момента вступления в силу решения суда.

3. Интересным является мнение Высшего арбитражного суда РФ, изложенное в п.7 проекта.
ВАС РФ предлагает сместить бремя доказывания незаконности ненормативного акта действия (бездействия) органа государственной власти на ответчика, что прямо противоречит ст. 189 АПК РФ.
В соответствии со ст. 189 АПК РФ бремя доказывания законности ненормативного акта, действия (бездействия) лежит на органе государственной власти.
Одновременно Высший арбитражный суд РФ предлагает включить проект совершенно противоположную формулировку, которая соответствует положениям ст. 189 АПК РФ.
Скорее всего, она и будет принята.

4. В пункте 9 проекта Высший арбитражный суд РФ определяет, что судам надлежит отказывать в возмещении вреда, причиненного истцу при производстве по делу об административном правонарушении, если установлено, что дело возбуждено в связи с наличием достаточных данных, указывающих на совершение истцом административного правонарушения, а избранные меры обеспечения производства соответствовали конкретным обстоятельствам данного дела.
Таким образом, если основания для возбуждения дела об административном правонарушении у органа государственной власти имелись и в последствии виновное лицо так и не было привлечено к административной ответственности у суда нет оснований для возмещения вреда лицу, в отношении которого было возбуждено дело об административном правонарушении.

5. В пункте 10 проекта Высший арбитражный суд РФ формирует подход в соответствии, с которым требование о возмещении вреда истцу в связи с ненадлежащим хранением имущества, изъятого федеральным органом исполнительной власти, подлежит удовлетворению, вне зависимости от того обстоятельства было ли это имущество передано третьему лицу.
Это объясняется тем, что Российская Федерация несет ответственность за вред, причиненный вследствие необеспечения федеральным органом исполнительной власти хранения изъятого имущества.
Проблема была в свое время достаточно актуальной в связи с многочисленными неправомерными действиями таможенных и правоохранительных органов по изъятию и передаче на хранение коммерческим организациям различного рода товаров.

6. Высший арбитражный суд РФ считает, что с иском о возмещении вреда, который был причинен утратой или повреждением изъятого имущества может обратиться не только собственник имущества, но его любой законный владелец.
Такая позиция содержится в п. 11 проекта.
Подход является вполне обоснованным, так вред органами государственной власти может быть причинен не только собственникам, а также арендаторам, доверительным управляющим и иным лицам, владеющим имуществом на любом законном основании.

7. Высший арбитражный суд РФ считает, что подлежит возмещению вред причиненный бездействием судебного пристава исполнителя.
Такое положение отражено в п. 12 проекта.
Высшая судебная инстанция рассматривает такую возможность на примере бездействия судебного пристава-исполнителя по взысканию долга, при наличии у должника денежных средств.
С этой проблемой сталкивается большое количество взыскателей по исполнительным производствам и вызвана она прежде всего большой загруженностью судебных приставов-исполнителей и их нежеланием работать.