"Лучшие" враги
Когда два лучших друга собираются создать совместный бизнес и создают Общество с ограниченной ответственностью (ООО), они еще не подозревают о возможных опасностях. Отношения двух партнеров, лучших друзей, подвергаются серьезному испытанию. Сумеют ли они сохранить свои отношения, когда между ними будет лежать солидная сумма? И чем закончится история их дружбы? Об этом партнерам стоит подумать еще до создания совместного бизнеса и предусмотреть возможные варианты выхода из кризисных ситуаций. 

Эта история произошла на самом деле и была одной из многих подобных. Уникальность этой истории в личностях участников конфликта и их отношениях.
Итак, два друга решили открыть магазин. Они внесли по 50% в Уставный капитал Общества, купили на эти деньги магазин и торговое оборудование. Кто-то из них придумал название, кто-то стал директором (нельзя же обществу без директора) и началась торговая деятельность. И вроде бы все шло хорошо, пока совместный бизнес вставал на ноги, пока приобретал постоянных клиентов и поставщиков. В это время друзья все заработанное сообща тратили на развитие общего дела, проводили рекламные компании и наращивали оборотные активы. Как и предписано законом, партнеры проводили общие собрания, правда все делалось «на бегу» и протоколы никогда как положено не оформлялись. Но степень доверия «будущих врагов» в этот момент была еще велика и стороны не видели в соблюдениях формальностей особой необходимости.
Все изменилось, когда друзья решили, что могут часть прибыли делить и за счет общества совершать покупки для себя. Здесь следует отметить в каком качестве стороны подошли к этому знаменательному событию. Один из них значился директором, другой - его заместителем. Один, в соответствии с Уставом и Законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» имел полномочия единоличного исполнительного органа и был единогласно (а как же еще может быть ведь доли участников 50/50) избран директором на пятилетний срок, другой же был, что называется «на подхвате» и собственно распорядительными полномочиями не обладал. Здоровый эгоизм и полное доверие друзей сыграли с ними злую шутку. По мелочам и вследствие недомолвок возникло подозрение, что директор взял себе больше, чем следовало, а заместитель стал лениться и имеет какой-то доход на стороне. Конечно, мелкие конфликты удавалось поначалу гасить. Но механизм был запущен и набирал обороты. Конфликты участились. Любая ревизия или подведение итогов стали сопровождаться длительным выяснением отношений.
Новая фаза конфликта началась, когда появились неразрешимые вопросы, и подозрительность стала тотальной. Бывшие друзья уже не занимались развитием бизнеса, все свое время они стали тратить лишь на выяснение отношений. Директор «временно» приостановил выплаты дивидендов, но сам продолжал немного пользоваться общими благами. Заместитель заметил это и был тут же уволен за прогул. Судебная фаза раздора не заставила себя ждать, но и таким путем разрешить конфликт не удалось.
Примерно так развиваются подобные конфликты и могут длиться по нескольку лет. Выход из них протекает достаточно болезненно, и стороны, находясь под влиянием эмоций, подчас теряют здравый смысл. Бывшие друзья не могут принять ни одного решения, касающегося общества. Собрания участников превращаются в запланированную ссору, часто с привлечением представителей и консультантов, протоколы стороны пишут после собрания, каждая свой. Требования об исключении участника из общества, основанные на статье 10 Закона «Об обществах с ограниченной ответственности», когда участник «грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет» в подобных случаях судами, как правило, не удовлетворяются, потому что суды соблюдают указания высших судебных органов не вмешиваться в хозяйственную деятельность. Ситуация не разрешается юридическими средствами. А тратить большие деньги на рейдерский захват участники не могут, их просто нет у малого бизнеса.
Стороны спора зашли в тупик. Но эта ситуация более выгодна директору-участнику нежели просто участнику. Даже при истекшем сроке полномочий (5 лет) он продолжает исполнять функции директора, хотя формально полномочия должны быть прекращены с истечением срока.

