О некоторых подходах к оценке заключения эксперта
Заключение эксперта является одним из доказательств в уголовном судопроизводстве (п.3 ч.2 ст.74 УПК РФ), содержит информацию о фактах, полученную посредством использования специальных знаний. Эти факты, в свою очередь, используются для установления необходимых обстоятельств, имеющих значение для принятия правильного, объективного решения по делу.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» дал разъяснения по вопросам, возникающих у судов при применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство судебной экспертизы по уголовным делам [6].

Отмечая положительные качества указанного документа, объясняющего современные взгляды Верховного Суда РФ на содержание деятельности субъектов судопроизводства при назначении и производстве судебной экспертизы (ранее вопросы, касающиеся судебной экспертизы по уголовным делам, были рассмотрены в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР [7]), следует понимать, что рекомендации по оценке заключения эксперта, содержащиеся в указанном постановлении, представлены схематично и сведены к нескольким направлениям, позволяющим лишь определять характер действий при решении проблем, возникающих при назначении и производстве судебной экспертизы, а также связанных с оценкой заключения эксперта.

Предлагаемая вашему вниманию статья отражает взгляд автора на возможность использования нормативной и научной базы при решении вопросов, связанных с анализом проведенной судебной экспертизы и оценкой заключения эксперта.

Заключение эксперта - это документ, содержащий описание исследования, проведенного лицом, обладающим специальными знаниями, и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом субъектом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами.
Одним из элементов процесса доказывания по уголовному делу является оценка доказательств с целью установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ и составляющих предмет доказывания.

Дознаватель, следователь и прокурор являются субъектами, на которых государством возложена обязанность доказывания в уголовном процессе: собирание, проверка и оценка доказательств. Остальные лица (за исключением частного обвинителя), принимающие участие в уголовном судопроизводстве, наделены лишь правом участия в доказывании, т.е. доказывание не является их обязанностью.
Субъекты оценки доказательств, оценивают их по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч.1 ст. 17 УПК РФ). Отсюда следует, что заключение эксперта формирует внутреннее убеждение у судьи, присяжных заседателей, прокурора, следователя и дознавателя.
Представители стороны защиты вправе принимать участие в оценке доказательств и могут реализовать своё право путём направления ходатайств дознавателю, следователю или прокурору. Хотя их мнение о приемлемости доказательств не обязательно для суда, следователя, дознавателя и прокурора, и всё же, несогласие указанных лиц с доводами, указанными в ходатайстве, должно быть законным, обоснованным и мотивированным (ч. 4 ст. 7 УПК РФ).
Оценка заключения эксперта традиционно вызывает затруднение у участников процесса, что, в первую очередь, связано с необходимостью уяснения содержания понятий и сущности методик, использованных экспертом при производстве экспертизы.
Сопоставляя заключение эксперта с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, проверяя доказательства и принимая решение об их относимости, допустимости и достоверности, субъекты оценки должны учитывать, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Итогом оценки всех доказательств является вывод об их достаточности для разрешения уголовного дела.
При оценке заключения эксперта должны быть установлены относимость, достоверность и допустимость этого вида доказательств. Нам представляется, что именно в такой последовательности должна осуществляться деятельность участников судопроизводства, связанная с оценкой экспертного заключения.

