К вопросу о возможности одностороннего расторжения договора…
 В своей практике каждый юрист, наверняка, встречался со следующими формулировками: «в случае нарушения покупателем такого-то пункта, договор может быть расторгнут продавцом в одностороннем внесудебном порядке». Или: «поставщик застройщик вправе во всякое время отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке». Насколько законна такая практика?
С одной стороны, пункт 1 статьи 450 ГК предусматривает возможность изменения и/или расторжения договора по соглашению сторон, если иное не предусмотрено Кодексом, другими законами или договором, а пункт 3 той же статьи говорит нам о возможности одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон.

С другой стороны, действует и более общая норма статьи 310 ГК, согласно которой односторонний отказ от исполнения обязательства не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Одновременно, односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускаются также в случаях, предусмотренных договором.

Как истолковать приведённые нормы? Безусловно ли специальные нормы статьи 450 ГК полностью исключают применение правил статьи 310? И во всяком ли случае сторона договора может предусмотреть в нём условие, которое позволит ей в будущем в случае неблагоприятного развития ситуации «умыть руки»?

Юристы Коллегии адвокатов «Петербургский правовой альянс» полагают, что не следует абсолютизировать принцип свободы договора в отрыве от других базовых принципов гражданского права, к числу которых следует, несомненно, относить и принцип недопустимости отказа от обязательства.

Применительно к возможности одностороннего отказа от договора это означает, что, действительно, односторонний отказ допустим, однако, лишь в том случае, когда обе стороны договора осуществляют предпринимательскую деятельность, независимо от регистрации в качестве субъекта предпринимательской деятельности.

Такой вывод следует из того, что статья 450 ГК, хотя и представляет собой специальную норму по отношению к статье 310 ГК, тем не менее, прямо не отрицает изложенное в ней правило. Иными словами, буквальное прочтение пункта 3 статьи 450 ГК не позволяет сделать вывода о том, что его содержание входит в логическое противоречие с содержанием второго предложения статьи 310 ГК. Наоборот, представляется, что две указанные нормы, истолкованные в их системном единстве, взаимодополняют друг друга, образуя непротиворечивое правовое регулирование.

Цель такого регулирования также понятна - для лиц, которые не являются предпринимателями, законодатель последовательно предусматривает более высокую степень правовой защиты, нежели чем для предпринимателей. Ведь не случайно, что вина субъекта предпринимательской деятельности презюмируется, а защита прав потребителя реализована посредством принятия специального закона...

Что же касается тех случаев, когда отказ от исполнения договора целесообразен и необходим, то для таких ситуаций законодателем предусмотрен целый ряд норм, содержащихся в особенной части обязательственного права, в силу которых сторона вправе отказаться от договора во внесудебной процедуре. Примеры очевидны: статьи 463, 464, 468, 475, 480, 484, 486, 523, 546, 577, 715, 716, 717, 782, 806, 859, 977 ГК и др.

В случае пункта 1 статьи 450 ГК, говорящего о возможности расторжения договора, логика рассуждения аналогична: предусмотреть расторжение договора «в одностороннем порядке» могут лишь лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (преследующие цель извлечения прибыли).

В противном же случае, если допустить возможность одностороннего внесудебного расторжения договора, заключённого между предпринимателем и, например, потребителем, это приведёт к тому, что коммерческие юридические лица, занимающие мало-мальски значимое положение на рынке, станут включать в составленные ими же договоры присоединения возможность одностороннего расторжения договора во всех удобных для них случаях.

Как следствие, потребители будут поставлены в положение, когда все многочисленные гарантии, предоставленные им законом, повиснут в воздухе, т.к. не успеет потребитель воспользоваться любым из предусмотренных способов защиты, как предприниматель «расторгнет» договор, причём, считая с даты направления потребителю соответствующего уведомления.

 Вывод прост: процитированные выше условия договоров, предусматривающие расторжение договора в одностороннем внесудебном порядке или односторонний отказ от исполнения договора ничтожны в том случае, если хотя бы для одной из сторон договора его исполнение не является осуществлением предпринимательской деятельности.

 Из доктрины гражданского права известно, что отказ от исполнения договора и расторжение договора представляют собой «две большие разницы». Так, в отличие от отказа от исполнения договора, который представляет собой неюрисдикционный способ прекращения договорного обязательства, расторжение договора - это судебная процедура.

Этот вывод нагляден из того, как законодатель пользуется соответствующими терминами. А именно, в пункте 2 статьи 450 ГК кодекс говорит об изменении или расторжении договора по решению суда, а в пункте 3 статьи 450 ГК речь идёт об отказе от исполнения договора не как-нибудь, а именно в одностороннем порядке. Как следствие, невозможно изменить договором императивную норму пункта 1 статьи 450 ГК, сделав расторжение договора не судебной, а «внесудебной» процедурой.

Что же касается слов «если иное не предусмотрено» кодексом или договором, то смысл их видится в следующем: «иное» - это отнюдь не расторжение договора в одностороннем внесудебном порядке. Наоборот, «иное» - это возможность предусмотреть договором невозможность