Меняются законы, меняются и дела
Продолжается серия интервью с председателями Федеральных арбитражных судов Российской Федерации по самым актуальным и проблемным вопросам судопроизводства. Сегодня на наши вопросы отвечает председатель Федерального арбитражного суда Уральского округа Илдар Шафигуллович ФАЙЗУТДИНОВ. Илдар Шафигуллович, cпоров какой категории было больше в вашем суде в прошлом году?
 - Если условно разделить все дела, рассматриваемые арбитражными судами, на три категории, то можно выделить дела по гражданским, административным и налоговым спорам. В последние годы соотношение между ними изменилось, и наметились следующие три тенденции.
     Первая - увеличение количества гражданских дел. Экономический рост проявляется в том числе в развитии цивилизованного товарообмена, что приводит к активизации использования субъектами гражданского оборота возможностей судебной защиты своих прав для разрешения возникающих правовых конфликтов. Как следствие, растет число споров, вытекающих из гражданских правоотношений.
     Вторая тенденция проявляется в уменьшении количества споров, связанных с применением налогового законодательства, что достигнуто в результате законодательного введения досудебных процедур их рассмотрения.
     Третья тенденция наметилась в последние годы. В результате укрепления государственности, создания разветвленной системы государственных органов и наделения их широким объемом контрольных полномочий увеличилось количество административных споров.
     Все эти тенденции проявляются и в Уральском округе.

     В АПК РФ предусмотрено мировое соглашение в спорах, однако оно почти не используется. По Вашему мнению, что нужно сделать, чтобы эта норма реально работала?

     - Институт мирового соглашения может хорошо работать в случае, если правосудие осуществляется долго и дорого. В арбитражных судах в этом смысле объективных предпосылок для расширения сферы его применения немного. Мировые соглашения заключаются, как правило, благодаря активности судьи первой инстанции, который выполняет функции медиатора, разъясняя сторонам, что каждая из них только получит преимущества, если пойдет на мирное урегулирование спора. К сожалению, определения об утверждении мирового соглашения нередко обжалуются либо не исполняются. В таких случаях вряд ли можно говорить о том, что спор действительно урегулирован мирным путем.
     Каков выход из данной ситуации? Его поиск идет в направлении развития досудебных механизмов разрешения споров, и это оправданно. В ряде случаев может потребоваться участие законодателя. Думается, что пришло время переосмыслить возможность и порядок заключения мировых соглашений по различным категориям споров, в том числе возникающим из публичных правоотношений, по делам о банкротстве, и внести изменения и дополнения в действующее законодательство.

     Как Вы считаете, необходимо ли создание специального суда, который будет заниматься мелкими спорами хозяйствующих субъектов, чтобы за арбитражными судами остались лишь крупные дела?

     - Не думаю, что есть такая необходимость. Дело ведь не столько в сумме требований, сколько в необходимости формирования единых подходов к применению правовых норм. Эта задача достижима именно в рамках единой системы арбитражных судов. Более рациональной видится идея развития несудебных механизмов разрешения спорных вопросов административными органами. Например, в Германии и во Франции 95-97% конфликтов в области административного управления разрешаются на досудебной стадии.
     Рассмотрение спора в административном порядке всегда более оперативно и менее затратно. При этом, безусловно, должна быть сохранена возможность судебного оспаривания решений административных органов. Подобная практика применяется у нас в налоговых спорах, в вопросах исключения из реестра юридических лиц, фактически прекративших деятельность. Это позволяет разгрузить суды, освободив от несвойственных функций и оставив для их рассмотрения действительно спорные правовые ситуации, требующие участия профессиональных судей.

     ВАС РФ предлагал дополнить АПК РФ положениями о процессуальном запросе. Будет ли это нововведение способствовать формированию единообразной практики арбитражных судов, а с другой стороны, обеспечивать независимость судей?

