Кому подконтролен суд
В среде судейского сообщества возникает множество вопросов, связанных с неоднозначным толкованием и применением норм действующего законодательства, которое реализуется не всегда адекватным, а порой не совсем справедливым вынесением судебного решения. Как говорится, не на пустом месте появляются все более интересные и трудноразрешимые споры. О сложности и невозможности недопущения судебных ошибок рассказывает заместитель председателя Вологодского областного суда, заслуженный юрист РФ ВЛАДИМИР СТЕПАНОВИЧ ШЕПЕЛЬ.
 Как Вы оцениваете недавно озвученные инициативы по усилению контроля над судьями?

     — На этот вопрос у меня возникают ответные вопросы: ради чего усиливать контроль над судьями? Думаю, что не для информационного интереса. А тогда для чего? По-видимому для того, чтобы контролировать принятие судебных решений. В другом плане, кроме как обладание правом принятия от имени государства обязательных к исполнению судебных решений, судья интереса как для ветвей власти, так и для общества в целом не представляет. Всякое усиление контроля над судьей как носителем судебной власти усиливает контроль за принимаемыми им решениями. Хотим мы этого или нет, но это так. Поэтому если обществу нужно такое подконтрольное правосудие, тогда давайте будем усиливать контроль над судьей. Конечно, мне могут возразить, что усиление контроля нужно для того, чтобы судьи принимали правильные решения. Но проблема как раз в том, что понимать под «правильными» решениями? Каждая из сторон трактует это по-своему. Не будь этого противоречия, не было бы спора, а значит, и судебного разбирательства.

     Что касается обязанности по раскрытию информации о доходах судьи, то, на мой взгляд, она и сейчас не закрытая, т. к. заработная плата и иные, не запрещенные законом доходы судьи подконтрольны налоговым органам. А ввести к этому еще обязательное ежегодное декларирование доходов судьи, как у других госслужащих, так это очередная бюрократическая операция. Я что-то не слышал, чтобы коррумпированный чиновник «честно» включил полученную взятку или иной неправедный доход в декларацию о доходах и заплатил с них налоги.

     О том, кому принимать исковые заявления? Судье или помощнику судьи? Я принципиальной разницы не вижу. Надеяться, что устранение из этого процесса судьи уменьшит «уровень коррупции» (если таковая имеется), мягко говоря, наивно. Это же могу сказать и по поводу публикации всех судебных решений в Интернете. При нынешнем информационном потоке читать эти публикации будут только заинтересованные лица, которые и без того могут получить в суде любую копию судебного решения.

     Относительно «уровня коррупции» среди судей, то, по моему мнению, эта проблема отчасти раздувается искусственно. Да, единичные случаи мздоимства среди судей случаются, и они получают соответствующую оценку в самом судейском сообществе. И эти случаи, безусловно, оставляют темное пятно на судебной системе в целом. Однако в соотношении с другими ветвями власти судьи не лидируют в этом негативном проявлении. Во всяком случае, статистика свидетельствует об этом. И дело тут совсем не в неприкосновенности судей, не в их особой защищенности, как представляется некоторым. Представители законодательной и исполнительной ветвей власти защищены от привлечения к ответственности не меньше, и даже в отдельных случаях больше. Дело в том, что существующий порядок рассмотрения дел судом, принципы правосудия: гласность, устность, состязательность, обязательная мотивация принятого решения и право на его обжалование — все это безусловно является естественным барьером к принятию незаконных судебных решений в пользу какой-то стороны, а значит, и является естественным препятствием к коррумпированности. А недовольные судебными решениями всегда есть и будут.

     Каков, по Вашему мнению, должен быть баланс между независимостью судей и контролем за ними со стороны общественности?

     — Согласно Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции и федеральному закону. Введение какого бы то ни было контроля будет противоречить этому принципу. Проблема тут по-видимому в том, что возникает сомнение, соблюдает ли судья при рассмотрении дел требования Конституции и федеральных законов, т. е. подчиняется ли им? Нужно ли устанавливать общественный контроль за судьями в этом вопросе? Мол, будь ты независим, но соблюдай Конституцию и федеральные законы, а за тем, как ты соблюдаешь их, мы будем контролировать. Конечно, это абсурдное мнение.

     Именно споры о том, как должен соблюдаться и применяться закон, и порождает судебный спор. В этом и суть правосудия. Практика показывает, что те общественные формирования, которые пытаются контролировать суд, склонять его к принятию того или иного решения, как правило, имеют какую-то пристрастность, заинтересованность в рассматриваемом деле. Контроль над судом (судьей) должен быть, и он есть — судебный контроль вышестоящего суда. И в последнее время он расширился. Поэтому говорить о том, что судьи безконтрольны, неправильно. Изобретать какой-то дополнительный контроль, как мне представляется, не нужно. Можно вести разговор о совершенствовании того, что имеется.

     Словосочетание «судейский произвол», к сожалению, довольно часто стало звучать, в том числе и в средствах массовой информации и, по-моему, не всегда объективно. С таким словооборотом мы нередко сталкиваемся при рассмотрении жалоб в областном суде. Вот один случай.

     Житель нашего региона, зрелый мужчина, имеющий ученые степени и звания, обратился к мировому судье с заявлением о привлечении к уголовной ответственности своей внучки, которая, по его мнению, оклеветала его в своем заявлении в органы внутренних дел. Мировой судья вынес оправдательный приговор, который был оставлен без изменения апелляционной инстанцией. Указанный гражданин и его представитель, добиваясь отмены данных судебных решений в кассационном порядке, полагали, что допущен «судейский произвол», что внучка оправдана была незаконно. В своем выступлении представитель обиженного дедушки, цитируя СМИ, говорил, что не зря общественное мнение не доверяет судам, так как они выносят «такие несправедливые приговоры». И знаете, по-человечески понять обиду этого гражданина можно, но согласиться с ним и осудить по ст. 129 ч. 1 УК РФ воспитанную им внучку было бы незаконным. Боюсь, что и кассационное определение его также не убедило, и он дальше будет жаловаться на «судейский произвол».

     В связи с такими фактами я бы отнес указанный инцидент к издержкам судейской профессии.

     В то же время не следует закрывать глаза и на имеющие место судебные ошибки, причем есть ошибки не только оценочного характера, но и грубых нарушений материального и процессуального законов. С такими судьями ведется работа, в том числе ряд судей в нашей области были привлечены к дисциплинарной ответственности. В последние 2 года троим судьям было отказано в переназначении на должность после истечения срока полномочий.

     Конечно, за грубое нарушение закона, если оно подтверждено вышестоящим судом, должна наступить ответственность. Однако, мне думается, что обществу нужна не ответственность судей, а правосудные решения, чтобы каждый обратившийся в суд мог восстановить свое нарушенное право. Придумать наказание для судей несложно, но допускаются судебные ошибки, вольные или невольные, далеко не потому, что у судей нет страха перед наказанием. Убежден, что такого страха и быть не должно. Наивно ожидать эффективного правосудия от вздрагивающего от страха наказания судьи.