Первым этапом оценки заключения эксперта является установление его относимости.
На данном этапе необходимо установить, были ли подвергнуты экспертному исследованию подлинные объекты.
Объекты должны быть представлены эксперту законным образом, т.е. дознавателем, следователем или судом, вместе с постановлением (определением).
Если же эксперт получает объекты для исследования иным путём: непосредственно от потерпевших или посредством запросов в лечебные учреждения, - существенно нарушаются положения действующего законодательства, так как указанные объекты и собираются, и исследуются с нарушением процессуального порядка получения доказательств.
В процессе ознакомления с заключением эксперта, следователь и суд должны убедиться в том, что исследованию подвергнуты именно те самые объекты, которые изъяты, приобщены и направлены на исследование в качестве вещественных доказательств или образцов для сравнительного исследования; не произошло подмены объектов, смешивания вещественных доказательств с образцами и т.п. С этой целью сопоставляются индивидуальные признаки вещественных доказательств, содержащиеся в протоколе их осмотра и постановлении (определении), с описанием объектов исследования в экспертном заключении.
Недопустимо производить какие-либо манипуляции с вещественными доказательствами, в результате которых возможен перенос биологических следов с одного предмета на другой. Пример: следователь-криминалист, перед тем как направить на судебно-биологическое исследование нож, изъятый из домовладения лица, подозреваемого в убийстве, примерил клинок ножа к фрагменту резинового шланга, ранее обнаруженного в луже крови на месте преступления. Было сделано предположение, что указанный фрагмент убийца использовал в качестве чехла для ножа. В результате проведенной экспертизы на клинке обнаружены следы, идентифицированные как кровь погибшей. Только благодаря вмешательству адвоката-защитника удалось убедить суд в ошибочности действий следователя-криминалиста, нарушившего алгоритм исследования доказательств, допустившего перенос следов с одного объекта на другой. Заключение эксперта-биолога было признано недопустимым доказательством, так как объект исследования (нож) не применялся в качестве орудия преступления и к указанному делу не относился.
Можно ли использовать в качестве доказательства по конкретному уголовному делу заключение эксперта, полученное в рамках другого уголовного дела? Отвечает ли такой документ требованиям относимости?

Признаются не имеющими юридической силы доказательства, полученные с нарушением закона (ст. 50 Конституции РФ). Но, если обстоятельства установлены вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства – начинает действовать принцип преюдиции, то есть, эти обстоятельства должны признаваться без дополнительной проверки (ст. 90 УПК РФ).
Поскольку отсутствует необходимость в дополнительной проверке обстоятельств, ранее установленных судом, то не требуется и проведение оценки заключения эксперта, выявившего эти обстоятельства.

Следующим этапом оценки является установление достоверности заключения эксперта.
Практика показывает, что оценка достоверности заключения эксперта производится, как правило, двумя способами:
- установление компетентности эксперта;
- анализ условий и методов проведенных исследований.

Проверку и оценку доказательств на их достоверность и допустимость традиционно связывают с установлением их источников. Поэтому в большинстве случаев применяется первый из вышеуказанных способов. Этот способ не требует от участников процесса особых интеллектуальных затрат и сводится всего лишь к проверке информации, содержащейся в реквизитах документа: сведения об экспертном учреждении, эксперте, месте и времени производства экспертизы, объекте исследования и т.п.
Поскольку, подавляющее большинство судебных экспертиз в настоящее время проводится сотрудниками государственных судебных экспертных учреждений, являющихся специально подготовленными и аттестованными экспертами, то оценка достоверности носит чисто формальный характер. Но и при таком способе оценки заключения эксперта требуется установление компетентности эксперта.

Как пример можно рассмотреть случай использования экспертом результатов исследований, выполненных специалистами, которым не поручалось производство экспертизы, но которым он самостоятельно представлял объекты для исследования. Наиболее часто подобные случаи встречаются при судебно-медицинской экспертизе трупа, когда эксперт ссылается на акты гистологического и химического исследования, но не указывает фамилии специалистов, выполнивших исследования, и не прикладывает указанные акты к экспертному заключению.
Представляется, что в подобных случаях, целесообразно сразу же назначать комплексную экспертизу.

Позиция Верховного Суда РФ по вопросу назначения комплексных экспертиз отражена в недавно принятом постановлении: «В необходимых случаях, когда исследование выходит за пределы компетенции одного эксперта или комиссии экспертов, в соответствии со статьей 201 УПК РФ может быть назначено производство комплексной экспертизы, осуществляемой несколькими экспертами на основе использования разных специальных знаний. Эксперты при этом составляют совместное заключение. В заключении экспертов должно быть указано, какие исследования провел каждый эксперт, какие факты лично он установил и к каким пришел выводам. Каждый эксперт вправе подписать общее заключение либо ту его часть, которая отражает ход и результаты проведенных им лично исследований. Если эксперт обладает достаточными знаниями, необходимыми для комплексного исследования, он вправе дать единое заключение по исследуемым им вопросам. Эксперт дает заключение от своего имени на основании исследований, проведенных им в соответствии с его специальными знаниями, и несет за данное им заключение ответственность в установленном законом порядке» [6,п.12].

Упрощенный подход к проверке достоверности заключения эксперта содержит потенциал судебной ошибки при вынесении итогового решения по делу, так как основан на полном доверии к эксперту и вере в его профессиональную безупречность при проведении исследования и формулировании выводов.