     - Сама идея процессуального запроса весьма интересна. Но ее, как и всякую хорошую идею, нужно проработать, проанализировать, какие положительные и негативные последствия может повлечь ее реализация.
     В законопроекте, который был размещен на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ и вынесен на обсуждение Президиума, предусмотрено введение в арбитражное процессуальное законодательство института судебного запроса. Если инициатива будет поддержана, вопросы об обеспечении таких ключевых ценностей арбитражного процесса, как независимость судей и институциональность судебной системы, необходимо будет также решить законодательно. Иначе результат реализации позитивной идеи может быть совершенно иным, чем задуманный изначально.
     В настоящий момент можно сформулировать несколько вопросов, которые должны быть решены. Если процессуальный запрос будет реализован в суде первой или апелляционной инстанции, то необходим ли кассационный пересмотр и каковы могут быть пределы полномочий кассации в данном случае? Какой будет перспектива обжалования судебных актов в порядке надзора, в частности будет ли Президиум ВАС РФ принимать во внимание выводы, содержащиеся в ответе на процессуальный запрос?
     Возникает и вопрос об обязательности разъяснений, содержащихся в ответе на процессуальный запрос, поскольку проект предполагает опубликование такого ответа. Обязательность содержащихся в нем разъяснений для всех арбитражных судов не предусматривается. С одной стороны, это и невозможно, поскольку ответ на процессуальный запрос в отличие от постановлений Пленума, информационных писем формируется исходя из обстоятельств конкретного дела. С другой стороны, предполагается, что ответ на запрос будет содержать толкование правовой нормы.
     Поскольку необходимо исключить возможность различного толкования правовых норм, нужно будет принимать во внимание, что по одной и той же проблеме не должны существовать опубликованные и противоречащие друг другу ответ на запрос и постановление Президиума.
     Согласно проекту для ответа на процессуальный запрос дело не запрашивается, выводы делаются на основании того, как обстоятельства дела изложены судом, направляющим данный запрос. В таком случае необходимо предусмотреть, каким будет значение определения Высшего Арбитражного Суда РФ по процессуальному запросу, если к моменту вынесения судебного акта по делу в нем появятся новые доказательства, будут установлены новые факты, которые не были отражены в запросе, но, возможно, могли бы повлиять на содержание ответа по нему.
     Используемое в проекте понятие "фундаментальная судебная ошибка" потребует разъяснений, поскольку является новым; критерии его применения и само это понятие в законодательстве на сегодняшний день отсутствуют. Увеличение числа оценочных понятий должно сопровождаться раскрытием критериев их применения, иначе обеспечение единства судебной практики станет проблематичным.
     И еще одно обстоятельство. Для ответа на запрос будут одновременно важны оперативность и взвешенность. Это, безусловно, существенно увеличит нагрузку на Высший Арбитражный Суд РФ, которому необходимо будет реагировать на запрос незамедлительно, поскольку новые процессуальные возможности судов не должны использоваться в ущерб одной из основных ценностей арбитражного процесса - оперативности рассмотрения споров.
     Представляется, что в идеале любой судья должен иметь возможность обратиться в ВАС РФ с запросом о том, как правильно истолковать ту или иную правовую норму. На сегодняшний день правовые положения вырабатываются и доводятся до всеобщего сведения Высшим Арбитражным Судом РФ в трех формах - это постановления Пленума, Президиума и обзоры судебной практики. Думается, что и ответы на запросы судей должны реализовываться в пределах данных форм. В каждом конкретном случае ВАС РФ вправе сам определить, какую из этих форм использовать. Это позволит избежать возможных негативных последствий, связанных с оформлением ответа на процессуальный запрос в форме определения или иного процессуального документа.

     Выскажите Ваше мнение по вопросу о применении судебного прецедента в российском процессе.

