Чистосердечное признание картелей
Деятельность Федеральной антимонопольной службы становится все заметнее не только дляпредставителей крупного бизнеса, но и для простых граждан: взять, к примеру, снижение розничных ценна бензин. ФАС России добивается этого не только расширяя свои полномочия и ужесточаяответственность, но и призывая участников картельных сговоров добровольно прекратить согласованныедействия, ограничивающие конкуренцию, и «сдаться», чтобы избежать крупных оборотных штрафов.Разъяснения по программе смягчения ответственности согласился дать начальник Управления по борьбе скартелями Федеральной антимонопольной службы Александр Юрьевич Кинёв .
На каких нормативных актах основывается программа по смягчению ответственности?

— Правовым основанием для программы смягчения ответственности является примечание к ст. 14.32 Кодекса об административных правонарушениях. В соответствии с этим примечанием лицо, добровольно заявившее в антимонопольный орган о своем участии в незаконных соглашениях или об осуществлении незаконных согласованных действий, ограничивающих конкуренцию, освобождается от ответственности.

При этом необходимо выполнить еще три условия: на момент обращения лицо должно прекратить участие в таких соглашениях и представить об этом в антимонопольный орган письменные подтверждения, а также сообщить антимонопольному ведомству имеющиеся у него сведения о фактах незаконных соглашений или согласованных действий. В таком случае санкции, предусмотренные ст.14.32 КоАП, к этому предприятию или физическому лицу не будут применяться. А санкции там достаточно жесткие: физическим лицам (должностным лицам компаний) грозит административный штраф от 17 до 20 тыс. рублей либо дисквалификация на срок до трех лет. К юридическим лицам применяется так называемый оборотный штраф, который составляет от 1 до 15% от оборота компании за предыдущий год.

На сегодняшний день Федеральная антимонопольная служба уже наложила десятки подобных штрафов, суммы доходят до сотен миллионов рублей. Нефтяные компании, злоупотребляющие своим доминирующим положением, будут оштрафованы на сумму больше миллиарда рублей каждая. То есть участие в программе смягчения ответственности избавляет компании или должностных лиц от серьезных проблем.

 

Каков порядок обращения компаний-нарушителей в Антимонопольную службу с признанием?

— В этом вопросе к каждому обратившемуся мы подходим индивидуально. Однако существуют общие правила или определенный порядок действий. На главной странице сайта Федеральной антимонопольной службы размещена информация о том, как происходит освобождение от административного наказания, в случае если лицо добровольно обращается в антимонопольный орган. Там же указаны электронная почта и номер телефона, по которому можно связаться лично со мной. Сделано это для спокойствия наших «клиентов» и сохранения конфиденциальности.

Вообще круг лиц, которые принимают заявления о «сдаче», предельно ограничен. Соответствующим приказом в ФАС определены два человека, которые уполномочены принимать заявления по освобождению от административной ответственности: это статс-секретарь Цариковский Андрей Юрьевич и, собственно, я. Если лицо или компания не знакомо с требованиями, которые мы предъявляем к подобным заявлениям, их также можно предварительно обсудить.

Чаще всего те, кто к нам обращается, заинтересованы в конфиденциальности, поэтому можно обсудить заранее, в какой обстановке мы встретимся, где и когда. Учитывая все эти нюансы, лучше совершить предварительный телефонный звонок либо обменяться электронными письмами.

Второй этап — мы получаем от лица, желающего сообщить нам имеющуюся у него информацию о незаконных соглашениях, соответствующие документы и заявления, фиксируем их количество и наименования в секретном журнале, а взамен выдаем расписку с указанием даты, времени и списка представленных документов.

Третий этап — переданные нам документы используются в антимонопольном расследовании. О том, каким образом они к нам поступили, мы никого не информируем, то есть стараемся соблюдать конфиденциальность настолько, насколько это возможно. Правда, на момент возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства и принятия решения о штрафе наименование лица, которое освобождено от ответственности, будет известно и соответственно станет понятно, кто был инициатором обращения в антимонопольный орган. Хотя бывают и такие случаи, когда все участники незаконного соглашения, осознав пагубность своих действий, приходят к нам с признанием.

 

Получается, все участники могут сдаться и избежать наказания?

— В настоящий момент закон сформулирован таким образом, что мы можем принять заявление от всех участников картеля, и такая явка с повинной позволит им избежать санкций. Случалось, что заявивших оказывалось больше десятка, они приходили к нам иногда вместе, иногда по очереди, сообщали о своем участии в незаконном соглашении и претендовали на освобождение от ответственности. Мы в соответствии с буквой закона их просьбу удовлетворяли.

В этом отношении наши правила намного мягче, чем в других странах. Так, в Соединенных Штатах от ответственности освобождается только первый заявивший, в Евросоюзе первый заявивший освобождается от ответственности на 100%, второй – на 50, и так далее. Так что ФАС в этом плане занимает самую либеральную позицию.