Второй способ оценки достоверности заключения эксперта, связанный с анализом и оценкой условий и методов экспертизы, является истинным проявлением интеллектуальной деятельности, требует значительного напряжения ума при ознакомлении со специальной литературой и нормативными правовыми актами, объясняющими особенности применяемых экспертных методик и регулирующих порядок производства конкретных видов экспертиз. Результат оценки, выполненной таким способом, оправдывает произведенные затраты времени и сил, так как при этом минимизируется возможность следственной и судебной ошибок.

Поскольку производство экспертизы предполагает использование специальных знаний для установления фактов и обстоятельств, имеющих значение для объективного и всестороннего рассмотрения дела, то и под оценкой достоверности экспертного заключения должна пониматься, прежде всего, его научная достоверность - соответствие содержания заключения эксперта современному уровню развития науки.
Если исходные данные, положенные экспертом в основу выводов, научно не обоснованы, не проверены на практике, - его выводы не могут быть признаны научно достоверными.

В статье 8 Федерального закона от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" установлено: «Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных»[1].

Из этого следует, что экспертные выводы не должны требовать для своей интерпретации специальных знаний, то есть должны быть доступными для понимания следователем, судьей и другими заинтересованными лицами. Сказанное совсем не означает, что выводы не могут содержать специальных терминов и обозначений, необходимых для уяснения сути выявленных признаков. Понимание истинного содержания использованных терминов должно позволять однозначно толковать вывод эксперта и исключать возможность иного понимания смысла экспертного вывода участниками процесса.
Поэтому, какими бы специфичными, узкоспециальными ни были знания, используемые экспертом, заключение эксперта должно быть доступным для оценки лицами, участвующими в рассмотрении дела. А для того, чтобы смысл проведенного исследования и обоснование выводов были понятны участникам процесса, эксперт должен излагать материал в форме, доступной для понимания неспециалистами.
Государственные судебно-экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспертизы на основе единого научно-методического подхода к экспертной практике, профессиональной подготовке и специализации экспертов [4, ст. 11].
Необходимость указания в заключение эксперта содержания и результатов исследований с указанием примененных методик вытекает непосредственно из нормы, содержащейся в уголовно-процессуальном кодексе (п.9 ч.1 ст.204 УПК РФ).

Как показывает практика, не все эксперты правильно понимают сущность экспертной методики, упрощенно принимая её за совокупность методов, которые и перечисляют в своём заключении.
Между тем, экспертная методика (методика судебно-экспертного исследования) представляет собой систему категорических или альтернативных научно обоснованных предписаний по выбору и применению в определенной последовательности и в определенных существующих или создаваемых условиях методов, приемов и средств (приспособлений, приборов и аппаратуры) для решения экспертной задачи [8, с. 67].
Как видно из определения, кроме методов, в содержание методики входят описание технической характеристики использованных устройств и оборудования, установление порядка исследования объектов с рекомендациями по оценке ожидаемых результатов, в том числе и промежуточных.
В методике должны содержаться и так называемые граничные (рамочные) условия ее применения, т.е. те условия, при которых использование методики допустимо, а полученные результаты отвечают критериям достоверности, надежности, точности и обоснованности. Эти условия могут касаться объектов исследования, используемых методов, аппаратуры.

Для примера рассмотрим довольно распространенный вид экспертизы, проводимой с целью установления степени алкогольного опьянения в случае смерти человека. Считается, что фактом, определяющим степень опьянения, в большинстве таких случаев, служит результат судебно-химического исследования концентрации этилового спирта в крови. Допустим, при исследовании крови методом газовой хроматографии в ней обнаружен этиловый спирт в концентрации 2,0 %о (промилле). Одного этого обстоятельства для эксперта, порой, бывает достаточным для того, чтобы сделать вывод о том, что к моменту наступления смерти гражданин находился в состоянии алкогольного опьянения средней степени. Правовые последствия при таком экспертном заключении вполне предсказуемы: от признания вины водителя, управляющего транспортным средством в состоянии опьянения, до отказа в выплате страховой суммы членам семьи погибшего.
Однако если обратиться к содержанию экспертной методики, не всё обстоит так просто и однозначно, как пытаются представить в своих заключениях некоторые эксперты.
Действующие нормативно-правовые акты предъявляют довольно жесткие требования к отбору и доставке биологических объектов, предназначенных для судебно-химического исследования.

