Нет метров для открытости
Процессуальные аспекты деятельности судей весьма широки, но в тоже время полномочия судьи не безграничны. Оценивая факты и доказательства, представляемые участниками процесса, суд обязан опираться на нормы законов и выносить единственное правильное решение. О некоторых причинах нарушения этого принципа на практике, а также об открытости правосудия рассказывает первый заместитель председателя Вологодского областного суда, заслуженный юрист РФ ВЛАДИМИР СТЕПАНОВИЧ ШЕПЕЛЬ.
Владимир Степанович, по вашему мнению, какими качествами должен обладать современный судья?

     - Судья – это не только должность и профессия, это призвание. Уверен, что человек, умышленно допускающий грубые нарушения закона, не может быть вершителем правосудия. Как нельзя выпускать на сцену безголосого певца, так и нельзя допускать в судейское кресло человека, пренебрегающего законами. Судья обязан неукоснительно соблюдать законы, особенно процессуальные, поскольку последние являются видимой частью его деятельности и в первую очередь формируют общественное мнение о его справедливости.

     Какие факторы влияют на появление судейских ошибок?

     - В действующих законах масса неясностей и противоречий. Зачастую при применении одного закона невольно нарушается другой. В ряде случаев закон сформулирован так, что даже высококвалифицированные и неукоснительно соблюдающие законы судьи начинают невольно ошибаться.

     К примеру, часть 7 статьи 236 УПК РФ говорит, что судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части решения вопроса о мере пресечения. Норма довольно ясная и понятная для исполнения. Однако принимаются определения Конституционного Суда РФ, в которых данная норма не признается неконституционной, а выявляется ее «конституционно - правовой смысл», позволяющий обжаловать судебные постановления по результатам предварительного слушания не только в указанных ч. 7 ст. 236, но и в других случаях, по которым было обращение в КС РФ.

     Законодатель не спешит вносить изменения в эту норму, судьям же ежедневно приходится ее применять, отсюда возникают вопросы: подлежат ли обжалованию постановления о возвращении дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ? Можно ли обжаловать отказ в исключении (и наоборот, исключение) доказательств? Подлежит ли обжалованию само постановление о назначении предварительного слушания?

     В подобных случаях судья становится заложником ситуации, что нельзя не учитывать.

     Как, на Ваш взгляд, можно бороться с различными процессуальными нарушениями?

     - В первую очередь все зависит от того, как решается и будет решаться классический вопрос: «А судьи кто?».

     Многое зависит и от объема нагрузки судьи, есть ли у него помощники, но все равно главное – личные качества судьи. Грамотный, ответственный, болеющий за дело и мудро применяющий законы судья всегда будет искать и найдет выход и, не допуская нарушений закона, примет правильное решение. Поэтому правильный подбор на судейские должности – очень кропотливая и сложная работа, в которой много достижений, но еще многое надо совершенствовать.

     Председатель Верховного Суда РФ В. Лебедев неоднократно заявлял о необходимости введения максимальной транспарентности правосудия. Каковы, на Ваш взгляд, должны быть пределы открытости, доступности правосудия?

     - Слово-то какое - транспарентность! Я его понимаю как открытость правосудия. Известно, что в порядке законодательной инициативы Верховным судом РФ по этому вопросу подготовлен и внесен в Государственную Думу РФ законопроект. На мой взгляд, чем лучше данный вопрос будет законодательно урегулирован, тем меньше будет недоразумений. В принципе затронутые вопросы и сейчас в какой-то мере урегулированы ст. 158 ГПК РФ и ст. 241 УПК РФ, по смыслу которых лицо, присутствующее в зале суда, вправе вести аудио- и письменную запись, но в то же время фото-, кино- и видеосъемка, а также трансляция по радио и телевидению судебного процесса допускается с разрешения суда с учетом мнения сторон.

     По-моему, главное в судебном заседании – рассмотреть то или иное дело и вынести по нему законное решение, а не превращать судебные разбирательства в какое-то зрелищное шоу. И если кино-, фото- и видеосъемка и всякая трансляция мешают главному, она должна быть запрещена.

     В практике областного суда были случаи неэтичного поведения представителей СМИ?

     - Вспоминаю недавний случай, когда телекомпания через губернатора области (!) пожаловалась на судью, который, по их мнению, препятствовал видеосъемкам в судебном заседании. Что мы выяснили? Судья, рассматривающий гражданское дело о защите чести и достоинстве, не имел зала судебного заседания и был вынужден (а куда деваться) рассматривать дело в маленьком кабинетике. И вот в этот кабинетик, где с трудом разместились стороны, бесцеремонно, без всякого разрешения и предварительного согласования вторгаются тележурналисты с телеоператором и огромной профессиональной видеокамерой пытаются вести съемку, против чего аргументировано стала возражать одна из сторон. Судья обоснованно удалил из зала (простите, из кабинета) непрошенных гостей, поскольку они могли помешать процессу.

     К сожалению с такими «залами» судебных заседаний у нас еще много. Поэтому решать вопрос транспарентности правосудия нужно в комплексе, в том числе разрешая проблему размещения судов.