МРОТ, да не тот!
Свой рабочий сезон Конституционный Суд РФ начал с вопроса о том, все ли при обжаловании судебных актов в порядке надзора в судах общей юрисдикции происходит в соответствии с Конституцией РФ (ответ мы узнаем в начале ноября). День спустя КС РФ принялся за рассмотрение не менее интересного дела. Вторая палата КС РФ 9 октября рассмотрела жалобы граждан Кутиной А.Ф., Поварнициной А.Ф. и Куликова В.Н. на нарушение их конституционных прав частью второй ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 № 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда". Есть надежда, что через месяц судьи авторитетно выскажутся на предмет того, законно ли существование в нашем законодательстве двух разных величин МРОТ.
Две сути одного явления

Путаница возникает из-за того, что закон, по сути, закрепляет существование двух МРОТ. Один время от времени растет (с 1 сентября 2007 года он составляет 2300 руб.) и используется для регулирования оплаты труда, а также для расчета пособий по временной нетрудоспособности (ст. 3 Закона о МРОТ). Второй МРОТ - так называемая базовая единица - с 1 января 2001 года остановился на отметке 100 руб. Этот денежный коэффициент тоже закреплен в Законе о МРОТ (ч. 2 ст. 5) и лежит в основе исчисления налогов, сборов, штрафов, а также некоторых платежей по гражданско-правовым обязательствам.
Именно эта норма и стала предметом жалоб заявителей, обратившихся в КС РФ. Все трое в 2001-2002 гг. заключили договоры пожизненной ренты или пожизненного содержания с иждивением, указав в них схожие варианты исчисления размера рентных выплат - 2 МРОТ ежемесячно в соответствии со ст. 602 ГК РФ; 400 рублей в месяц с последующей индексацией в зависимости от МРОТ. Индексация платежей была прописана во всех трех договорах, которые дублировали положения ст. 318 ГК РФ в действующей на тот момент редакции: индексация будет производиться пропорционально увеличению установленного законом МРОТ, т. е. согласно Закону №82-ФЗ. Речь в этом случае шла о базовой единице МРОТ (100 рублей).
"Раздвоение" величины МРОТ было предпринято законодателем с целью ее освобождения от несвойственной функции норматива при расчетах платежей, не связанных с трудовыми отношениями. И хотя Федеральный закон от 26.11.2002 № 152-ФЗ изменил редакцию ст.318 ГК РФ и ввел новый порядок индексации - с учетом уровня инфляции (а не МРОТ), получателям ренты это не помогло, они не смогли добиться от своих плательщиков повышения ежемесячной платы, которая по-прежнему колеблется в районе нескольких сот рублей. Не встали на сторону заявителей и суды - все инстанции отказали им в расторжении договоров ренты, несмотря на существенное нарушение условий договора, выразившееся в отказе плательщиков от индексации рентных платежей.
По закону все справедливо: в соответствии со ст. 597, 602 ГК РФ стороны сами были вправе выбирать размер рентных платежей и привязывать его к любой условной единице. Установив минимальный размер платежа по ренте и привязав его к МРОТ, ГК РФ не обязывал стороны применять этот норматив при заключении договора, а только предлагал использовать его как гарантию их прав. Но справедлив ли Закон, устанавливающий две разные величины МРОТ? Это КС РФ предстоит выяснить.

Немного Конституции

Исходя из смысла нормы ст. 7 (ч. 2) Конституции РФ минимальный размер оплаты труда является социальным нормативом, обеспечивающим потребление и жизнедеятельность человека и гражданина на уровне, гарантированном в обществе в качестве минимально допустимого. Иного предназначения МРОТ Конституция не устанавливает.
Между тем, по мнению заявителей, предусмотренная ст. 5 (ч. 2) Закона о МРОТ базовая ставка в размере 100 рублей, составляющая в двукратном выражении минимальную стоимость общего объема содержания получателя ренты в месяц, не предоставляет возможности обеспечить гарантированные Конституцией РФ жизнь и здоровье. Такой двукратный размер МРОТ также не отвечает принципам добросовестности и разумности, с учетом которых согласно ст. 602 (ч. 3) ГК РФ должен определяться объем общего содержания в месяц.
КС РФ уже не раз высказывался на тему оспариваемой нормы. Так, в Определении от 11.07.2002 № 191-О им было отмечено, что отсутствие в Законе о МРОТ нового критерия индексации суммы возмещения вреда для граждан, которым оно исчисляется в соответствии с нормами ГК РФ, не исключает обязанность причинителя вреда и суда рассматривать требования граждан об увеличении размера указанных сумм.

