Крупная веха цивилистики
Открывая специальный выпуск, посвященный десятилетнему юбилею части второй Гражданского кодекса РФ, мы предоставляем слово его разработчикам — тем, кто в середине девяностых годов минувшего века приложил руку к созданию важнейшего кодифицированного акта, охватывающего все без исключения сферы экономической деятельности страны и пронизывающего всю правовую систему России, поскольку гражданско-правовые институты широко используются и в иных, в том числе публично-правовых отраслях.
Десятилетие со времени принятия второй части Гражданского кодекса РФ — событие, само по себе имеющее большое значение для утверждения в нашей стране, особенно в экономике, передового, отвечающего требованиям времени правового регулирования. Оно означает, что вот уже десять лет, как в России основные блоки экономических, имущественных, организационных и личных неимущественных отношений (отношений оборота, многообразных гражданско-правовых обязательств) юридически обеспечиваются и охраняются в соответствии с потребностями рыночной экономики на высоком уровне передовых достижений современной гражданско-правовой культуры.

     Но эта десятилетняя годовщина отличается еще одним в высшей степени важным обстоятельством. Тем, что именно сейчас, в наши дни, Гражданский кодекс РФ (во всех его трех частях) входит в реальную жизнь, становится важным, все более признаваемым фактором, определяющим решения гражданско-правовых проблем хозяйственной, деловой и иной жизненной практики.

     Конечно, реальное вхождение в жизнь любого закона — дело непростое, требующее времени, усвоения населением вновь принятых законоположений, отработки в связи с новым законом тех или иных сторон деятельности правоохранительных органов, иных подразделений государственного аппарата.

     Но особо сложен процесс вхождения в жизнь такого крупнейшего, основополагающего законодательного документа, как Гражданский кодекс. И дело не только в сложности этого документа, основанного на требованиях нынешнего времени и на достижениях, принципах и даже лексике многовековой культуры (уходящего по ряду своих оснований в достижения и разработки древнеримского частного права), но еще и в том, что Гражданский кодекс затрагивает чуть ли не все стороны повседневной деятельности каждого человека, любой организации, где укоренилось много упрощенных подходов и нравов, стремления избежать всякой «формалистики», «казуистики».

     Не случайно, важнейшие гражданские кодексы (уложения) мира становились в полной мере общепризнанными, работающими документами спустя многие десятилетия.

     Так, Гражданский кодекс Франции (1804 г.), Германское гражданское уложение (1896—1900 гг.) стали повсеместно общезначимыми нормативными документами, воплощающими саму их суть, «дух», пожалуй, только после Второй мировой войны, к середине 1950-х гг. Что, кстати сказать, имеет первостепенное значение для утверждения в данных странах самих основ современного гражданского общества.

     И вот весьма знаменательно, что в нашей стране, испытывающей многие сложности в своем развитии, российский Гражданский кодекс и по своему авторитету, общественному признанию и по частоте использования в решении конкретных юридических дел уже в нынешнее время реально все более становится определяющей нормативной основой в рыночной экономике, в других сферах жизни общества.

     При этом — что крайне существенно — исходным фактором здесь становятся начала, «дух» гражданского законодательства, основы частного права (которые, и это впервые в мире, получили закрепление в первой же статье Кодекса — «равенство субъектов», «неприкосновенность собственности», «свобода договора» и др.).

     Здесь, надо полагать, существенную роль в последнее время сыграл Конституционный Суд РФ в одном из своих определений по конкретному юридическому делу от 30 сентября 2004 г.

     И хотя указанное дело относилось к сложной налоговой ситуации и касалось применения ставок налога в связи с рядом спорных налоговых законоположений, оно коснулось с принципиальной стороны и Гражданского кодекса РФ по вопросам наследования. Суд по указанному делу сформулировал принципиальной важности положения, точнее -правовые подходы и позиции, относящиеся к самим началам, «духу» российского гражданского права.

     По заключению судьи Л. О. Красавчиковой Суд определил, что спорные положения налогового законодательства во взаимосвязи с положениями ст. 1111 и п. 2 ст. 1152 Гражданского кодекса РФ — по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным судом РФ в данном определении на основе выработанных им правовых позиций не могут служить основанием для применения» ставок налога по спорным законоположениям.

     При этом, рассматривая принципы и правила, содержащиеся в ст. 1111 и п. 2 ст. 1152 ГК РФ, Конституционный Суд отметил, что «указанные правила вытекают из закрепленных Гражданским кодексом РФ основных начал гражданского законодательства, предусматривающих, что граждане приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе (ст. 1), участвуют в гражданских отношениях на основе автономии воли и имущественной самостоятельности (ст. 2) по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (ст. 9). При этом — подчеркивает Конституционный Суд — сама природа прав, возникающих из гражданских правоотношений, обусловливает диспозитивное начало гражданско-правового регулирования...»1.

     Есть весомые основания полагать, что перед нами — одно из крупных, принципиальных решений Конституционного Суда РФ, способное существенно повлиять на дальнейшее развитие фундаментальных основ и содержание правовой системы России. В том числе и потому, что оно касается исходных начал, «духа» гражданского права в нашем обществе.

     Потому и реальное действие гражданского права в настоящее время и рассмотренное определение Конституционного Суда в дни, когда мы отмечаем десятилетие издания второй части Гражданского кодекса РФ, можно считать крупной вехой вхождения в жизнь Гражданского кодекса, его влияния на перспективу формирования гражданского общества в нашей стране, реального утверждения в жизни страны (при всех сложностях ее развития) начал верховенства права.

     1 Определение КС РФ от 30 сентября 2004 г. № 316-О