Негласные «прослушки» и видеозапись – всегда ли они законны
Многие часто сталкиваются с ситуациями, когда суды в качестве доказательств принимают аудио- и видеозаписи разговоров между свидетелями (потерпевшими) и подозреваемыми, полученные правоохранительными органами в ходе оперативного эксперимента или ОРМ. Всегда ли они законны? Полагаем, что если судебная санкция отсутствует, то принимать их в качестве доказательств нельзя.  Основанием для этого являются выводы Европейского Суда по правам человека, изложенные в Постановлении от 10 марта 2009 года по делу «Быков (Bykov) против Российской Федерации», о том, что запись с помощью технических средств диалога между свидетелем и подозреваемым является нарушением статьи 8 Конвенции. Международный суд констатировал, что «вмешательство в право заявителя на уважение его личной жизни не было «предусмотрено законом», как того требует пункт 2 статьи 8 Конвенции» (п.82 Постановления).

Отмечено, что «Европейский Суд последовательно указывал, что относительно прослушивания сообщений для целей полицейского расследования «закон должен быть сформулирован достаточно ясно, чтобы давать гражданам адекватное представление об обстоятельствах и условиях, при которых публичные органы вправе прибегнуть к этому тайному и потенциально опасному вмешательству в право на уважение личной жизни и корреспонденции» (см. Постановление Европейского Суда по делу "Мэлоун против Соединенного Королевства" (Malone v. United Kingdom) от 2 августа 1984 г., Series A, N 82, § 67) (п.78). «По мнению Европейского Суда, эти принципы в равной степени применимы к использованию радиопередающего устройства, которое с учетом природы и степени вмешательства фактически идентично прослушиванию телефонных разговоров» (п. 79)..., использование скрытых прослушивающих устройств нарушало статью 8 Конвенции, поскольку применение таких средств не имело правовой основы в национальном законодательстве и вмешательства в право этих заявителей на уважение их личной жизни не были «предусмотрены законом» (п. 91).

Как усматривается из Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы», при этом согласно п. 9 этого документа «при осуществлении правосудия суды должны иметь в виду, что по смыслу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, статей 369, 379, части 5 статьи 415 УПК РФ, статей 330, 362 - 364 ГПК РФ неправильное применение судом общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации может являться основанием к отмене или изменению судебного акта». Пункт 10 Постановления указывает на то, что «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов…».

Таким образом, согласно решению Европейского Суда по правам человека проведение скрытого прослушивания лица с помощью технических средств признано вмешательством в личную жизнь и приравнено к прослушиванию телефонных переговоров, то есть для этих деяний необходима судебная санкция. 

УПК РФ также содержит требование о получении в таких случаях разрешения суда. Согласно ч. 1 ст. 186 УПК РФ «при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются… на основании судебного решения…».

На основании ч. 1 ст. 75 УПК РФ «доказательства, полученные с нарушением требований… Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания…».

Кроме этого, согласно ст. 89 УПК РФ «в процессе доказывания запрещается использование результатов оперативно-розыскной деятельности, если они не отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам настоящим Кодексом».
 
где заказать обслуживание компьютеров ежемесячно для организаций