В защиту закона

Представители государства попросили КС РФ не отменять норму закона о двух МРОТ.

Они привели несколько доводов.

1. Принцип свободы договора не обязывал стороны привязывать свои гражданско-правовые отношения к МРОТ. При установлении размера рентных выплат они могли выбрать любую условную единицу.
Представитель Совета Федерации Елена Виноградова обратила внимание судей, что ГКРФ привязывает к МРОТ лишь минимальную цену договора ренты, которая определяет его условия в том случае, если иное (более высокая цена) не закреплено в соглашении сторон договора. В силу п. 2 ст. 424 ГК РФ изменение цены договора после его заключения допускается. Стороны вправе включить в договор условие об индексации размера пожизненной ренты и предусмотреть ее механизм. При составлении договора они могли указать в нем любую условную единицу или валюту, но это не означает, что в случае недовольства размером платежей можно было бы оспаривать, например, действия правительства США, по вине которого изменился курс доллара.
2. При составлении договора сторонами могла быть допущена ошибка, которая может быть исправлена судом общей юрисдикции.
Представитель Госдумы Александр Харитонов указал: когда вопреки закону в договор пожизненной ренты после 1 июля 2000 года вносились условия об исчислении размера периодических выплат в суммах, кратных установленным Законом о МРОТ, следовало бы исходя из интересов получателя ренты изменять эти условия в порядке, установленном п. 1 ч. 2 ст. 450 ГК РФ, и устанавливать размер выплат в твердых суммах в денежном выражении исходя из соответствующего кратного умножения МРОТ, установленного законом на момент заключения договора ренты. В период действия такого договора ренты сумма выплат должна индексироваться в соответствии с правилами, установленными ст. 318 и 597 ГК РФ в редакции до 29.11.2002, а после этой даты - с учетом уровня инфляции.
3. При оспаривании договора могла быть допущена ошибка, которая не может служить основанием неконституционности той или иной нормы закона. Ее исправление находится в компетенции судов общей юрисдикции, а не КС РФ.
По мнению представителя Президента РФ Михаила Кротова, заявители вполне могли оспорить в суде размер рентных выплат и добиться его увеличения. Однако сделано этого не было, получатели ренты поспешили сразу же поставить перед судами вопрос о прекращении договора.
4. В жалобе заявителей неверно поставлен вопрос о неконституционности нормы Закона о МРОТ, так как она является отсылочной к ГК РФ.
В подтверждение этой позиции Михаил Кротов заявил, что оспариваемая норма сама по себе не влияет на взаимоотношения сторон-заявителей. При такой постановке вопроса говорить о конституционности п. 2 ст. 5 Закона о МРОТ можно с двух позиций: лиц, которые недополучают размер рентных платежей, и тех, кто уплачивает административные штрафы, размер которых определяется той же нормой Закона.
Стороны должны были поставить вопрос о конституционности положений ГК РФ о порядке выплаты ренты. Раз этого не произошло, вопрос находится вне компетенции КС РФ, так как не выходит за пределы цивилистического анализа.
Однако не все "адвокаты государства" согласились с этим мнением. Правительство РФ признало неконституционность указываемой нормы, а Елена Виноградова, отвечая на вопросы судей сказала, что, на ее взгляд, МРОТ вообще не должен применяться в гражданско-правовых отношениях и такое его использование на сегодняшний день для нее загадка.
Большинство представителей государства сошлись на том, что ссылки на МРОТ необходимо вообще исключить из ГК РФ и применять его только к отношениям между работником и работодателем. Посмотрим, с чьей позицией согласится КС РФ.