Приказом Минздравсоцразвития РФ от 12.05.2010 N 346н "Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации" установлено: «Взятие крови производят сухим шприцем из бедренной вены трупа в стерильную склянку (например, из-под пенициллина и др.), которую заполняют доверху. Кровь из трупа необходимо брать не позднее первых 24 часов после наступления смерти и направлять сразу же на биохимическое исследование. При невозможности направить кровь на анализ сразу после ее взятия кровь можно хранить в холодильнике при температуре 4 - 8 °C в течение 10 суток (биохимические показатели стабильны при хранении крови в холодильнике в герметически закупоренной посуде). Следует избегать контакта крови с водой и мокрым инструментом; не следует допускать замораживание крови в морозильной камере»[4, п. 88.3.1.].

Ещё боле жесткие требования содержатся в Рекомендациях по организации работы по отбору, транспортировке и хранению биологических объектов для проведения химико-токсикологических исследований на наличие алкоголя: «Для химико-токсикологических исследований на наличие алкоголя и его суррогатов, наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, вызывающих опьянение (интоксикацию), и их метаболитов обеспечивается доставка образцов крови в ХТЛ не позднее двух суток после отбора. Кровь после отбора до момента отправки в ХТЛ хранится в холодильнике при температуре 0 - 2 град. C» [5, п.2].

Таким образом, рамочные условия методики устанавливают определенные температурный режим и продолжительность хранения взятой из трупа крови, за границами которых результаты проведенного исследования будут недостоверными.
Анатомическая область, из которой изымается кровь, для последующего исследования, также имеет значение. Устанавливая в инструкции необходимость взятия крови именно из бедренной вены, разработчики инструкции старались свести к минимуму возможность экспертной ошибки, связанную с посмертным образованием алкоголя в организме [4].
Этиловый спирт (алкоголь) может образоваться в теле человека после наступления смерти. О возможных ошибках при интерпретации результатов судебно-химического исследования упоминается и в специальной литературе: «Экспертиза алкогольной интоксикации и оценка количественного определения этилового спирта всегда должны проводиться с учетом тех возможных изменений, которые претерпевает алкоголь в трупе в зависимости от ряда внешних или внутренних факторов (новообразование алкоголя и других редуцирующих веществ при гнилостном разложении трупа, разрушение алкоголя в трупе, посмертная диффузия алкоголя из желудка в окружающие органы и ткани и т. п.). Процессы новообразования, разрушения и диффузии алкоголя, протекающие в трупе, в той или иной степени влияют на изменение алкогольных концентраций в различных тканях и жидкостях. Установлено, что в трупе в результате гнилостного разложения тканей может образоваться этиловый алкоголь. Концентрации новообразованного алкоголя, приводимые различными исследователями, сравнительно небольшие (в среднем до 2,4%о)… Наибольшее новообразование отмечено в сосудах грудной полости и в крови из полостей сердца (соответственно 2,63 и 2,49%о), наименьшее — в крови из сосудов конечностей (0,15%о). В моче трупов новообразование алкоголя не происходит»[9, с. 255].
Как видно из приведенного выше источника, после смерти человека в организме может образоваться алкоголь в концентрации соответствующей даже сильной степени опьянения. Поэтому использование только результатов лабораторного исследования крови из трупа для установления степени алкогольного опьянения, может привести к экспертной ошибке.
Констатация наличия той или иной степени алкогольного опьянения предполагает комплексное обследование лица, включающее клиническое и инструментальное (лабораторное) обследование. В случае смерти для установления предшествовавшего смерти состоянию опьянения также должна производиться комплексная оценка, включающая морфологическое и инструментальное (лабораторное) исследование. Одним из признаков острой алкогольной интоксикации, выявляемым при морфологическом исследовании трупа, является гиперемия слизистой оболочки желудка с кровоизлияниями в области его дна, гиперемия и мелкие эрозии слизистой оболочки проксимального отдела тонких кишок [9, с. 245-246].

