Ловушка для оферента
 В последнее время большое количество сделок заключается посредством оферты. Направляя оферту, сторона часто не обозначает срок для ее акцепта или указывает достаточно продолжительный период времени. Между тем оферента, решившего направить долгосрочную оферту, подстерегает немало опасностей, о чем свидетельствует двусмысленная ситуация, возникшая при заключении сделки по покупке акций «Норильского никеля».
     Повод призадуматься
5 августа в официальном пресс-релизе группа «ОНЭКСИМ» сообщила о том, что она завершает процесс консолидации 16,66% пакета акций ГМК «Норильский никель» и намерена реализовать его структурам Владимира Потанина в рамках оферты, сделанной им Михаилу Прохорову. По данным, опубликованным газетой «Ведомости», Потанин сделал такое предложение в апреле — до того как Прохоров закрыл сделку по продаже 25% акций «Норникеля» UC Rusal. По информации, размещенной на сайте группы «ОНЕКСИМ», в соответствии с условиями указанной оферты структуры Владимира Потанина готовы приобрести пакет акций за 10 миллиардов долл. США или 315 долл. за акцию. Оплата должна производиться денежными средствами (6,5 миллиарда долл.) и 35,2% пакетом акций ОАО «Полюс Золото» (3,5 миллиарда долл.), принадлежащими в настоящий момент структурам Владимира Потанина. Данная информация была немедленно отражена в ведущих деловых изданиях, у которых особую заинтересованность вызвала не столько сама сделка, сколько запутанный сюжет ее заключения на фоне конфликта между двумя бывшими партнерами. Вместе с тем информация, опубликованная в СМИ, вопрос о том, имела ли место в данном случае оферта, каково ее точное содержание, является ли она безотзывной, или в ней предусмотрена возможность отзыва, либо было заключено и вовсе опционное соглашение, до конца не проясняет.
     Газета «Коммерсантъ», по данным своего источника, знакомого с содержанием переговоров между Михаилом Прохоровым и Владимиром Потаниным, сообщает, что весной ими было подписано «обычное протокольное соглашение», по которому «Интеррос» намеревался купить пакет в «Норильском никеле» по 315 долл. за акцию, но речь шла не о 16,6%, а обо всех 25% плюс одной акции, бывших тогда у Михаила Прохорова. Какой юридической силой обладает «обычное протокольное соглашение», не совсем понятно. Может быть, это было опционное соглашение? А может, всего лишь соглашение о намерениях, некая фиксация результатов переговоров.
     Ситуация с возможным существованием безотзывной оферты Потанина со сроком принятия до 15 ноября 2008 года вызвала такой живой интерес у прессы в связи с тем, что указанная оферта может стать рычагом для давления на Потанина в переговорах по разделу других активов и способом заманить его в так называемую ловушку. Дело в том, что цена апрельской оферты, по данным, опубликованным в «Ведомостях», на 47% превышает рыночную стоимость акций «Норникеля». Кроме того, при покупке еще 16,66% акций «Норникеля» доля Потанина в компании превысит 30%, в результате чего ему необходимо будет направить остальным акционерам обязательное предложение о приобретении всех акций общества по цене оферты. По мнению аналитиков, на это может понадобиться около 30 млрд долл.
     Описанная выше ситуация является обобщением некоторых версий, озвученных за прошедший месяц в прессе, и приводится здесь лишь как иллюстрация для дальнейшего юридического анализа положений ГК РФ о правовых последствиях отзыва оферты. Рассмотрим вопрос о том, существует ли выход из подобной «ловушки», в которой может оказаться оферент, направив долгосрочную оферту, и какие правовые последствия могут наступить при отказе от нее.
     Безотзывность оферты
     Согласно ст. 436 ГК РФ полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для ее акцепта, если иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой она была сделана.
     Как видим, норма о безотзывности оферты сформулирована диспозитивно. Оферта лишь по общему правилу связывает оферента с момента ее получения адресатом до истечения срока для ее принятия. Связанность офертой подразумевает невозможность для оферента отозвать оферту в течение срока, установленного для ее принятия, а в случае ее акцепта — договор следует считать заключенным.
     Вместе с тем оференту предоставлено право отказаться от оферты не только до момента ее получения акцептантом или одновременно с ним, но также и после, однако последнее возможно лишь в случаях, когда это прямо указано в оферте, вытекает из существа предложения либо из обстановки, в которой оферта сделана.
     Если в оферте не обозначен срок для ее акцепта, но о ее безотзывности можно сделать вывод из существа предложения (например, если оферта включает указание «всегда в продаже») или из обстановки, в которой она была сделана (например, при посылке каталога, содержащего описание товаров с перечислением существенных условий будущей сделки), то она также носит связывающий характер (Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд.2-е, испр. — М.: Статут, 1999. С. 200).
     Такой же подход отражен и в Венской конвенции ООН 1980 г.: оферта не может быть отозвана в случае, если в ней путем установления определенного срока для акцепта или иным образом указывается, что она является безотзывной, или если адресат оферты нашел основания рассматривать оферту как безотзывную и адресат оферты действовал соответственно (п. 2 ст. 16).
     Если в оферте не указывается срок для ее акцепта, оферента следует считать связанным офертой в течение разумного срока.
     Норма Гражданского кодекса о безотзывности оферты в целом направлена на поддержание стабильности гражданского оборота. В соответствии со ст. 433 ГК РФ по общему правилу договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта.
     Если оферент до истечения срока для акцепта заключит договор с третьим лицом или же после принятия оферты ее адресатом откажется исполнять свои обязательства по заключенному договору, то акцептант вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков на основании ст. 393 ГК РФ или неустойки согласно ст. 394 ГК РФ, если, конечно, она предусмотрена договором.
