На грани морали
17 января Конституционный Суд РФ приступил к рассмотрению дела, итог которого серьезно повлияет на определение понятий дисциплинарного проступка судьи и порядка наложения взысканий за него. Возможно, решение по делу также будет способствовать раскрытию понятия «составов дисциплинарных правонарушений».
Поводом для разбирательства стало обращение пяти экс-судей, отстраненных от должности за совершение дисциплинарных проступков. Они решили, что были лишены своего статуса незаконно. Объединив все жалобы в одно производство, Конституционный Суд начал заседание по проверке оспариваемых п. 11 и 13 ст. 6.1, п. 1 ст. 12.1 Закона РФ от 26.06.92 № 3132-1 (ред. от 24.07.2007) «О статусе судей в Российской Федерации», п. 6 ст. 21, п. 1 и 2 ст. 22, абз. 2 п. 2 ст. 26 ФЗ от 14.09.2002 № 30-ФЗ (ред. от 05.04.2005, с изм. от 02.02.2006) «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и ст. 4 Положения о квалификационных коллегиях судей.

     Все заявители были уволены за действия, порочащие честь и достоинство судьи, или за судебные ошибки.

     Доводы заявителей в Конституционном Суде были следующие.

     Что такое проступок?

     Экс-судья С.В. Семак указала на несоответствие Конституции РФ п. 1 ст. 12.1 Закона о статусе судей — не определен состав проступка, за который может быть наложено взыскание, указывается лишь на нарушение норм этого Закона и кодекса судейской этики. Нет и критериев, по которым определяется, что влечет предупреждение, а что – прекращение полномочий судьи.

     Подтвердил наличие несоответствия и адвокат И.Ю. Павлов, представитель заявительницы Белюсовой. Он сослался на текст Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31.05.2007 № 27 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений квалификационных коллегий судей». В нем четко написано: «Суды испытывают трудности при разграничении действий судей, подпадающих под признаки дисциплинарного проступка, от действий, не влекущих дисциплинарной ответственности».

     Поскольку решение вопроса о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности зависит от субъективного мнения правоприменителя, то возможно расширительное толкование норм закона, а это нарушает конституционный принцип равенства всех перед законом и судом. Господин Павлов также сослался на Рекомендации о независимости, эффективности и роли судей, Комитета министров Совета Европы 1994 г., в соответствии с которыми необходимо точно определять законом основания для прекращения полномочий судьи.

     Адвокат А.В. Кирьянов, представитель госпожи Семак, предложил ввести категории дисциплинарных проступков различной степени тяжести, а также понятие смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств.

     Кодекс без силы закона

     Известно, что полномочия судьи могут быть прекращены только в соответствии с федеральным законом, но, по мнению заявителей, этому не соответствует бланкетный характер Закона о статусе судей — основания для прекращения полномочий судьи устанавливаются в кодексе судейской этики, который был утвержден не федеральным законом, а Всероссийским съездом судей, значит, основания ответственности судей незаконны.

     Подчинение или зависимость

     Заявители отметили, что положения Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» ставят судью в подчиненное положение относительно председателя суда: последний вправе начать процесс прекращения полномочий любого не угодного ему судьи. Причиной для этого может быть просто критика деятельности вышестоящих судей. Например, А.А.Филатова была отстранена от исполнения своих обязанностей за неоднократное обращение в государственные органы с жалобами на нецелевое использование средств председателем суда. Квалификационная коллегия сочла такие жалобы неэтичными и умаляющими авторитет судебной власти.

     Помимо этого, бывшими судьями был поставлен вопрос о неконституционности положения п. 1 ст. 12.1 Закона о статусе судей, которое позволяет привлекать к дисциплинарной ответственности судью за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и вынесенные судебные акты.

     Границы неприкосновенности

     Общее мнение заявителей таково: оспариваемые положения нарушают профессиональное право судьи на независимость и неприкосновенность, так как его можно привлечь к ответственности за позицию, занятую при вынесении судебного акта. Но п. 2 ст. 16 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» прямо указывает, что судья не может быть привлечен к ответственности за выраженное им при осуществлении правосудия мнение и принятое судом решение, если только вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена виновность судьи в преступном злоупотреблении либо в вынесении заведомо неправосудного судебного акта.

     Адвокат Е.Е. Морозова, представитель заявительницы Белюсовой, привела в качестве примера процесс привлечения судьи к уголовной или административной ответственности, которому предшествует процедура получения на это согласия государственных органов, в то время как привлечение судьи к дисциплинарной ответственности инициируется единолично председателем суда. При этом он может проводить проверку деятельности судьи, истребуя любые материалы дела, находящегося у него в производстве. Пределы и критерии такой проверки законодательно никак не ограничены.

     По мнению выступавших, абз. 2 п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» нарушает права заявителя на рассмотрение дела в том суде, к подсудности которого оно отнесено законом. Действительно, ранее Конституционный Суд РФ в своем Определении № 45-О от 02.02.2006 признал эти положения не соответствующими Конституции РФ, но специальный срок утраты силы этих положений установлен не был.

     Свои возражения высказали представители государственных органов в Конституционном Суде. Они посчитали, что нет оснований для признания неконституционными оспариваемых нормативных правовых актов.

     В защиту закона

     Госдума РФ предлагает вообще исключить вопрос о дисциплинарной ответственности применительно к судьям. Есть и другое мнение: законодательство слишком либерально относится к правонарушениям, и его необходимо срочно ужесточить в части ответственности судей. Принудительное и досрочное прекращение полномочий судей — это мера ответственности за совершение дисциплинарного проступка. Госдума не согласна с тем, что судьи поставлены в зависимое положение от председателей судов: они вправе лишь инициировать вопрос о привлечении судьи к ответственности, а решение о взыскании принимается квалификационной коллегией. Судья может оспорить решение коллегии в судебном порядке.

     Позиция Совета Федерации ФС РФ такова: дисциплинарная ответственность необходима для повышения престижа профессии судьи. Но отношение законодателя и судей к таким понятиям, как «поступок, позорящий честь и достоинство судей», «профессиональная ошибка» и «судебная ошибка», пока не определено.

     По мнению представителя Президента РФ М.В. Кротова, положения закона, позволяющие председателям судов инициировать рассмотрение вопросов об ответственности судей, участвовать в работе квалификационных комиссий и высказывать свое мнение, не нарушают независимости судей, ведь эти права вытекают из полномочий председателей по организации работы судов.

     Высший Арбитражный Суд РФ признал, что сомнения в правомочности квалификационных коллегий увольнять судей остаются — для лишения судей полномочий необходимо более развернутое нормативное регулирование. Во многих странах, не в пример России, действуют специальные дисциплинарные суды, компетенцию которых уже никто не ставит под сомнение.

     Заместитель председателя Московского городского суда А.И. Паршин, представляющий Совет судей Российской Федерации, отметил, что принцип независимости судей означает лишь их независимость при принятии решений, которые должны соответствовать букве закона и не причинять ущерба охраняемым законом правам и интересам граждан и организаций.

     Представляющий Высшую квалификационную коллегию судей РФ А.С. Величко назвал существующий порядок привлечения судей к дисциплинарной ответственности оптимальным, а регламентацию данного вопроса — достаточной. При принятии решения о мере ответственности необходимо учитывать обстоятельства совершенного проступка; причиненный ущерб; личность судьи и его отношение к проступку.

***

     Сам факт вынесения вопроса на уровень конституционного разбирательства свидетельствует о том, что есть недоработки, которые в дальнейшем нужно устранить. Остается надеяться, что будущее постановление Конституционного Суда, каким бы оно ни было, разрешит обозначенные проблемы.