В п. 4 ст. 15 Конституции РФ установлено: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».
Согласно Международной классификации болезней, которая позиционируются как требования международного договора, указано: «Y91 Доказательство влияния алкоголя, определенного по степени опьянения. Исключено: доказательство влияния алкоголя, определенного по уровню его содержанию в крови (Y90)»[2; 3]. То есть, доказательство наличия алкогольного опьянения только по уровню его содержания в крови (концентрации) является недопустимым.

Соблюдаются ли указанные выше требования экспертных методик экспертами районных отделений Бюро СМЭ? Как говорится – вопрос риторический!
Таким образом, использование граничных условий экспертной методики и комплексного подхода к установлению алкогольного опьянения, позволяют исключить вероятность экспертной ошибки.

Приведённый пример наглядно демонстрирует преимущества способа оценки достоверности заключения эксперта, учитывающего условия и порядок использования методов исследования экспертных объектов.
Часто предметом экспертного исследования являются наиболее критические звенья причинной связи по уголовному делу. Согласно п.1 ст. 196 УПК, назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить "причины" смерти (а не "причину" смерти - здесь нет описки). Именно установление всех причин смерти, предусмотренных Международной классификацией болезней (МКБ-10): внешней (основной) и непосредственной; фиксация этих причин в Заключение эксперта требуется от эксперта. Эксперт обязан указывать все причины смерти, так как в ряде случаев, при квалификации состава преступления следователю и суду требуется точно знать не только, какие травмы привели к смерти или способствовали её наступлению, но знать также и непосредственную причину смерти, чтобы конкретизировать вину обвиняемого.
Посредством судебно-медицинской экспертизы устанавливаются непосредственная причина смерти и характер тех материальных взаимодействий, которые ее вызвали.
После того как экспертом установлены обстоятельства (механизм образования) и последствия (телесные повреждения и вред здоровью), обусловленные физическим взаимодействием материальных объектов (орудия преступления и тела потерпевшего), субъект доказывания переходит к установлению причинно-следственной связи между действиями конкретного лица и преступным результатом. Звенья причинности, исследованные и установленные экспертами, сопоставляются с другими достоверно установленными звеньями причинной связи по уголовному делу с целью восстановления механизма расследуемого события в целом.
Большое количество ведомственных инструкций (часто противоречивых), методических указаний и специальных терминов, содержание которых требует уяснения, представляют значительные трудности при оценке заключения эксперта субъектами, осуществляющими эту оценку. Указанные обстоятельства предопределяют необходимость привлечения специалиста к сотрудничеству как на данном этапе, так и на последующих этапах оценки заключения эксперта [10].

Окончательным этапом оценки заключения эксперта является установление допустимости экспертного заключения. На этом этапе субъект оценки должен убедиться, что существенных нарушений положений уголовно-процессуального кодекса при производстве судебной экспертизы не допущено.

Несмотря на неоднозначность толкования нарушений закона как «существенные» или «несущественные», действующий УПК РФ выделяет ряд нарушений, которые в любом случае являются основаниями для отмены или изменения судебного решения. Это нарушения, которые путём лишения или ограничения гарантированных Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора (ст.381 УПК РФ).
Дефиниции допустимого доказательства в УПК РФ не содержится, поэтому определение допустимости доказательства производится от обратного, через понятие «недопустимых доказательств», каковыми, исходя из положений ст. 75 УПК РФ являются доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ.
Несоответствие средств и порядка собирания доказательств указанным в законе следственным и иным процессуальным действиям, влечет недопустимость использования полученной информации в качестве доказательств.

Независимо от формы вывода эксперта, он должен быть оценен по существу, с точки зрения его фактической обоснованности и непротиворечивости. Информация о факте, полученная посредством экспертизы сопоставляется с информацией о том же факте, полученной из других источников. Такой метод обеспечивает всестороннюю проверку заключения эксперта и достаточную надежность итогового вывода следователя и суда о подлежащем установлению обстоятельстве.

Представляется, что если при оценке заключения эксперта, установлено, что оно не отвечает требованиям достоверности и относимости, то, согласно закону и логике, это доказательство не может считаться допустимым.

Если для собирания и проверки доказательств субъект доказывания может использовать весь арсенал процессуальных и следственных действий, то при оценке заключения эксперта набор возможных следственных действий сведен к минимуму – проведению допросов эксперта и специалиста. Поскольку о значении допроса специалиста было сказано выше, то следует более подробно остановиться на особенностях допроса эксперта (ст.ст.205; 282 УПК РФ).

