Барьеры для рейдеров
Очень болезненными для экономики и развития предпринимательства в стране были и остаются проблемы недружественных поглощений и корпоративных захватов. Сегодня необходимы новые изменения в корпоративном законодательстве.Об этих и других актуальных проблемах рассказывает Председатель Арбитражного суда г.Москвы, к. ю. н. ОЛЕГ МИХАЙЛОВИЧ СВИРИДЕНКО.

     Олег Михайлович, расскажите, пожалуйста, о том, какие предложения, связанные с изменениями в области корпоративного законодательства, готовятся в Арбитражном суде г. Москвы и направляются в ВАС РФ?
 — Упомянутая вами тема была и остается действительно значимой. Мы активно участвуем в совершенствовании норм законодательства. Так, в 2005 году в ВАС РФ проводилась конференция, посвященная данной проблеме на базе нашего обзора.

     Обобщение практики помогает выделять те вопросы, которые мы считаем наиболее важными для защиты законных интересов собственников. Остановлюсь только на трех наиболее важных.

     Законодательство России позволяет предоставлять в суд в качестве доказательства уведомление акционера (участника) общества о собрании участников — почтовую квитанцию без уведомления о вручении письма получателю (участнику).

     Для того чтобы провести собрание, достаточно направить обычное почтовое уведомление, причем неважно, дойдет оно или нет, достаточно просто направить пустой конверт или конверт с предложением прийти на собрание.

     Мы же предлагаем предусмотреть в Законе об АО норму следующего содержания: «Лица, созывающие собрание, обязаны направлять акционерам сообщения о проведении собрания заказным письмом с описью вложений, с уведомлением о вручении. Акционеры, владеющие более 25% акций, должны извещаться (кроме заказной почты) с помощью телеграфных сообщений.

     Общее собрание акционеров правомочно, если на нем присутствуют акционеры, обладающие более 50% голосов размещенных голосующих акций. При этом общее собрание акционеров не может быть проведено, если к моменту его проведения отсутствуют акционеры, в отношении которых общество (лицо, проводящее собрание) не располагает доказательствами того, что данные лица получили или не смогли получить или отказались получить сообщение о проведении собрания и доля участия данных лиц в капитале общества (акций) составляет не менее 20% от общего количества голосующих акций».

     Другое, на наш взгляд, не менее важное предложение касается повторных собраний акционеров. Закон об АО позволяет проводить повторные собрания акционеров при наличии кворума для принятия решений (30% голосов), то есть принимать решения помимо воли владельца контрольного пакета.

     Нередки случаи, когда повторное собрание проводится при отсутствии проведения первого. Чем опасно для владельца контрольного пакета повторное собрание? Тем, что при его проведении достаточно набрать всего 16% голосов при явке 30%, и фирма ока-
жется в руках рейдеров. Представляется необходимым в срочном порядке исключить возможность проведения собрания и приятия каких-либо решений в отсутствие акционеров, обладающих более 51% акций, то есть возможность проведения так называемых повторных собраний как таковых (изменения в ст. 58 Закона об АО).

     Еще одна проблема, о которой следует упомянуть. В действующей редакции ФЗ об АО отсутствуют четкие разъяснения по вопросу о ведении двойного реестра акционеров и последствиях такого ведения.

     В судебной практике встречаются случаи, когда представители сторон ссылаются на ведение двойного и даже тройного реестра различными реестродержателями, как следствие — наличие двух и более гендиректоров. Наличие двоевластия приводит к дезорганизации деятельности предприятия, силовым захватам и так далее. Необходимо как можно скорее дополнить ФЗ об АО нормой следующего содержания: «В случае если подлинный реестр не утрачен и известен держатель реестра и его местонахождение, запрещается ведение иного, кроме подлинного, реестра акционеров кем-либо (вне зависимости от того, что держатель реестра по каким-либо причинам отказывается его передать законному владельцу (эмитенту). Все действия по ведению параллельного (альтернативного) реестра в данном случае являются незаконными, сам реестр — недействительным, а записи в нем — не имеющими юридической силы с момента их совершения». Целесообразно не только предусмотреть в КоАП РФ, что за данное правонарушение ФСФР России отзывает лицензию, но ввести в УКРФ уголовную ответственность должностных лиц с наказанием до 5 лет лишения свободы.

     Обобщая судебную практику, мы подготовили 16 подобных предложений о внесении изменений в Закон об АО и другие законодательные акты, и надеемся, что их реализация будет способствовать исправлению ситуации.