     Кроме того, за неисполнение денежного обязательства ст. 395 ГК РФ установлена законная неустойка в виде процентов за пользование чужими денежными средствами. В случае если размер убытков, причиненных акцептанту, превышает сумму процентов, он вправе требовать от оферента возмещения убытков в части, превышающей эту сумму.
     Однако на практике факт причинения убытков и их размер не так легко доказать.
     Простор для толкования
     Несмотря на кажущуюся ясность формулировок ст. 436 ГК РФ, вопрос о том, что именно законодатель понимает под «существом предложения или обстановки, в которой оно было сделано», остается открытым. На данный вопрос не отвечает и судебная практика, доктрина также обходит его стороной, оставляя его решение на усмотрение суда.
     Тем не менее толкование указанных формулировок ГК РФ в некоторых случаях, например в рассматриваемом нами, может сыграть ключевую роль, поставив под сомнение заключенность договора.
     О.Н. Садиков считает, что основания для отзыва оферты могут вытекать из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано, например когда предлагается купить скоропортящиеся товары или имеет место резкое колебание экономической конъюнктуры (Гражданское право: Учебник. Т.1/под ред. О.Н. Садикова, Юридическая фирма «КОНТРАКТ», ИНФРА-М, 2006).
     Что же следует понимать под резким колебанием экономической конъюнктуры? Быть может, падение стоимости ценных бумаг, указанной в оферте, почти на 50%? Если исходить из предложенного О.Н. Садиковым толкования, в нашем примере Владимир Потанин, скорее всего, сможет заявить о существенном изменении обстановки по сравнению с той, которая была при направлении оферты, и таким образом обосновать свое право на отзыв оферты.
     Также следует отметить, что термины «обстановка» и «обстоятельства» близки по своему лексическому значению, поэтому для уяснения того, что же понимать под «изменением обстановки», основываясь на принципах грамматического толкования, представляется возможным обратиться к ст. 451 ГК РФ (Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств).
     Однако, как показывает судебно-арбитражная практика, рост или снижение рыночных цен, особенно на рынке ценных бумаг или на валютном рынке, нельзя признать обстоятельством, которое стороны не могли предвидеть при заключении договора, поскольку изменение рыночных цен является естественным следствием экономических процессов, что должно быть ожидаемо для участников предпринимательской и иной экономической деятельности и учитываться ими в ходе ее осуществления (Постановление ФАС МО от 16.12.99 № КГ-А40/4125-99; Постановление ФАС СЗО от 15.09.2005 № А56-29510/04). Такая позиция судов обусловлена рисковым характером предпринимательской деятельности, который заключается в том, что предприниматель, рассчитывающий на получение прибыли по результатам осуществления той или иной сделки, может эту прибыль и не получить, в том числе по причинам, от него не зависящим (в силу сложившейся в конкретный момент времени конъюнктуры рынка, изменения политической и (или) экономической обстановки).
     Словосочетание «существо предложения», фигурирующее в ст. 436 ГК РФ, также предоставляет некий простор для толкования. В праве обычно под «существом чего-либо» понимается предмет или природа чего-либо. Возвращаясь к нашему примеру, следует отметить, что если оферта была сформулирована как предложение о приобретении 25% плюс одна акция «Норникеля», то изменение количества акций (на 16,66%) будет являться изменением не только самого предмета предложения, но и одного из существенных условий договора, содержащихся в оферте, — условия о количестве товара.
     Требования к оферте
     Отметим, что оферта порождает правовые последствия для оферента только в том случае, когда отвечает целому ряду требований. При несоответствии предложения требованиям, предъявляемым к оферте, она не будет носить для оферента обязательного характера.
     Во-первых, оферта должна быть достаточно определенной, чтобы ее адресат имел возможность сделать правильный вывод о воле оферента. Любая неопределенность, касающаяся различных элементов будущего договора, толкуется в пользу акцептанта исходя из общего принципа, в силу которого в первую очередь учитываются интересы стороны, воспринявшей нуждающееся в толковании изъявление воли (Брагинский М.И., ВитрянскийВ.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения: Изд. 2-е, испр. — М.: Статут, 1999. С. 196—197).
     Во-вторых, оферта должна выражать намерение оферента считать себя заключившим договор в случае ее акцепта адресатом. Указанное качество отличает оферту от преддоговорных переговоров или предложения сделать оферту.
     В-третьих, оферта должна содержать все существенные условия договора, в число которых входят условия о предмете договора, условия, признанные законом или иными правовыми актами как существенные, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение (ст. 432 ГК РФ). После акцепта оферты менять изложенные в ней условия нельзя, а принятие оферты с изменением условий следует считать не акцептом, а новой офертой.
     Наконец, любая оферта, за исключением оферты публичной, должна четко определять своего адресата.
     Таким образом, если в рассматриваемой нами гипотетической ситуации предложение Потанина не отвечает хотя бы одному из перечисленных критериев, то оно не может считаться офертой. Следовательно, даже в случае акцепта со стороны Прохорова договор нельзя будет признать заключенным и, соответственно, нельзя будет понудить оферента к исполнению договорного обязательства или привлечь к ответственности за его неисполнение.
     Из изложенного выше следует, что найти выход из «ловушки», в которую может загнать себя оферент, направив долгосрочную безотзывную оферту и не предусмотрев вероятное изменение ситуации на рынке, весьма трудно, но все же возможно. Главная задача состоит в том, чтобы подготовить к суду аргументированную правовую позицию, в которой в данном случае не удастся обойтись без толкования норм ГК РФ.