Уяснив, что в заключение эксперта есть моменты, требующие разъяснения и более подробного освещения, следователь или суд принимают решение о допросе эксперта. Сторона защиты наделена правом заявлять ходатайства, в том числе и ходатайство о допросе эксперта.
Как уже неоднократно отмечалось в различных изданиях, нецелесообразно вызывать эксперта на допрос только лишь с целью, чтобы убедиться поддерживает ли он сделанное экспертное заключение.
Удостоверившись в личности и компетентности эксперта, его отношении к делу, лицо или орган, вызвавшие эксперта, разъясняют ему цель допроса, его права и ответственность.
Целью допроса эксперта является разъяснение данного экспертом заключения. Поэтому вопросы ставятся с целью разъяснения, уточнения и дополнения сделанного им заключения.
Никаких дополнительных исследований, в отличие от экспертизы, при ответах на вопросы эксперт не проводит.
Допросу эксперта предшествует оглашение заключения эксперта. Кроме дознавателя, следователя, прокурора и суда, вопросы эксперту могут быть заданы представителями стороны защиты, а также - специалистом (ст.58 УПК РФ).
В ходе допроса эксперт: разъясняет содержание специальных терминов; обосновывает целесообразность использования выбранной методики; объясняет, какие результаты проведенных исследований позволили ему прийти к конкретному выводу.
У эксперта необходимо выяснить: позволяли ли условия и оборудование, имеющееся в его распоряжении, добиться полноты исследований; допускались ли отклонения от методики; какие факторы могли негативно сказаться на полученных результатах; что помешало эксперту дать категоричные ответы на поставленные вопросы.
Если экспертиза проводилась комиссией экспертов, то нет необходимости допрашивать каждого из членов комиссии, достаточно допросить любого из членов комиссии, подписавшего общие выводы.
Показания эксперта, также как и заключение эксперта, требуют проверки и оценки, поскольку являются самостоятельным видом доказательств (ст.74 УПК РФ).

К процессуальным средствам проверки и оценки проведенного исследования относятся дополнительная и повторная экспертизы (ст. 207 УПК РФ).
В соответствии с частью 1 статьи 207 УПК РФ основаниями для проведения дополнительной экспертизы, поручаемой тому же или другому эксперту, являются недостаточная ясность или полнота заключения эксперта либо возникновение новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела.
Под недостаточной ясностью следует понимать невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, методики исследования, смысла и значения признаков, выявленных при изучении объектов, критериев оценки выявленных признаков, которые невозможно устранить путем допроса в судебном заседании эксперта, производившего экспертизу.
Неполным является такое заключение, в котором отсутствуют ответы на все поставленные перед экспертом вопросы, не учтены обстоятельства, имеющие значение для разрешения поставленных вопросов.
Согласно части 2 статьи 207 УПК РФ при возникновении сомнений в обоснованности заключения эксперта или при наличии противоречий в выводах экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.
Необоснованным следует считать такое заключение эксперта, в котором недостаточно аргументированы выводы, не применены или неверно применены необходимые методы и методики экспертного исследования.
Суд также вправе назначить повторную экспертизу, если установит факты нарушения процессуальных прав участников судебного разбирательства при назначении и производстве судебной экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов экспертов.
Важное значение имеет разъяснение, сделанное Верховным Судом РФ о том, что суду надлежит указать, к каким выводам пришел эксперт в результате исследования, а не ограничиваться лишь ссылкой в приговоре на его заключение [6, п.19]
Оценка заключения эксперта может быть оспорена только вместе с приговором или иным итоговым судебным решением при его обжаловании в установленном законом порядке.
Суд апелляционной инстанции вправе назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную (часть 5 статьи 365 УПК РФ). В суде кассационной инстанции непосредственно исследуется заключение эксперта в соответствии с требованиями главы 37 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а в надзорной инстанции проверяется законность и обоснованность судебного решения на основании тех доказательств, которые были предметом исследования в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций.
При наличии сомнений в заключении эксперта, выводы которого повлияли или могли повлиять на правильное разрешение судом вопросов, указанных в части 1 статьи 299 УПК РФ, суд в кассационном, а также с учетом требований статьи 405 УПК РФ в надзорном порядке вправе отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

 
Система менеджмента качества ИСО