Согласно ст. 183 ГК РФ при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку. Так предписывает закон, однако суды не воспринимают директора представителем юридического лица. Его действия считаются действиями самого юридического лица. Предписанная Высшим Арбитражным судом точка зрения на заключение сделки с превышением полномочий органом юридического лица следующая. Такая сделка считается ничтожной и, как указывает ВАС РФ в информационном письме от 23 октября 2000 г. N 57, в случаях превышения полномочий органом юридического лица (статья 53 ГК РФ) при заключении сделки положения статьи 183 ГК РФ применяться не могут. В данном случае суду предписано руководствоваться статьей 168 (Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным правовым актам). Однако и здесь не все просто, ограничить полномочия директора может закон, например, предписанной необходимостью получения одобрения собрания участников на совершение крупной сделки. Или само собрание может ограничить полномочия директора на совершение сделок, внеся в Устав общества положения о недопустимости совершения единолично директором сделок по отчуждению, например, недвижимого имущества. Если с ограничениями по закону в общем все понятно: их изменить участники не могут, то с ограничениями, связанными с решением собрания участников, проблема – нужно единогласие. Участников всего двое, и когда один против, решения нет. А значит, нет и ограничения, как следствие не может быть и превышения полномочий.
Следует отметить, что на практике исполнительный орган юридического лица – директор, пусть и с просроченными полномочиями, будет восприниматься органами государственной власти, и в т.ч. судами, как надлежащий. Дело здесь в следующем. Особенностью регулирования труда руководителя организации является заключение с ним срочного трудового договора, как правило на пять лет. В силу положений статьи 58 Трудового кодекса в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок. Сторонами в таком трудовом договоре будут общество, т.е. собрание участников, и директор. При этом директор – один из участников и должен голосовать на собрании. Как результат – «ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия». Директор остается прежний. При всей спорности указанной выше правоприменительной практики смысл в ней есть – не может существовать хозяйствующий субъект без исполнительного органа.

Полномочия директора достаточно большие и формируются по остаточному принципу: полномочие директора составляет все, что не отнесено законом или уставом общества к компетенции общего собрания участников общества. Он действует от имени общества без доверенности на основании Устава. Одобрение общего собрания требуется только для совершения крупных сделок, которых на практике проводится не много по сравнению со сделками, осуществляемыми в процессе обычной хозяйственной деятельности. Трудовой договор с директором подписывает председательствующий на общем собрании участник, в нашей ситуации это второй участник. Уволить его может общее собрание участников большинством голосов, но в нашей ситуации большинство это единогласное решение обоих участников, ведь их всего двое. И увольнения директора не происходит, и тем циничнее звучит в споре довод директора: «Это мы меня выбрали, но договор со мной заключал ты».

На практике в подобных ситуациях приходится сталкиваться с непониманием участниками смысла создания ими юридического лица – общества с ограниченной ответственностью. Участник, как правило, отождествляет себя и общество, свою волю и волю юридического лица, свое имущество с имуществом юридического лица. Зачастую участники относятся к созданному обществу как к своему имуществу. Это порождает проблемы, которых могло и не быть, знай участники о природе созданного ими общества, о формировании его воли, о наличии у общества правоспособности, свойственной только юридическим лицам. «Статус юридического лица» воспринимается как умные слова без смысла в житейском понимании. Так у участника возникает мнение: общество это – я. Из него вытекает: «Директор должен заключить трудовой контракт со мной». Участник относится к имуществу общества как к имуществу, находящемуся в собственном распоряжении. Бывают случаи сдачи одним из участников в аренду имущества общества, при этом он считал, что вправе, без оформления документов, получать арендную плату лично сам и тратить полученное по своему усмотрению.

В юридической науке существуют различные взгляды на сущность юридического лица.
Одна из них - теория фикции, автором которой считают папу Иннокентия IV. В 1245 году, отвечая на вопрос: может ли юридическое лицо (корпорация) быть отлучена от Церкви, допускаться к присяге и т.д. Основываясь на положениях Corpus Juris Civilis, - он заявил, что корпорация не имеет души, а существует лишь в воображении людей, будучи фиктивной, не существующим в реальности лицом. Следует отметить, что спустя некоторое время другой папа - Иоанн XXII - признал, что, хотя корпорация как юридическое лицо не имеет души и у нее нет подлинной личности, она все-таки имеет фиктивную личность в силу юридической фикции и в силу этой же фикции имеет душу и потому может совершать правонарушения и может быть подвергнута наказанию.
Ученые до сих пор изучают этот вопрос, но все сейчас сходятся в одном – юридическое лицо и оба его участника это три разных лица. При этом два из них лица физические и наделены самостоятельной волей и имуществом, а третье – лицо «фиктивное», т.е. бестелесное, но тоже с имуществом и волей. Имущество «фиктивного» образуется из того, что дают создатели изначально, и того что обретается от занятий коммерцией. А волю юридического лица формируют его участники, но только в строго определенной законом форме – письменной, и при соблюдении подробно описанной в законе и учредительных документах процедуры.
Гражданский кодекс Российской Федерации определил, что юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (ст. 48 ГК РФ).

Чем закончилась эта история, мне не известно. Может быть, друзья образумились и примирились, но житейский опыт подсказывает, что этот исход наименее вероятен, подобные конфликты длятся годами. Уверенно можно сказать только одно, если бы они знали больше о своей «корпорации» и решили основные вопросы совместной деятельности до начала конфликта, то жить им было бы и легче и богаче. Давно уже известны и приведены в систему все виды конфликтов «Общества двоих», а специалисты предлагают множество способов их избежать. Нужно лишь на минуту задуматься о возможном будущем и, оценив возможный ущерб от непродуманных решений, почерпнуть из ценного опыта малую толику знаний, которая и есть настоящее богатство.