     Сегодня следует идти по пути усложнения системы регистрации предприятий. Раньше было наоборот — упрощенная регистрация возникла в связи с тем, что в конце 90-х годов государство сознательно шло на это, поскольку преследовалась цель уменьшения административных барьеров.

     Тогда нужно было, чтобы заработал бизнес, экономика страны в целом. Сейчас ситуация меняется. Представим, например, что в регистрирующий орган приносят решение и там не могут провести его юридическую экспертизу, и регистрируют это решение, а тот, против кого оно принято, начинает его оспаривать. Это порочная практика. Юридическую экспертизу следует все-таки ввести.

     Однако, к сожалению, приходится признать, что все перечисленные меры противодействия захватам и рейдерам необходимы, но мы можем и опоздать с их внесением, вскоре потребуются уже новые средства защиты. Ведь юристы, так называемые рейдеры, тоже работают в этом направлении, причем на опережение.

     Сейчас решается не только конкретный правовой вопрос, данная проблема влияет на развитие предпринимательства, экономики России и затрагивает определенные политические вопросы, поскольку данные проблемы мешают созданию благоприятного инвестиционного климата в стране. Если предприятия будут так легко исчезать, то инвестиции в страну не пойдут. Принимать изменения нужно очень оперативно.

     Сейчас вносятся изменения в Закон о статусе судей. Во многом они посвящены социальным гарантиям судей, в том числе планировались новеллы, касающиеся декларирования судьями своих доходов и имущества. Каково Ваше мнение, должно ли действительно общество контролировать доходы и имущество судьи?

     — Следует отметить, что вопрос о прозрачности доходов в свое время обсуждался на Съезде судей, он действительно актуален и, считаю, что решение этой проблемы не следует откладывать надолго.

     Кроме того, обсуждается вопрос о переназначении судей, а именно председателей и заместителей судов. Существуют ли еще какие-либо проблемы, на Ваш взгляд, связанные с назначением судей?

     — Следовало бы упростить процедуры конкурса для действующих руководителей судов, а возможно — и для действующих судей. При объявлении вакансий на должность судьи или руководителя суда в конкурсе участвуют все, в том числе и действующий председатель. Предположим, участвует действующий судья, и вопросы к нему у комиссии примерно такие: «Сколько лет вы работаете, сколько отменено решений?…» и так далее. Одновременно с ним на должность судьи претендует другой человек, которому задаются совершенно иные вопросы — это и понятно, ведь он ни дня не работал судьей: совершенно разные весовые категории!

     Полагаю, что у тех, кто работает в судебной системе, должен быть в некоторой степени упрощенный конкурс.

     Аналогия, которую можно было бы использовать в этой ситуации, имеется в действующем ФЗ «О статусе судей РФ» и касается она судей, работающих в судах соответствующего уровня. А выбор за Президентом РФ.

     Что же касается переназначения судей, то я эти изменения полностью поддерживаю, поскольку в системе не только арбитражных судов, но и судов общей юрисдикции суд не может оставаться без руководителя. Думаю, что если это предложение пройдет, то это будет только плюс для судебной системы в целом.

     Олег Михайлович, Вы уже год как вступили в должность, что Вам удалось сделать за это время?

     — Непростое было время — руководство суда работало в подавляющем меньшинстве: Председатель, который в том числе вел и административную коллегию, его заместитель — Анатолий Николаевич Антошин — отвечал за гражданскую коллегию и Николай Петрович Логунов руководил всеми хозяйственными вопросами.

     Три человека занимались той работой, которую по штату положено выполнять председателю суда и пяти его заместителям! Три человека эту работу за год освоили, причем так освоили, что, когда подводили итоги года уходящего, оказалось, что показатели Арбитражного суда г. Москвы улучшились в два и более раз.

     Количество судей уменьшилось, некоторые ушли в отставку, но качество правосудия улучшилось, несмотря на то что, как уже сказал, работали в меньшинстве, и низкий поклон всему коллективу судей.

     Самое главное — нам удалось совершить некий прорыв в области публичности и доступности правосудия. Мы реорганизовали наш сайт в Интернете и размещаем на нем информацию о рассмотрении всех дел на неделю вперед. Любой предприниматель, гражданин может теперь зайти на сайт и узнать, когда назначено слушание интересующего его дела — тем самым мы значительно снизили нагрузку на нашу справочную службу. Кроме того, выпускается наш журнал, готовится к выпуску уже второй документальный фильм о нашем суде — «Судный день», и главное, мы достойно встретили наш юбилей — 70-летие со дня образования Московского арбитража! (см. «эж-ЮРИСТ» № 48, 2005 г.)