Мы стараемся проводить открытую политику. Информация обо всех возбужденных делах практически сразу размещается в открытом доступе, более того, стадия возбуждения дела предполагает открытые действия по отношению к компаниям-фигурантам, то есть мы их приглашаем на собеседования, на заседания нашей комиссии. Они уже знают, что ФАС ведет против них дело, никакой тайны здесь нет. Но тем не менее законодательство не препятствует даже после возбуждения дела явиться с повинной. На сегодняшний день мы с удовольствием примем все компании, которые решат сделать добровольное признание хотя бы на этой стадии. Это всегда полезно потому, что наши дела зачастую обжалуются в суде, а покаянное заявление от одной из компаний — участниц картеля является лишним козырем при судебных разбирательствах. Как говорил товарищ Вышинский: «Признание — царица доказательств».

 

На какой стадии у компаний еще есть шанс своим признанием избежать наказания?

— Стадия обращения в антимонопольный орган для нас не имеет существенного значения. По закону это может быть и до возбуждения нами дела, так сказать, на стадии предварительного расследования, и уже после того, как дело было возбуждено. Но скоро такая легкая жизнь закончится. Мы считаем, что адаптационный период, в течение которого эта норма работала, подошел к концу. Разработан второй антимонопольный пакет, о котором мы говорили в прошлый раз и который уже официально внесен на рассмотрение в Правительство России.

В частности, он содержит поправки к КоАП, в которых сформулированы правила, позаимствованные нами у зарубежных коллег. Речь в них идет о том, что полностью избежать наказания удастся только первому заявившему, а второй, третий и так далее могут рассчитывать лишь на некоторое снисхождение, но не на абсолютное освобождение от ответственности.

 

Все это касается административной ответственности. Но существует же и уголовная ответственность за картельные соглашения?

— Для должностных лиц, которые участвуют в незаконном сговоре либо осуществляют координацию между своими компаниями, ст. 178 Уголовного кодекса предусмотрено уголовное наказание вплоть до лишения свободы. На сегодняшний день подготовлена новая редакция ст. 178 УК, также входящая во «второй антимонопольный пакет», которая содержит такую же норму, как и ст. 14.32 КоАП, то есть освобождение от уголовной ответственности.

Дело в том, что в нашем Уголовном кодексе подобных норм до сих пор не было. Мы, можно сказать, пионеры. Пока эти поправки только планируются, но есть основания надеяться, что скоро они будут реализованы, по всей видимости, в течение ближайшего полугодия.

 

Существуют ли какие-нибудь временные ограничения, так сказать срок давности для картельных соглашений?

— Если соглашение было заключено несколько лет назад и до сих пор продолжает действовать, для нас оно является длящимся правонарушением. Соответственно в этом плане никаких ограничений нет. Если же соглашение уже было расторгнуто либо стороны перестали его соблюдать и с момента расторжения прошло более года, срок давности считается истекшим. Исходя из общего правила антимонопольное расследование ведется по нарушениям, после окончания которых прошло не более года.

 

С начала действия этой нормы прошло не так много времени, есть ли уже какие-нибудь результаты?

— Об этом говорить еще рано. Мы немного подкорректировали нашу работу после создания специализированного управления по борьбе с картелями, и сейчас она осуществляется в новом режиме, многие дела еще не закрыты. Результаты есть, но их пока нельзя разглашать. Скоро, я думаю, можно будет встретиться еще раз и обсудить уже более конкретно: кто сдался, кого освободили от ответственности. Пока могу сказать только следующее: за последний месяц поступило пять заявлений, которые мы классифицируем как заявления по программе смягчения ответственности. По трем из них уже возбуждены дела, по двум ведется проверка информации, которая, как мы надеемся, даст положительный результат. Более подробных сведений я пока сообщить не могу.

 

Происходит ли какой-нибудь обмен опытом по данному вопросу с зарубежными коллегами?

— Да, мы стараемся как можно активнее пользоваться опытом других стран. Существует такая международная организация, как МКС (Международная конкурентная сеть); недавно она организовала в Лиссабоне семинар по практике раскрытия картелей. В частности, там обсуждалось, как программа по смягчению ответственности работает в разных странах.

Интересным опытом поделились бразильцы: они организовали у себя в стране день борьбы с картелями. Мероприятия проводились самые разные: по радио и телевидению рассказывали о борьбе с картелями, в местах большого скопления людей, на центральных улицах, в аэропортах, на вокзалах, в супермаркетах ходили молодые люди в специальных майках и раздавали листовки с информацией. Но самое главное — в течение этого дня все участники картеля могли сдаться и полностью избежать ответственности. И во второй половине дня работники конкурентного ведомства Бразилии наблюдали у себя в офисах непривычное оживление. То есть мероприятие оказалось результативным. Нам эта идея понравилась.