     - Судебный прецедент - это юридическое явление англосаксонского права, во многом составляющее его основу. Он представляет собой правовое положение, вырабатываемое на основе рассмотрения конкретного дела. Содержащиеся в судебном прецеденте правовые выводы формулируются для определенной правовой ситуации и могут быть использованы в дальнейшем при рассмотрении подобных дел. Судебный прецедент создает правовое регулирование там, где его еще нет, и в этом качестве является источником права.
     В строгом смысле слова у нас судебного прецедента нет, а есть судебная практика, под которой можно понимать совокупность правовых положений, сформированных в результате применения, толкования (но не создания) правовых норм и, кроме того, обладающих определенной степенью обобщенности и обязательности. Судебное решение, содержащее толкование существующей правовой нормы применительно к конкретной ситуации, - все же не судебный прецедент, а акт правоприменения.
     При этом современная судебная практика, подобно судебному прецеденту, фактически становится источником права. Она играет важную роль в восполнении пробелов в правовом регулировании, выполняет функцию официального толкования правовых норм, во многом предопределяет тенденции развития законодательства, отражает состояние экономических, общественных отношений.
     Преобладающая роль в формировании судебной практики, как известно, принадлежит постановлениям Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. Сейчас, после принятия Постановления №14 от 12.02.2008, мы видим, что не меньшее значение в этом смысле придается и постановлениям Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретным делам.
     Фактически постановления Президиума давно признаются официальным источником толкования правовых норм, инструментом обеспечения единства судебной практики. И этот инструмент эффективно работает уже длительное время. С большой долей условности данный источник можно было бы назвать судебным прецедентом с особенностями, характерными для его роли в континентальной системе права, а точнее, прецедентом толкования. Но как бы мы его ни именовали, важно четко определиться с механизмом его влияния на судебную практику в наших условиях, опираясь на действующее законодательство.
     Постановления Пленума - это всегда разъяснения порядка применения правовых норм, их основная задача - ориентирование судебной практики. Постановления же Президиума - это результат разрешения отдельных споров судом надзорной инстанции. Они принимаются в результате применения правовой нормы к конкретным обстоятельствам. Если обстоятельства, послужившие основанием для принятия постановления Президиума, описаны в нем в необходимом объеме и их можно четко отграничить от обстоятельств, не повлиявших на конечный итог, то выводы, содержащиеся в таком постановлении, могут быть применены к аналогичным ситуациям в дальнейшем. Весь вопрос в том, насколько правоприменители, да и участники гражданского оборота смогут сопоставить ситуацию, рассмотренную Президиумом, с собственной.
     Если постановление Президиума содержит толкование правовой нормы, то в целях обеспечения единства судебной практики, безусловно, необходимо использовать аналогичное толкование и в дальнейшем. Для этого придется существенно повышать уровень обобщенности выводов в постановлениях Президиума, отделять их от конкретных обстоятельств дела. Кроме того, вероятно, значительно увеличатся объем и уровень сложности аналитической работы коллегиальных составов ВАС РФ, которые будут принимать определения об отказе в передаче дела в Президиум. Ведь нужно будет безошибочно устанавливать, действительно ли выводы, сделанные Президиумом по ранее рассмотренному делу, применимы к обстоятельствам дела, поступившего в Президиум для пересмотра.

     Одним из направлений в развитии системы арбитражных судов является становление так называемого электронного правосудия. Как Вы относитесь к этой идее?

     - Автоматизация любой деятельности нужна настолько, насколько она возможна с учетом специфики этой деятельности. Необходима она и в судебной системе. В конечном итоге она должна привести к снижению интенсивности, напряженности работы, избавить от необходимости тратить время на однообразные технические операции.
     Реализация идеи, программного обеспечения судов с автоматическим размещением на их официальных сайтах содержащихся в этих программах данных позволили сделать практически общедоступной информацию о рассмотрении дел в каждой судебной инстанции.
     В 2006 году на базе Федерального арбитражного суда Уральского округа и Центра нотариальных исследований был проведен семинар на тему "Использование новых информационных технологий в арбитражном процессе и при осуществлении нотариальной деятельности", организованный совместно ВАС РФ и Федеральной нотариальной палатой России. В семинаре приняли участие представители судебных органов, министерств юстиции, нотариата европейских стран.
     Докладчики рассказали о том, что во многих странах Европы система электронного правосудия введена в действие и функционирует. Однако представители судебных систем этих стран признали, что пока электронное правосудие еще не в полной мере процессуально адаптировано, полной замены бумажных носителей информации электронной формой не происходит.
     В России на сегодняшний день создана система ввода и хранения информации о делах в рамках конкретных судов, внедряется система электронного обмена данными между судами, расширен доступ к информации о рассмотрении дел. Следующей стадией станет развитие электронной формы общения судов и участников процесса. Примеры тому уже есть - некоторые суды нашего округа информируют таможенные, налоговые органы, судебных приставов-исполнителей о времени и месте судебного заседания в электронной форме.
     Направление судебных извещений по электронной почте Арбитражным процессуальным кодексом РФ предусмотрено. Подача заявлений и других процессуальных документов в электронной форме - это совсем другая стадия процесса реализации идеи электронного правосудия. Переход к этой стадии должен быть тщательно подготовлен, в том числе оформлен и в процессуальном законодательстве, и в законодательстве, определяющем правовой режим информации и электронных документов. Кроме того, уровень технического обеспечения функционирования системы обмена информацией должен исключать нарушение конфиденциальности сведений и сохранности документов, а также сомнение в достоверности идентификации отправителя документа в качестве лица, участвующего в деле.
     В любом случае происшедший в последние десятилетия во всем мире качественный скачок в развитии информационных технологий - это реальность. Судебная система, как и любая другая сфера применения знаний, будет эффективна только в том случае, если сможет воспринять из области технических достижений все лучшее и необходимое для повышения уровня правовой защиты.

