Допустимое свидетельство вины
Одними из самых распространенных источников доказательств как во время следствия, так и в суде являются показания свидетелей. Тем не менее в УПК РФ не уделено должного внимания вопросу возможности использования в доказывании показаний свидетелей из числа оперативно-розыскных работников, дознавателей, следователей, прокуроров о признании обвиняемым своей вины. Хотя такие показания довольно часто используются в судебно-следственной практике.
Необходимость подобного рода свидетельских показаний обычно вызвана отсутствием каких-либо прямых доказательств вины обвиняемого, а также надлежащим образом оформленных признательных показаний обвиняемого, данных с участием защитника.

     На практике чаще всего встречаются две ситуации.

     Первая, это когда свидетель дает показания об устном (в т. ч. с применением аудио-, видеозаписи) или письменном признании обвиняемым своей вины в ходе оперативно-розыскных мероприятий либо беседы. Вторая — когда обвиняемым были даны письменные признательные показания в присутствии защитника, однако полученное при этом доказательство в виде протокола следственного действия оспаривается обвиняемым как недопустимое (например, протокол проверки показаний на месте, проведенной в отсутствие понятых). Полагаем, что допустимость подобного рода свидетельских показаний вызывает серьезные сомнения.

     Статья 56 УПК РФ определяет свидетеля как лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. Таким образом, закон не содержит требования к свидетелю о том, чтобы он был «незаинтересованным лицом», как и не содержит перечня лиц из числа участников уголовного судопроизводства, их близких родственников, которые не могут быть свидетелями. Также УПК РФ не предусматривает возможности отвода свидетелей по вышеуказанному основанию. Это означает, что оперативно-розыскные работники, следователи, дознаватели, прокуроры в принципе могут быть допрошены в качестве свидетелей, в том числе по уголовным делам, находившимся в их производстве, несмотря на то что они, как правило, являются лицами, заинтересованными в результатах рассмотрения дела.

     В соответствии со ст. 79 УПК РФ свидетель может быть допрошен о любых обстоятельствах, относящихся к уголовному делу. Если он не может указать источник своей осведомленности либо основывает свои показания на догадке, предположении, слухе, то такие показания в силу ч. 2 ст. 75 УПК РФ являются недопустимыми. Поскольку речь идет о «любых обстоятельствах», буквальное толкование указанной нормы не запрещает использовать в доказывании свидетельские показания оперативно-розыскных работников, дознавателей, следователей, прокуроров о признании обвиняемым своей вины. Вопрос о недопустимости подобных показаний напрямую в законе не оговорен.

     В связи с вышесказанным на практике распространена точка зрения о том, что суд по принципу свободной оценки доказательств может придать такому доказательству значение (что чаще всего и происходит), а может и отвергнуть его как недостоверное. Данный подход считаем в корне неправильным.

     Показания свидетелей не могут быть использованы в качестве доказательств признания обвиняемым своей вины и являются недопустимыми во всех случаях, поскольку их использование влечет нарушение гарантированных Конституцией РФ прав и свобод человека и гражданина и установленного в УПК РФ порядка собирания и закрепления доказательств — показаний обвиняемого. На основании незаконно добытых доказательств нельзя получить доказательства, которые можно было бы использовать в доказывании (правило «о плодах отравленного дерева»).

     Например, признавая недопустимыми доказательствами показания свидетелей — сотрудников милиции, которые сообщили суду о признании, сделанном им задержанным лицом, Верховный Суд РФ подчеркнул, что так называемые беседы с задержанным являлись не чем иным, как незаконным допросом, который производился в отсутствие адвоката, без разъяснения задержанному положений ст. 51 Конституции РФ (см.: Определение Верховного Суда РФ от 14.07.1999 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. № 5).

     К сожалению, этот единственный случай опубликования судебной практики Верховного Суда РФ не может изменить сложившейся практики на местах. В связи с чем назрела необходимость изложить п. 2 ч. 2 ст.75 УПК РФ в новой редакции: «К недопустимым доказательствам относятся … 2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, признании вины в совершении преступления подозреваемым, обвиняемым либо лицом до признания его подозреваемым, обвиняемым, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности».

     Полагаем, что разрешение указанной проблемы повысит качество предварительного расследования, уменьшит вероятность судебных ошибок и исключит из практики абсурдные ситуации, когда лицо, производящее расследование по уголовному делу, является одновременно и субъектом доказывания, и «источником» доказательств.