     В последнее время часто говорят о том, что необходимо объединить две ветви судебной власти - суды общей юрисдикции и арбитражные, согласны ли Вы с этим? Как, на Ваш взгляд, может развиваться система арбитражных судов в России?

     - На мой взгляд, нет необходимости в объединении двух систем. Арбитраж, еще не будучи судебной системой, всегда существовал как специализированный орган по разрешению экономических споров. Вообще, идея специализации проявляется во всех сферах общественной жизни. Особенно мы убеждаемся в этом в последнее время, когда объем информации, в том числе и правового, нормативного характера, стал настолько велик, что детально изучить какой-либо вопрос можно только в ущерб знанию другого.
     И по мере усложнения, активизации экономического оборота необходимость в специализации юридических знаний становится только очевиднее. Ведь, кроме всего прочего, экономические споры требуют оперативного рассмотрения, защита прав участников предпринимательской деятельности требует динамики. Оперативность рассмотрения споров - действительно одна из основных ценностей и характерная черта арбитражного процесса. Это конечно же предопределяется характером отношений, из которых возникают правовые конфликты в сфере предпринимательства.
     Кроме того, само по себе объединение двух систем не может привести к стабильности и укреплению правопорядка.
     Система арбитражных судов создана не так давно, продолжается ее интенсивное развитие и совершенствование, и итоги этого развития не должны привести к утрате достигнутых результатов.

     Насколько оправданным на примере вашего округа стало создание апелляционных судов?

     - Одной из причин организационного обособления судов апелляционной инстанции была необходимость исключения сомнений в беспристрастности, связанных с фактом сосредоточения полномочий первой инстанции и апелляционного пересмотра в рамках арбитражных судов субъектов Российской Федерации.
     На начальном этапе деятельности апелляционных судов были сложности, связанные с периодом становления, выработкой принципов работы. Но организационное обособление судов апелляционной инстанции было оправданным. На сегодняшний день каких-либо формальных оснований для сомнений в независимости апелляционных судов у участников процесса быть не может.
     Существенно увеличилась процессуальная значимость апелляционного пересмотра для участвующих в деле лиц: в настоящее время это основная инстанция по проверке и устранению судебных ошибок. Как известно, кассационная инстанция осуществляет проверку законности судебных актов, но не разрешает спор по существу. Апелляция обладает полномочиями пересматривать дело по существу и полностью их реализует. Как предусмотрено Концепцией развития судебной системы на период до 2011 года, стадия апелляционного пересмотра будет обязательной, что еще в большей степени повысит ее процессуальное значение.
     Неудобство в создании апелляционных судов усматривают обычно в том, что они нередко территориально удалены от местонахождения участников процесса, что ведет к увеличению судебных издержек и затруднению участия в заседаниях. Несмотря на это, по абсолютному большинству дел явка в суде апелляционной инстанции имеется.
     Качественные показатели работы созданных апелляционных судов по сравнению с судами апелляционной инстанции в составе судов субъектов Федерации, входящих в Уральский округ, к настоящему моменту в основном сохраняются на прежнем уровне. В 2007 году Федеральным арбитражным судом Уральского округа было отменено около 16% от числа пересмотренных в кассационном порядке судебных актов апелляционных судов.
     Медленно, но уменьшается количество случаев, когда судебные акты судов первой инстанции обжалуются в кассационном порядке, минуя апелляцию. В 2007 году 33,8% от общего числа дел, рассмотренных Федеральным арбитражным судом Уральского округа, составили дела, судебные акты по которым не проверялись в судах апелляционной инстанции. Это на 2,4% меньше, чем в 2006 году. Надо сказать, что этот показатель уменьшался и ранее, до создания апелляционных судов. Так, в 2006 году дел, судебные акты по которым рассмотрены минуя апелляцию, по сравнению с 2005 годом было меньше на 1,4%.
     В целом следует сделать вывод, что апелляционные суды в Уральском округе состоялись, о чем свидетельствуют показатели работы Семнадцатого и Восемнадцатого арбитражных апелляционных судов. Но, безусловно, качество нашей работы и при рассмотрении дел по существу, и при их апелляционном и кассационном пересмотре необходимо улучшать и далее.